Осталось...

Tv novelas и не только.Форум о теленовелах

Объявление

Доброго времени суток всем! Добро пожаловать на форум "Tvnovelas и не только"!
Навигация по форуму Стоп кадр Наши активисты

Правила форума


Новости форума


VIP-раздел


Мы в контакте


Проекты нашего форума


Регистрация


61 СЕРИЯ!


    Здравствуй, гость! Для просмотра всех разделов вам необходимо зарегистрироваться

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов России » Талисман любви (2005) - Россия


    Талисман любви (2005) - Россия

    Сообщений 41 страница 58 из 58

    41

    Серия № 43
    Следователь докладывает Паше, что искали они весь день и всю ночь, да никого не нашли. Паша пугается, уж не думает ли он, что Касси… мертва? Но следователь думает, что она в сговоре с преступником, и лгала им, что хочет помочь. Паша пылает праведным гневом, он верит Касси, как самому себе, и горячо уверяет, что Платон может силой держать ее при себе. И что Платон мог узнать, что она помогает полиции, и тогда… Паша в ужасе: Страшно подумать, что будет с ней!
    А Платон в номере гостиницы, сидит за столом над закрытой книгой, и глаза его закрываются, а голова безвольно падает. Но он старается бодриться и не уснуть. Касси уговаривает его отдохнуть, но он не собирается. Она встает и подходит к окну, смотрит… Платон просит ее отойти и задернуть занавески. А потом усмехается: Впрочем, здесь нас все равно никто не найдет… Касси с отчаянием: Сколько можно прятаться?! Платон, ковыряя форзац книги ножом, обещает, что вот с книжицей разберутся, камушки повынимают, продадут, и на первое время хватит… Подцепил ножом один из камней в переплете, хотел поднажать, но сзади раздался отчаянный крик Касси: Нееет! Замер…
    Надя опять у Васи на конюшне… Оба смотрят друг на друга влюблено и шепчут, что за час соскучились… Медленно движутся друг другу навстречу… Улыбаются… Сошлись, и утонули в долгом поцелуе… А дверь в конюшню на ветру ходуном ходит.
    Даниил надвинул шляпу на глаза, и сдержанно попрощался: До завтра. Пошел было, а Ольга порывисто: Куда же Вы теперь? Он резко остановился, повернулся к ней: Не знаю. Помолчал, потом осторожно: Вообще-то, матушка Ваша пригласила меня остаться…неудобно ее обидеть… Ольга поспешно: Тогда оставайтесь, конечно! Тут сокровища. Вы же ради них здесь. Он: Чудесно. Значит, в подвал. Мне не терпится увидеть Вашу улыбку.  Ольга говорит, что сейчас ей надо увидеть брата и сестру, а с подвалом позже. А он пока может идти туда один. Он радостно: Тогда приходите позже. Ухмыльнулся: Смотрите, не опоздайте! Ольга ушла, а он уселся на стул…
    Саша стучит обеими руками в дверь. Лиза, сидящая поодаль,  слабым голосом: Бесполезно… Оба они уже изрядно потеряли силы, вид у них сильно измученный, а лица и одежда перепачканы сажей. Саша возвращается к ней и пытается приободрить: Ты не бойся, нас наверняка уже ищут! Лиза спокойно: А я не боюсь. Одной было бы страшно. А с Вами – никого не боюсь! Саша сел возле нее на постамент, где лежала книга, и увидел что-то возле колонны. Протянул руку и осторожно достал сложенный лист бумаги. Лиза с трудом ворочая языком: А это что?  Саша: Какая-то записка… Развернул и читает…
    Люба с мужем. Она говорит, что не ожидала от Саши такого поступка. А он не верит, потому что Саша отвечал за всю семью, и вот так бросить все, семейное дело – не похоже на Александра. Люба с раздражением: От этих детишек не знаешь,  что ждать! Гавриил угрожающе: Что? Она испугалась, что сморозила лишнее, и быстро пояснила, что размышляет, что же теперь в обществе говорить по поводу этого. И добавляет, что она Лизу сразу раскусила, и знала, что от нее беда будет… Влетел радостный Савва, поздоровался, расцеловался с сестрой и объявил, что по поводу своих именин устраивает бал-маскарад. Люба не смогла сдержаться. Грозно: А деньги на праздник ты где возьмешь? Савва замер… Она испугалась сказанного, изобразила улыбку: Впрочем, почему бы нам не повеселиться? Гавриил неожиданно поддержал: Да! Пусть думают в Петербурге, что у нас все хорошо!
    Лиза спрашивает: Что там? Саша: Завещание. Мой прадед оставил все это состояние Татьяне… Лиза плачет: Не принесло счастья ей это золото, Александр Гаврилович… Она умерла, он умер… Но они наверняка любили друг друга и мечтали… Слезы льются из глаз Лизы, и она в мыслях унеслась куда-то, не замечая, как Сашино лицо стало взволнованным, он вскочил и заметался, глядя куда-то в сторону, с отчаянием: Мечтали…. Уехать, убежать, увести тебя на край света… Лиза внезапно поднимает на него удивленные глаза, рот ее приоткрывается… А Саша договаривает с горечью: Люди мечтают об одном, а получают… совсем другое… Лиза встает и смотрит на него пораженно…
    Гремит гром, и Платон спрашивает у Касси, что это. Она с опаской осматривается по сторонам, и говорит испуганно, что не знает. Платон с уважением: В этой книге сила немереная… Касси начинает фальшиво уверять его, что вовсе нет. Он видит, что она врет, снова достает нож и делает вид, что сейчас выковыряет  камень. С усмешкой: Стало быть, раскурочу ее и камни продам! Касси кидается к нему: Нет!  Ладно, все расскажу, что слыхала. Только пообещай мне, что ты не обернешь это во зло… Платон требовательно: Говори! Касси рассказывает, что говорят, эта книга судьбы людей читает, и может управлять судьбой мира… Ею Наполеон владел, а как потерял – сразу войну проиграл. Платон прищурился: Наполеон, значит? Проверим! Открыл книгу, и наткнулся на гравюру, где изображен он и рядом сундук с драгоценностями.. Замер: Так… это что же… Я разбогатею?! Радостно смеется. Касси уныло: Выходит, что так. Он, не замечая ее тона: А что тут есть еще? Листает, а там картинки начали исчезать… Платон недовольно: Чей-то я ничего не вижу про судьбы мира! Касси останавливает его: Погоди, может, мы чего не так делаем. Поэтому книга и не отдает свои секреты.  Они рассматривают переплет, и Касси замечает, что там выщерблен кусок. Она думает, что тут что-то отвалилось, будто кто-то тоже ножом поковырял. Но потом узнает, что это углубление похоже на контуры их камушка… Платон понимает, что камень нужно приладить в это место. Задумчиво: И опять нам без него никак не обойтись…
    Надя и Вася нежно и увлеченно целуются, их застает Люба. Она страшно возмущена, а Надя с вызовом заявляет ей, что любит Василия и хочет выйти за него замуж. Вася вставляет, что будет почитать и уважать ее дочь. Люба презрительно: Моя дочь в уважении конюха не нуждается! Вася, обращаясь к Наде, спокойно говорит, что пойдет, а она тут пусть с матушкой потолкует. И отошел прочь. Люба набрасывается на Надю: Ты что это замуж собралась? Ты уже замужем! Надя говорит, что это мать ее заставила выйти за Лео, а она его никогда не любила. Люба: Благословения от меня ждешь? Не дождешься! Саша сбежал с его сестрой, тут ты… Вася услышал: Лиза? Категорично: Она не могла! Не верю! Люба орет: Я не позволю красть мою дочь! Вася удивленно и невозмутимо: Красть? Я бы не стал. Надежда Гавриловна сама решилась составить мое счастье. (мне в этой сцене очень Вася понравился. Такой спокойный, рассудительный,  к Л.Е. никакого подобострастия.
    Гавриил утешает Юлю, а она говорит со слезами, что ее переживания не напрасны были – Саша ее бросил. Гавриил: Я не верю в это! Ты не волнуйся, тебе это сейчас нельзя… Юля истерично: А Саши нет! Нет! Гавриил спокойно говорит, что наверняка найдется объяснение его отсутствия: Я никогда не поверю, что он способен на такой поступок, и ты не должна верить! Тебе надо сейчас думать о ребенке. Заботливо: Ты обедала? Надо сказать Ульяне, чтобы она следила за твоим питанием. Приказать принести тебе теплого молочка? Гладит ее по голове. Юля кивает и всхлипывает: Хорошо….
    Саша смотрит на Лизу, которая не отрывает от него пристального и красноречивого взгляда. Волнуется:  Что ты так…смотришь, Лиза? Лиза пораженно: Как же я сразу не поняла…. Какая же я глупая… Схватилась за голову: Какая же я глупая! Снова смотрит на него как-то нежно и вся лучится светом: А я письмо прочла, и меня прямо в жар ударило – будто человек, писавший письмо, все мои тайные мысли знает… С восторгом: А это были Вы!
    Саша засуетился, отвернулся в сторону, будничным тоном: Не будем об этом. Нужно выход искать. Я думаю, дверь откроется изнутри, и камень (пристально рассматривает камень на своей ладони, будто увидел впервые) еще раз нам поможет… Всю эту его тираду Лиза слушает, не отрывая от него светящийся взгляд, в котором читается невысказанный вопрос… Саша замолкает и находит силы прямо взглянуть в ее глаза: Да. Это я писал. Лиза прикрывает на секунду глаза, легкая улыбка трогает ее заплаканной лицо, отводит взгляд, и снова смотрит на него с улыбкой счастья, и глаза ее наполняются слезами… (сцена сыграна на сумасшедших эмоциях, актеры блестящее это сделали…. нет слов…)
    Лиза заговорила: И как же я этого не замечала?! Вы же с самого первого дня помогали мне и заботились… Улыбается: Помните, как Вы заступились тогда за меня в конюшне? Саша тоже смеется: Ты бы видела себя! Глаза такие большущие! Лиза смеется: А  вы подсмеивались надо мной.. Саша горячо: Нет! Лиза весело: Подсмеивались! Но Саша не соглашается. Потом садится, и глядя в сторону, приоткрывает душу. Серьезно: Знаешь, в моей жизни было мало искренности, люди лгали мне… А ты… как света луч… Лиза спохватывается, что ей нечем его отблагодарить… Саша с силой: Нееет, ты не знаешь… Вот плохо мне, а как ты придешь, как скажешь что-нибудь… Передразнивает ее со смехом. Лиза тоже хохочет от души и вспоминает, как они тогда в подвале… Ее осеняет: Получается, именно этот подвал нас и сблизил… Они сидят рядом, смотрят друг на друга серьезно и нежно… Саша тянется к ней, а она навстречу… Лиза закрывает глаза, и их губы чуть-чуть, нежно касаются друг друга ….
    Ольга спрашивает Пашу: Будем искать Сашу с Лизой? Но тот отмахивается: Нет! Лиза меня сейчас не интересует! Его волнует только Касси, И он про нее говорит и говорит, и так увлеченно, ничего не видя вокруг, что обещал ей не дать ее в обиду, что с детства ее защищал… С горечью: Я бредил Лизой – и вот расплата – Лиза сбежала с братом, а Кассандра в беде…
    Платон в мечтах: Ты понимаешь, что это значит?! Если найду камень, буду власть над всем миром иметь! Понимаешь? Касси совсем уныло: Понимаю… Он обещает ей, что у нее будет все, чего бы она не захотела… Касси неожиданно: Я многого не хочу. Я конфет хочу. Платон удивленно: Конфет? Целует ее. - Будут тебе конфеты! Одевается и заявляет: Только я тебя запру. Касси расстроено: Зачем? Он с нотками подозрительности: На всякий случай. Вдруг, кто явится… Незвано… Уходит: Я скоро! Ушел, Касси выглянула в окно, кинулась к столику, быстро написала записку, завернула в нее денежку и к двери… Прислушалась, услышала приближающиеся шаги.. Когда они поравнялись с дверью, сунула  под нее записку, и замерла… Идущий остановился возле ее двери… Замер… Записка исчезла. Касси принялась радостно креститься…
    Люба давит на Надю, что ей не может быть безразлична семья – Александр бросил жену, теперь она… А надо о железной дороге подумать.  Надя стойко переносит атаку. Заявляет с вызовом, что ей надоело отвечать за семью, Саша подал ей хороший пример, что нужно думать о своем счастье. Люба продолжает, что репутация семьи рухнет, и тогда ей не на что будет жить с ее конюхом. Но Надя возражает: Не надо пугать, я могу жить в деревне. Уже пробовала, и справилась. Я уже решила. Тогда Люба меняет тактику: Ты уже взрослый человек. Ты можешь поступать по-взрослому. Надя: Что ты имеешь в виду? Люба говорит, что допустим, Лео ей даст развод, а семья согласится на ее брак с Василием. Но ведь он не сможет войти в семью! Надя говорит, что будет бал, все там будут в масках – вот прекрасная возможность проверить Васю: Василий может попробовать! Люба: А если он выставит себя на посмешище? Надя уверенно: Не выставит! Люба быстро обдумывает это, и видно, что в голове у нее роятся какие-то нехорошие мысли. Люба: Хочешь рискнуть? Надя решительно: Да! Люба задумчиво: Ну, попробуй…
    Павел читает записку от Касси, и нетерпеливо говорит вошедшему в тот момент следователю, что надо срочно ехать. Тот взял записку, читает, и зовет его в карету. Ольга говорит брату, что беспокоится за него. Он целует ей ручки, и обещает ласково, что с ним ничего не случится, пока она о нем думает…
    Платон рассматривает книгу: Ой, что за чертовщина? Касси в стороне, равнодушно: Что там? Платон: Смотри! Меня схватили  в этой гостинице.. .Я за решеткой, совсем старый… Касси делает вид, что удивляется. Платон резко: Собираемся! Уходим! Касси бежит к вещам, прикидывается, что падает и хватается со стонами за ногу. Он подбегает к ней, осматривает ногу. Касси вопит, что ей больно, он чертыхается, но о ней беспокоится. Она говорит, что не может идти, но он перекидывает ее через плечо и уносит…
    Гавриил заботливо суетится возле Юли: Может, тебе еще что-то принести? А она все о Саше. Он ей говорит, чтобы не сходила с ума – у нее есть семья, и если придется, он заменит отца ее ребенку. С нежностью: Я четверых воспитал… Юля со смешком: Хорошо ли воспитали, Гавриил Макарыч? Он потемнел лицом: Юлия, я понимаю, в каком ты состоянии, но не смей плохо говорить о моих детях! Юля быстро извиняется. А он: Они хорошие. Я знаю, что Саша вернется, и все будет в порядке. Юля, всхлипывая: Я благодарна Вам. Я только теперь поняла, как хочу этого ребенка! Гавриил радуется этому, целует ее в макушку: Прости, коли что не так сказал… Юля: Вы простите… Он уходит, а она вскочила, вся в слезах, потрясенно: О, Господи, что же я делаю? Саша…
    Даниил в подвале. Приходит Ольга, жующая яблоко, и интересуется, нашел ли он сокровище: Или ждете меня? Он, усмехаясь: Да, конечно! Жду! После того, как Вы утаили от меня ключ? Жду! Ольга, откусывая от яблока: Нельзя быть таким злопамятным! Даниил хохочет и облокачивается на рычаг, торчащий из того самого шкафчика… Шкафчик отъезжает, а Даниил с удивлением на это смотрит…
    Юля несется по лестнице вниз, выкрикивая: Сашенька! Спотыкается еще наверху, падает и катится  по ступеням до самого низа. И останавливается бездыханным телом у самых ног вошедшей с улицы Стеши…
    Стеша в панике начинает звать ее по имени, Юля шевелится и силится сесть. Стешка радуется, что она живая, говорит, что к маме в гости пришла, и хочет послать за доктором. Юля с трудом выдавливает, что не надо доктора. Стешка убивается над ней, а Юля: Уйди, говорю! Стешка растерянно: Уйти? Помогает Юле подняться. Та с огромным трудом встает, потом хватается за бок. Стешка вопит: Где больно? Где? Юлю шатает, и она падает на пол. Стешка орет душераздирающе: Мама! Мама!
    Лиза с испугом: У меня голова кружится! Как будто воздуха не хватает…  Саша озабоченно: Дыши ровно. Лиза старается. И спрашивает: Это что? Пройдет?  Они нежно соприкасаются щеками, как в том Сашином сне… Саша трепетно: Конечно…. Конечно, пройдет…. Лиза вдруг привстала, и упала… Саша склонился над ней в тревоге: Дыши! Дыши! Лиза лежит, с трудом дышит. Слабым голосом: Александр Гаврилович, мне что-то нехорошо… Саша уложил ее, с волнением: Ничего… Это скоро пройдет… Вот так. Дыши, Лиза, дыши… А сам в отчаянии оглядывается по сторонам, и видно, что ему самому нелегко дышать…
    Надя привела Васю в темную комнату, поставила свечи, и велела ему пообещать ей, что он   все сделает, как она скажет. Он обещает, и она заявляет, что он будет сейчас учиться танцевать. Вася пытается возмутиться, но уже пообещал. Она объясняет ему, что он должен доказать на балу, что не хуже любого аристократа. Он говорит покорно, что если ей это так важно…Сделает! Она учит его приглашать даму на танец. У него выхолит очень коряво. Она просит его пройтись, а он откалывает чечетку, потом поднимает ее и кружит.  Она просит его представить, как ходит Павел: Ты победитель! Весь мир у твоих ног! Он встал на колено возле ее ног: Весь мир у моих ног, а я у твоих! Надя заводит музыкальную шкатулку, и начинает его учить вальсировать. С первых же шагов у Васи отлично получается. И вот… полутемная комната… играет шкатулка… А Вася с Надей кружатся под музыку…
    Следователь в номере, где обитали раньше Платон с Касси, говорит Паше, что портье подтвердил – они здесь жили. Паша быстро меряет комнату шагами и требует ехать за ними в погоню. Горячится: Теперь вы понимаете, что она с ним не по своей воле?! Платон может узнать о записке… Ее нужно немедленно найти, пока не поздно!
    Касси сидит в какой-то дыре, Платон укутывает ей ноги. Она страдает: Сколько можно скитаться по углам?! Он говорит, что в гостинице, конечно было удобно, но их выдал, видимо, тот парень, что записывал постояльцев. Касси невинно: Ты думаешь, это он? Платон: Больше некому…  Но здесь нас не скоро отыщут. Снова развернул книгу. Радостно: Смотри, Кассандрушка! Моя  судьба опять переменилась! Опять богатство и жизнь долгая. Его осеняет: Что же, значит, мы сами можем свою судьбу менять! Касси смотрит на него испуганно и безнадежно: Выходит так…  Платон радуется, что с этой книгой он на шаг впереди полиции и всех остальных, что он непобедим, как Наполеон. Касси смотрит на него и молчит…
    Дронов увлечен подвалом, Ольге страшно и неуютно, она просит его поскорее уйти отсюда. Он  сперва веселится, потом соглашается. Говорит, главное, чтобы Платон их не опередил. Он пугает Ольгу и хохочет. Потом говорит, что утром они сюда вернутся. Они уходят в дверь, он еще раз пугает ее тем, что пытается закрыть за собой дверь. Она вскрикивает, а он веселится пуще прежнего. Они уходят…
    Лиза, лежа на спине, с трудом бормочет: Мы умрем… Мы умрем… Саша сидит, склонившись над ней, из последних сил: Нужно верить… Надеяться… Лиза шутит: Сперва умрем мы…. Потом наша надежда… Саша улыбается слабо: Ты шутишь, значит, еще не все потеряно… Лег возле нее, головой возле ее головы… Лиза тихо: Я шучу, потому что мне совсем нечем дышать… Слабо стонет. Саша, глядя куда-то ввысь, еще находит последние силы для помощи: Не дыши глубоко, Лиза, дыши мелкими вздохами… Начинает так дышать сам: Вот так… Слышишь, Лиза…

    0

    42

    Серия № 44
    Паша таскает следователя по трактирам уже которые сутки в поисках Платона и Касси. Тот предлагает ему передохнуть, а то еще один день без отдыха, и поиски для барчука окончатся. Но Паша одержим…
    Платон с Касси в одном из трактиров. Он, не скрываясь, ест, пьет, веселится, ничего с книгой ему не страшно. Подзывает к столику Мирона, предлагает выпить. Тот не отказывается. Он рассорился с Борей, и ушел от него. Платон предлагает ему работу на себя. С улыбкой: Зла не помню! Тот опять не отказывается.
    Юля в кровати, рядом на стуле дремлет Стешка. Юля стонет и требует воды. Стеша подскакивает на месте и выполняет приказ. Стешка уговаривает ее за доктором послать, ведь всю ночь стонала. А Юля настойчиво: Не было ничего! Ты ничего не видела. Стешка: Как не было, когда Вы ребеночка скинули? Юля, угрожающе глядя на нее, внушает, что ничего Стеша не видела и не знает: Никто не должен знать об этом! Поняла? Стеша испуганно кивает часто головой…
    Оле неуютно в подвале, и она просит Дронова уйти, потому что тут ничего нет. Он неожиданно выскакивает у нее за спиной, как черт из табакерки, и ухает совой. Она чуть дергается от неожиданности, и раздражается: Слушайте, неостроумно! И говорит, что тут все равно нечего делать, потому что Платон их опередил. Даниил просит ее стоять на месте и постараться ничего не говорить. Начинает долго и медленно простукивать камни в стене.
    Саша, услышав какие-то звуки, очнулся, прислушался. Не веря в то, что это реально: Что мне, мерещится, что ли? Кинулся к Лизе, лежащей неподвижно с закрытыми глазами: Ты слышишь голоса? Ты слышишь голоса, Лиза?! Но она уже ничего не слышит… Приподнялся на руках, закричал отчаянно: Мы здесь! Помогите! Мы здесь, откройте нас! От таких усилий задохнулся, и упал обратно на пол…
    Боря вдумчиво сражается за шахматной доской сам с собой, и интересуется у своего подручного о Платоне, которого видели попивающим водочку в его любимом кабаке, и не выпускающего из рук какой-то мешок. Подручный спрашивает, какие будут приказания. Боря спокойно требует найти, связать и привести к нему. Бандит обижается, что денег ему, помнится,  за Платошу обещали…  Боря задумчиво вещает, что дело надо сперва сделать, причем, нужен он ему живой – разговор есть.
    Платон довольно ржет. Мирон подхватывает. Касси неожиданно сообщает, что хочет пирожных. И собирается за ними отправиться, да Платон велит сидеть – сам пойдет. Мирон тихо пугает Касси, что она связалась с убийцей, а он и ее может замочить. Но Касси не робкого десятка – просит не выдавать Платону, что ей ведомы его дела, и взамен обещает не выдать Мирона – Платон не знает, что они уже не первый раз встречаются, и что Мирон помогал его искать.  А уж коли узнает, тому совсем худо будет. Это убеждает Мирона и он согласен не выдавать ее. В это время Платон за занавеской в углу трактира открывает свою книгу и видит пустую страницу, на которой тут же на его глазах появляется надпись. Он читает ее и косится на столик, где сидят Касси с Мироном…
    Саша с трудом добрался до двери и заколотил в нее: Мы здесь! Спасите нас! И опять к Лизе, надрывно: Лиза, не умирай! Не умирай! Я не дам тебе погибнуть!
    Даниилу показалось, что с той стороны стены раздаются еле слышные удары и чьи-то слабые крики. Он остановился и замер. Ольга, раздраженная его упорством, не приносящим плодов, опять принялась выговаривать: Что остановились? Устали? Он на нее пшикает, но она обижается и возмущается, что он ей затыкает рот в ее собственном доме. Она заорал: Да помолчите Вы! И натурально заткнул ей рот ладонью. Голоса раздались более отчетливо. Дронов прислушивается: Слышите, голоса? Отпустил Ольгу, она стоит молча. Он опять: Вот! Вот!  Раздраженно: Что Вы молчите? Ольга возмущенно: Вы же сами мне велели молчать! Он начинает кричать, что она его утомила. А она – что он ее. Она в сердцах пообещала, что уходит, и пошла к двери в подвал. Он: И идите!  Опять голоса! Она было начала презрительно: Да ничего там нет! А он заорал: Где у Вас лом? Где дворницкая? Она в растерянности: На заднем дворе… Он затолкал  ее  обратно за дверь, ведущую к выходу, и ринулся туда сам…
    Платон велит Мирону нанять карету, и они едут к Борису. Высокопарно обещает Касси, что ему нужно доказать Глушковскому свою непричастность к убийству его брата. Касси хочет остаться, но Платон не соглашается. Касси пугает, что его там убьют, а он смеется и лишний раз напоминает ей, что ему с книжкой ничего не страшно. И радуется, что скоро они вместе делов наворотят.. А Касси от этих слов только хуже становится…
    Ольга с Даниилом вернулись в подвал, он просит ее отойти и с раздражением: Камень, камень… Осточертел мне этот камень! И лупит ломом по закрытой крутящейся двери, которую Саша с Лизой открывали талисманом. Она запросто поворачивается вокруг вертикальной оси, и Даниил с Ольгой устремляются в проход… (вот и есть подтверждение, что не все сцены нам показывают! например, мы видели в видеоролике репетиции этих сцен. И по сценарию Ольга уже знала, что за стеной Саша, и кричала: Сашенька, потерпи, мы сейчас! Но это вырезали… А зря – совсем не понятно, отчего она так ворвалась в помещение без всякой опаски и кинулась Саше прямо на шею…)
    Саша у двери стоит на четвереньках и молит отчаянно: Откройте, скорее! Лиза умирает! Подполз к ней, склонился: Лизонька! Слышишь! Мы спасены, Лизонька! Лиза не проявляет признаков жизни. Саша все отчаяннее: За нами пришли! Слышишь? Дыши, Лиза!  Выбитая дверь пропускает внутрь Ольгу. При виде Саши она кидается к нему, обнимает: Сашенька, милый! Как вы сюда попали?! Саша быстро отстраняется, тянется к Лизе, которой Дронов нащупывает пульс, и скороговоркой:  Все потом, все потом! Нужно спасать Лизу! Ольга: Сашенька, нам сказали, что вы с Лизой убежали! Саша на мгновение замер: Кто? (и тут у нас пропал, как водится, видео сигнал на несколько секунд. Так что не услышала я, кто…) Саша горячечно: Потом разберемся! Наверх, к доктору! Сам берет Лизу на руки и уносит быстро прочь, потому что помогавший ему Дронов заворожено застыл посреди комнаты, вперившись в стену. Ольга взяла его за руку и потащила к двери, но он руку вырвал, и не двинулся с места. Она взглянула по направлению его взгляда, и увидела, как золотой кирпич в стене отражает колеблющиеся отблески огня…
    Закопченный Саша внес Лизу в комнату, где находилась Ульяна. Она разохалась и показала, куда положить Лизу. Саша беспокоится и суетится. Спрашивает нервно, послали ли за доктором. Ульяна успокаивает, что конечно. Она спрашивает его, что случилось, и рассказывает,  что Павел Гаврилыч сказал, будто они с Лизой сбежали. Саша поражен,  откуда брат это взял. Ульяна поясняет, что Юлия Андреевна показала ему сашину записку, да и вещи их куда-то пропали… Саша: Юлия Андреевна? Сбежали? С чего?! Нас закрыли в подвале! И склонился над Лизой с такой любовью и тревогой,  гладит ее по щеке,  а Ульяна, видя это, быстро выпроваживает его отдохнуть. Ему уходить неохота,  но она умело настаивает, и он сдается, но настрого наказывает – как придет доктор, сразу ему сообщить. Ульяна обещает. Он спрашивает, где сейчас Юлия Андреевна. Она говорит, что у себя, и снова выпроваживает его отдохнуть…
    Платон и Касси подкатили в карете к глушковскому дому. Платон собрался идти и попросил у Касси пожелать ему удачи. Она механически пожелала, и он ее страстно поцеловал. И только собрался вылезти, как увидел – Боря вышел в сопровождении своего неизменного телохранителя, сел в коляску, и куда-то поехал. Платон с досадой, что не успел, велел кучеру живо ехать за ними.
    Юля в постели. Стремительно ворвался Саша с горящим взором. Стешка вскочила с испуганной улыбкой: Ой-ой!  Он ее выпроводил, чтобы не мешала разговору. Юлечка кинулась к нему радостно, попыталась изобразить свое волнение за его долгое отсутствие, но Саша, улыбаясь ей: Ну что, Юля? Заперла нас с Лизой в подвале! Нехорошо, Юлечка! Юля прикидывается: Я не понимаю… Ты с Лизой проводил время…. Саша яростно: Не лги хоть сейчас, Юлечка! Я же знаю, что ты подделала записку. Ты же у нас хорошо умеешь подделывать мой почерк, не правда ли? Юля продолжает невинно лепетать: Я не знаю, о какой записке ты говоришь…. Саша перешел на страшный шепот: Прекрати, а? Юля взорвалась: Ты не кричи на меня! Это может повредить ребенку! Саша с сарказмом: Ребенку? А что будет,  когда он вырастет и узнает, что его мать хотела убить его отца? Ты подумала об этом? Ушел. Юлины глаза наполняются слезами, и она шепчет одними губами: Саша… (однако, она явно сумасшедшая…)
    Саша столкнулся в коридоре с Пашей, рассматривавшем маску. Паша страшно удивился, разулыбался,  и начал спрашивать про их побег с Лизой.  Саша с сильной досадой: Уж ты бы не повторял  эту глупость про побег! Нас заперли в подвале! Паша, с улыбочкой, кивает: А Лиза? Саша возмущенно говорит, что как может быть Лиза – столько времени без воды и воздуха?! Паша продолжает ухмыляться: А ты? Саша взрывается: Что я? Извини, мне надо отдохнуть. Паша соглашается: Иди, конечно. Саша уходит, а Паша весело улыбается ему во след…
    Борюсик выбирает себе свой пошитый костюм и интересуется, будет ли он на балу самым лучшим. Его уверяют, что будет, и он говорит о том, что самому лучшему костюму обещан приз. Забирает его и идет в примерочную. Из-за вешалки вылезает Платон, читает приглашение и смотрит список заказчиков костюмов: Гавриил Уваров – король… Недолго тебе править осталось… Робин Гуд. А вот ты-то мне и поможешь! Улыбается довольно, потом снимает с вешалки чей-то костюм с синим плащем и золотыми звездами на нем, и уходит.
    Саша сидит за чаем, а Паша показывает ему приглашение. Саша сперва недоволен тратами во время финансового кризиса семьи, но Паша объясняет ему, что это ловушка для Платона – они пообещали в качестве приза талисман. Саша с любопытством: А где его возьмете? Паша говорит, это неважно, главное, чтобы клюнул.  Тогда Саша встает, идет к своему пиджаку, вынимает из кармана камешек, и отдает его удивленному и обрадованному брату….
    Лиза проснулась, принялась сладко потягиваться, еще досматривая последние обрывки сна. Нежно позвала: Саш… Сашенька… Открыла глаза. Рядом настороженная Ульяна: Лизонька, тебе и во сне нет покоя! Лиза со счастливой улыбкой сообщила, что такой сон видела! Ульяна сухо: Знаю. Слышала. Во-первых, он тебе не Сашенька, а хозяин. Барин, и женатый. Не дури, Лизка! Лиза с озорной улыбкой: А сердцу не прикажешь, тетушка! Зажмурилась от удовольствия: Александр Гаврилыч такой необыкновенный… Такой… Ульяна поджала губы: Конечно. А законную жену он куда денет? В содержанки пойдешь? И тут стук в дверь. Лиза вся вытянулась в струну, глазами ждущими на дверь уставилась: Это он! Александр Гаврилыч! Села в кровати. Ульяна заворчала: Лежи, сама открою… Приоткрыла дверь, чтоб Лизе не видно было, кто пришел, увидела Сашу, и выскочила быстро в коридор. Приложила палец к губам. Саша тихо и с волнением: Как она? Не проснулась? Противная нянька с правдивым видом врет: Нет, ни разу! Ни разу! Саша вздыхает разочарованно. Ульяна: Вы ступайте, отдохните! Саша просит ее, что как только Лиза проснется, сразу дать ему знать. Она с невинными глазами пообещала, и он ушел. После чего покачала головой: Ой, нет покоя… Вернулась, а там Лиза радуется: Александр Гаврилыч? Ульяна строго: С чего ты решила? Это повар приходи спросить совета – в доме праздник, все суетятся.  Лиза разочарованно: Александр Гаврилыч обо мне не спрашивал? Ульяна: Нет. Ничего не спрашивал! Лиза перестала улыбаться. Ульяна сурово: Забудь. Не пара он тебе! Лиза снова расползлась в улыбке: А я чувствовала, как у Александра Гарвилыча сердце билось, когда он на руках меня нес! Ульяна опять пакостит: Прохор тебя нес, а не Александр Гаврилыч!  Лиза упрямо: Мне не могло привидеться! Упала на спину на кровать, закрыла лицо простыней: Мне не могло привидеться!
    В доме Уваровых много полицейских. Следователь не верит, что Платон их не заметит, а Паша благодушно утверждает,  что все предусмотрел – нарядит их в костюмы и маски.  Главное, есть приманка. Показывает талисман. Следователь заворожено смотрит на камень: Камень красив, но какой с него толк? Паша отвечает, - главное, что Платон считает, будто с его помощью можно найти сокровище…
    Саша приходит к отцу. Тот искренне радуется сыну. Саша сообщает ему, что их в подвале заперла Юля. Тут в кабинете обнаруживается незамеченная с начала мачеха, которая удивляется, что Юля никак не успокоится. Гавриил начинает про то,  что Юля сказала, будто Саша сбежал с Лизой, но Саша обрывает, и говорит, что это плод ее больного воображения. И рассказывает им о находке – потайной комнате со скелетом Григория Уварова. А в этой комнате все стены выложены золотыми слитками.  Люба ахает: Это чудо, сон какой-то! Гавриил хочет немедленно пойти туда и посмотреть. Но Саша останавливает их сообщением, что золото им не принадлежит. Вместе с ним нашлось письмо,  в котором все состояние Григорий Уваров завещает некой Татьяне с ее детьми.  Она показывает письмо, Люба хочет его взять в руки, но Саша не дает, говорит, что они слишком ветхое, и он его хочет куда-нибудь спрятать (так, скоро откроется новый сезон охоты …). Люба протестует, она считает, что нельзя отдавать деньги неведомо какой Татьяне. Но Гавриил заявляет, что Саша волен делать так, как считает нужным. Люба не может угомониться, и Гавриил ее спокойно ставит на место: Люба, разговор окончен. Дай Саше отдохнуть.
    Платон одевается, Касси просит взять ее с собой. Он говорит, что у него там много дел, да и за нее он не хочет волноваться. Она спрашивает, какие там могут быть дела? Он со смехом сообщает, что с графом Глушковским нужно побеседовать, и не хочет, чтобы тот его считал убийцей. Добавляет: И к Уваровым есть дельце – наш камушек они в виде приза выставили! Касси спрашивает, в каком он будет костюме. Платон скрытно: Это сюрприз! Дал ей денег на трактир и велел там дожидаться.  Поцеловал ее крепко и ушел. А она принялась брезгливо губы оттирать и обещать ему вслед: Что ж, Платон… Посмотрим, кто из нас хитрее… (уж явно, не она, глупая, могла бы уже изучить бывшего дружка…)
    Ольга закрывает спиной золотую стену, а Дронов обещает, что и ей тоже золотишка достанется. Она заявляет, что это золото ее семьи, и нашел его Саша. Дронов парирует, что зато он нашел ее брата и Лизу.  Предложил ей выдать ему 5 слитков за Сашу, 4 за Лизу, и вспомнил, что и ее спас. Спросил, сколько она за себя даст. Она возмутилась: Вы не посмеете! Он: Вы очень жадная, Ольга Гавриловна! Она с вызовом: Да! Он: Жаль. И тут она игриво: Я же говорила, сокровище Вам не достанется! Он прищурился: Вы так думаете? Это мы сейчас посмотрим! Схватил ее и  давай целовать крупным планом… Отстранился, глядя ей в глаза и улыбаясь: Может быть… золота я не возьму пока… Но что-нибудь захвачу непременно… И снова ее целовать крупным планом. Оторвался, сказал: Не скучайте, Ольга Гавриловна! И ушел. А она осталась, задумчиво и растерянно коснувшись своих губ…
    Лиза, сияя от радости,  принесла здоровенную коробку: Тетенька, что это? Ульяна: Может, это не тебе! Лиза с обидой: Как не мне? Мне! Я открою. Ульяна разрешила: Открывай. Лиза достала оттуда бело-серебристую изящную маску и белое платье с вышитым большим сердцем спереди. Приложила к себе , и сразу красоткой сделалась… Улыбается довольно: Красота какая, тетушка! Ульяна признала, что она в этом платье на принцессу похожа. Велела и корону приложить. Лиза радостно исполнила, и стала еще краше. Ульяна: Точно, принцесса. А теперь сними все, и положи назад. Лиза взмолилась: Как! Меня будет Александр Гаврилыч ждать! Ульяна: У Александра Гаврилыча после подвала все в голове повредилось. А ты не забывай – он женат! Лиза принялась умолять: Ну, тетушка, я один разочек хочу счастливой быть! А потом – будь что будет! Ульяна махнула рукой: Бес с тобой… Бес с тобой… Лиза в наряде и маске  смотрится в зеркало…
    Бал начался, расхаживают наряженные гости. Платона в бороде и под синим плащом и в капюшоне не узнать вообще. Озирается по сторонам, стоя в укромном уголке: Где же эта чертова Синяя борода? Пришла Касси в наряде, но без маски, легко узнаваема.  Паша в костюме мушкетера в парике с длинными волосами (забавно смотрится) радостно встречает ее. Они обмениваются признаниями, как сильно скучали друг по другу и думали все эти дни друг о друге.  Она интересуется, видели ли они Платона.  Паша спрашивает, в каком он костюме. Касси не знает, считает, он ей не доверяет.
    По лестнице в тяжелых доспехах, покачиваясь,  спускается именинник. Дойдя до фонтанчика, он под аплодисменты гостей водружает на него талисман и объявляет, что это приз. Платон улыбается: Не обманули, значит, Уваровы! За дурацкий костюм – такое сокровище отдать! Тут он видит, как двое подхватывают кого-то под руги и утаскивают, и безошибочно определяет, что дом полон полицейских: Шутите, шутите, а я посмеюсь! Надвинул капюшон поглубже…
    Люба приводит двоих здоровенных слуг в подвал, где ее уже поджидает Саша. Он разбивает ее планы, показав карту и объяснив, что если она начнет разрушать стены, весь дом рухнет. Она с подозрением: Ты не преувеличиваешь? Он спокойно: Нет, но Вы можете попробовать… Отошел в сторону. Она раздумала и отослала слуг: Я тебе верю, сынок! Но проверю… Саша: Хорошо. Пожалуйста!
    Юля наряжается с помощью Стеши в костюм доброй феи.  Стешка со смешком зависти: Ой-ой! Конечно,  добрая! Нужно было Лизке такой подарок сделать! Юля мрачно: Не завидуй. Каждая радость может горем обернуться… Стешка радостно: Задумали что? Расскажите! Ну, расскажите! Юля спокойно, но зловеще: Я же добрая фея, да? Так вот, Лизе мой подарок понравится…

    0

    43

    Серия № 45
    Паша с Касси говорят о Платоне, она чует, что он где-то рядом, а Паша беспечно считает, что раз полно кругом жандармов, его схватят. Но Касси пытается образумить его, что Платон всегда на один шаг будет впереди, потому что у него Книга Судеб. Она думает, что лучше ей попытаться его обнаружить. Но Паша заявляет, что не пустит ее к Платону, потому что достаточно камня как наживки.
    По лестнице спускаются новые персонажи. Вот идет король – Гавриил Уваров со своей супругой. Платон прячется в укромном уголке и наблюдает. Смотрит с прищуром на талисман на фонтанчике…
    Касси говорит Паше, что ему не камень нужен, он здесь, потому что здесь его враг – Борис Осипович: Я знаю, что он хочет его убить!
    Возле стены стоит Синяя Борода, и незаметно крутит в руке цепочку с ключиком… Платон надвигает капюшон…
    Надя в ярком рыже-красном парике (мне показался ее облик неудачным…) с Ольгой в костюме восточной царицы говорят о Васе. Надя волнуется, что его нет, а Ольга предполагает, что он уехал подальше от их семейки. (интересно, с чего такие выводы? может, нам опять вырезали какой-то важный разговор Васи с Олей?). Надя радостно заявляет, что с утра чувствует, что их жизнь с Василием должна измениться. Оля насмешливо: Только неизвестно, как… Тут возле них появляется Лео как из-под земли. Надя этим страшно недовольна. Ольга видит Даниила в  зеленом костюме Робин Гуда, и торопится к нему. Лео объясняет, что его теща пригласила. Обнимает Надю, чмокает в щечку, нагло улыбается и заявляет, что для всех она его жена…
    Юля продолжает тщательно наряжаться перед зеркалом, а Стешка, помогая ей, интересуется, как она сможет справиться с задуманным обманом – ведь живот теперь расти не будет. Юля спокойна как айсберг: А ты не тревожься. И примеряет колье….
    Ольга подходит к Робин Гуду и говорит ему, что его костюм тут точно не возьмет приз. А Даниил ей толкует, что ключик заполучить надо. Потом смотрит на нее и выпаливает какие-то слова на странном языке. И лыбится. Она округляет глаза: Ужас какой-то! Он бодро заявляет, что она кладезь тайн, и обещает, что может быть, он их разгадает…
    Саша в забавном костюме пирата стоит с папой возле лестницы и беседует. И вдруг застывает, глядя с удивлением наверх. По лестнице осторожно и неуверенно спускается неписанная красавица Лиза, с новой прической кудряшками, в диадеме и в потрясающем платье. У него захватывает дух: Боже, как она прекрасна…. Она почти дошла до низа, споткнулась, и Саша ринулся на помощь. Подхватил,  и получил очаровательную улыбку в награду…. Они стоят и молча смотрят друг другу в глаза, потом Саша приглашает ее на танец, и Лиза не отказывает…
    Мариула с цыганом в своих национальных нарядах поют и танцуют. Песня о любви и талисмане, очень красивая и чувственная..  Юля присоединяется к обществу, надежно укрытая маской, и пристально смотрит на медленно кружащихся в вальсе счастливых Сашу и Лизу…
    Паша говорит следователю, что он уверен – Платон где-то здесь. И еще – нельзя упускать из вида Глушковского…
    Лиза с Сашей замерли у фонтанчика, их руки трепетно касаются друг друга… Потом снова медленно кружатся в вальсе, совершенно поглощенные друг другом… Звучит прекрасная музыка…
    Юля смотрит на них, не отрываясь, и начинает задыхаться. Так ее находит Гавриил, и встревожено интересуется, не плохо ли ей.  Юля быстро: Нет, все хорошо! Я хочу попросить Вас, Гавриил Макарыч… И о чем-то зашептала ему в ухо, а у него появилось довольное выражение на лице…
    Платон меняет дислокацию. Савва стоит в сторонке, достает записку, разворачивает ее и рассматривает…
    Надя требует от Лео немедленно уйти: Не смей портить мне праздник! Он усмехается. Она: Тогда уйду я! Поворачивается к нему спиной, он хватает ее и торжествующе заявляет, что никогда не даст ей развода, и она не будет с этим конюхом! Надя злится, вырывается и убегает…
    Саша решается заговорить. С восхищением: Ты обворожительна, Лиза… Она, улыбаясь ему: Это все платье! Он вспоминает о том, что они еще недавно думали, что не спасутся… Лиза подхватывает, что если бы им сказали тогда, что они будут танцевать на балу, они бы не поверили…Саша: Везунчики мы! Помолчал, тихо: Если бы не ты, я бы так ничего и не понял – так бы и продолжалась бессмысленная жизнь,  наполненная семейными склоками… Мелкими неуверенными шагами к ним приближается Паша с жалобным выражением лица. Подойдя, начинает робко извиняться, что прервал их идиллию. Но ему нужно поговорить с Лизой. Саша оставил их и отошел. Паша, запинаясь, сообщил, что здесь Платон, и ей нужно держаться рядом с ним…. Или с Александром… Лиза слушает его, не проронив ни слова, пристально рассматривая горящие рядом с ней свечи. В их огне лицо ее задумчиво и взгляд отрешенный… Паша начинает снова: Бедная… Ты столько натерпелась в этом подвале… Губы Лизы трогает улыбка, но она продолжает смотреть на свечу: Я была не одна. Снова повисает пауза… Паша выдавливает: С Сашей тебе не было страшно? Лиза качает головой, улыбаясь… Паша никак не угомонится: Он… о тебе заботился? Лиза улыбается с нежностью: Заботился…
    Надя сталкивается в коридоре дома со Стешкой. Стеша со смешками поясняет, что больше у Лео не в горничных. Надя интересуется, кто же так решил. Стешка: Кто-кто! Леонид Максимыч! И со смесью гордости и обиды заявляет, что она оказалась слишком хороша, и он сослал ее на кухню, подальше от греха. Надя допытывается, не жалеет ли она, и о чем больше думает – о мести или о Леонид Максимыче? Стеша восторженно: Если честно, от такого мужчины я бы не смогла отказаться! И тут Надю осеняет, она просит Стешу приворожить, соблазнить его. Стеша подозрительно: Чего это? Вы, супруга, а такое мне предлагаете? Надя говорит, что это же не надолго – Стеша соблазнит, а она свидетелей приведет, и развод получит. Стешке это совершенно не по душе, она отказывается, потому что это Наде хорошо будет, а ее погонят… Надя напоминает ей о найденном сокровище, и обещает ей столько денег, что ей вовек работать не придется. Стешку это пришлось весьма по душе, и она выдала: Ой-ёй…
    Мариула напоминает цыгану: Ты песни пой, а о делах помни – нам надо сокровище искать. Цыган уходит петь, а ее сзади сгребает в охапку Дронов, и разочаровывает, что она не успела – сезон охоты на сокровища закрыт.  Интересуется, где Платон. Она вырвалась, и кинув раздраженно: Почем я знаю? Ищи ветра в поле!, убежала.
    Синяя борода мается у стены в одиночестве. Ольга подходит к нему и гневно: Как ты посмел придти сюда! Он удивляется, что она узнала его под маской. Ольга требует от него немедленно уйти, а он поясничает. И тут к ним присоединяется Даниил. Ольга нервно просит его проводить Борюсика к выходу, и покидает их. Дронов шепеляво, со смешками и  ужимками просит его выйти. Борюсик гордо заявляет, что это не ему решать. Даниил угрожает, что если еще раз увидит его в обществе Шахерезады Гавриловны, он пожалеет, что родился на свет.
    Во время их разговора проходивший мимо никем не замеченный Платон, быстро вытащил длинную и здоровенную  стрелу из колчана за спиной Дронова.  Даниил заламывает назад руку Борюсика, и выводит его из помещения, подталкивая впереди себя. Платон с колючим взглядом и со стрелой немедленно отправляется им вслед…
    Касси замечает подозрительного Мерлина в синем плаще со звездами, и пытается догнать его, но ее останавливает пищащая Долли. Она пугает ее и заливается тоненьким голоском. Просит ей погадать. Касси пытается отделаться от нее, но ничего не выходит. Тогда она покорно принимается за гадание, но улучив момент, бросает Долли…
    Стешка находит Лео и пытается его завлечь. Хочет поговорить. Он: О чем говорить будем? Она: О Надежде Гавриловне!
    Вася в цилиндре и плаще чувствует себя шутом гороховым, а Надя ласково заявляет, что он тут самый лучший…
    Люба, показывая гостям в сторонке на Васю, оставшегося одного, рекомендует его как известнейшего эксперта по лошадям, и предупреждает, что он нечасто бывает в Петербурге, все время путешествует. Поэтому она рекомендует им не упустить возможности познакомиться с ним…
    Стешка прикрывает плащом Лео его и себя. Он обескуражен и оглядывается по сторонам: С ума сошла, девка? Она: Обижаете! И пугает его , то если он с ней не пойдет, она всем расскажет, какой он подлец и охотник до женщин. Лео решительно: Пойдем!, и утащил ее из бальной залы в коридор…
    Долли подошла к Савве и поторопила его с убийством Ромашки, потому что тут народу много, и никто не подумает на него. Савва послушно обещает сделать все, что она сказала. Долли убежала. Савва остановил слугу и попросил передать записку от госпожи Захаровой господину, стоящему неподалеку. Слуга выполняет это, и счастливый Рома читает повеление Доллечки идти в свою комнату, куда она скоро сама явится. Ромашка радостно хихикает, и убегает галопом. А Савва накачивается шампанским…
    Юля подсаживается на диванчик к Саше, и глядя на стоящих неподалеку Лизу и Пашей, замечает с усмешкой: Наряд Золушки ей к лицу… Саша интересуется, откуда у Лизы это платье. И сам догадывается: Не ты ли ей прислала? Юля с вызовом: Я! Саша в недоумении: Зачем? Она с сарказмом говорит, что он так много заботится о Лизе, что она решила тоже проявить внимание. Саша догадывается, что Юля ревнует. Юля презрительно: Я? К служанке? Саша взорвался: При чем тут служанка? Человека унижают поступки, а не происхождение! Юля поспешила заявить, что не хотела его обидеть, и легкий флирт она не осуждает, он даже полезен. Он в недоумении: О чем ты? Она говорит, что он отомстил ей: Давай забудем чужих людей, и сохраним наш брак! Саша пораженно: Чужие люди ни при чем! Ты сама справилась так, что нашему браку теперь ничего не поможет… Я… Я развожусь с тобой. Юля долго и молча смотрит на него, потом пьет шампанское…
    Паша с видом несчастного брошенного влюбленного жалко мямлит: Нелепо об этом спрашивать, но… Отчего Александр, а не я? Лиза тихо смеется: Не знаю… Я не знаю… Это ведь не Вы мне писали любовное письмо, Павел Гаврилович? Паша делает паузу, но признается: Да, Лиза. То письмо писал не я…. Я делал ошибку за ошибкой, пытаясь увлечь тебя… Лиза улыбается: В следующий раз у Вас будет все по-другому… Кассандра – замечательная!
    Мариула с цыганом зажигательно танцуют, вдруг она выворачивается, и покидает его… Зрители смеются…
    Лео со Стешей пришли в кабинет,  он уселся в ожидании: Нуте-с? Стеша с придыханием: Леонид Максимыч, я Вам такое сейчас скажу! Вы сто раз спасибо мне скажете! Надежда Гавриловна хочет, чтобы я всем сказала, что Вы за мной волочитесь. Денег посулила. Лео вскочил: Денег? И сколько, интересно? Стеша: Сказала, что не обидит… Лео сел: А ты спросила сумму? Я тебе вдвое больше заплачу! У Стешки от обиды голос задрожал: Леонид Максимыч, я к Вам со всем сердцем, а Вы со мной как со срамной девкой! Побежала к двери, хлюпая носом, но Лео мгновенно сорвавшись с места, нагнал ее, схватил, она вырывается. Он спрашивает: Тебе что, деньги не нужны? Она: Не нужны! Он, не отпуская: Почему? Она в слезах: Мне от Вас ничего не надо! Лео с тихой страстью: Я ж тебе не как срамной девке предлагаю…  Начинает ее медленно опрокидывать на спину, наклоняется над ней, тянется губами, целует, и они падают на диванчик…
    Рома в комнате в предвкушении свидания прыгает от радости и потом залезает под покрывало в головой. Вваливается Савва в тяжелых латах, мотается по комнате, и плюхается на кровать всею тяжестью своих лат. Рома издает задавленных писк и пытается выбраться из-под него, но озлобленный Савва начинает душить его.  Рома затих, Савва поднял свое забрало и испугался…
    Даниил слегка придушил Борю и потребовал ключ. Тот сначала делает вид, что не понимает, а потом покушается на карманы Дронова. Тот врезает ему от души, Боря оседает у стены без чувств. Даниил забирает ключ и уходит. Зато на его месте появляется Платон. Борюсик медленно очухивается и встречает страшный взгляд Платона сверху вниз…
    Юля пьет шампанское, а Саша думает, что ей больше не стоит этого делать. Она упрямится, а он жестко заявляет, что не даст ей осуществить задуманное, и ребенок будет. А если он ей не нужен – он сам его воспитает. А они разведутся, и она сможет жить так, как ей больше нравится. Юля с сарказмом: И маму моему ребеночку уже подобрал – Лизавета. Он: Ты дашь мне развод? Юля злорадно: Дам. Сейчас. Что задумано – исполнится!
    Гавриил выходит на середину зала и привлекает всеобщее внимание. Он делает объявление, что в их дом пришла радость. И предлагает Юле сказать самой. Юля со счастливым видом заявляет: Господа, Вы можете нас поздравить. Мы с Александром Гаврилычем ждем наследника! Раздается гром аплодисментов. Юля улыбается. Саша не отрываясь,  с ужасом смотрит на Лизу. А у нее лицо помертвело и застыло, маска выпала из ее руки… Она сорвалась с места и убежала…
    Савва с ужасом спрашивает у Ромы, жив ли он. В ответ получает молчание. Два Роминых раскрытых глаза уставились в никуда… Савва прикрыл ему глаза рукой и,  спотыкаясь обо  все углы, бормоча молитву, покинул комнату…
    Лео со Стеши снял платье, и оставил в корсете… В это время к кабинету приближается экскурсия, которую ведет Надя. Она обещает показать им интересный камень, и распахивает дверь кабинета. Перед гостями предстает вульгарная любовная сценка…  Дама падает в обморок…
    Васю одолевают любопытные господа своими непонятными вопросами.  Дама спрашивает: Отчего Вы путешествуете инкогнито? Он не понимает последнего слова… Его спрашивают, как он обычно представляется. Вася рад простому вопросу, открыто улыбается: Василий, Миронов сын, из крестьян! Гости хохочут над оригинальной шуткой. В сторонке господин, с которым давеча говорила Люба про Васю, журит Гавриила, что он не предупредил его о том, что на балу будет эксперт по лошадям. Гавриил весело хохочет и на весь зал: Какой же это эксперт? Это наш конюх, Василий! Гости покатываются со смеху, как здорово их провели. Вася растерянно озирается. Довольная Люба под ручку с Гавриилом идут прочь, но Вася останавливает их, с мягким укором: Зачем Вы, Любовь Евсеевна, так? Вы же дочку свою обидели, а не меня… Она со смехом отвечает, что заботится прежде всего о счастье своих детей. Вася с осуждением: Отец мой, пьяница,  чуть дочь за деньги мельнику не продал, а Вы, благородная дама… Эх… Гавриил как зарычит: Молчать! Вася быстро ушел…
    Борис тихо: Убийца! Мерзкий убийца! Платон с улыбочкой заявляет, что его брат это заслужил. Борис: Не тебе решать, кто что заслужил! Платон усмехается: Ты можешь отомстить, у тебя есть такая возможность… Боря оглядывается по сторонам, устремляется к камину и хватает каминные щипцы. Платон приближается к нему со своей стрелой.  Боря стоит на изготовку, но Платон запросто выдергивает из его руки щипцы, и всаживает ему глубоко в спину стрелу…
    Даниил вернулся к Ольге и рассказал, что потолковал с Борисом. Ольга интересуется: Успешно? Дронов усмехается: Еще как! Ей интересно, как он его наказал. Он: Зачем Вам знать? Главное, что отныне он Вас больше не потревожит! Он стоит к двери спиной, и не видит, как под музыку, шатаясь, в нее входит Боря со стрелой в спине, делает несколько шагов, и падает на пол лицом вниз. Кругом раздаются аплодисменты. Даниил оборачивается и смотрит. Ольга тоже. Касси смотрит и тоже аплодирует с улыбкой. Платон проходит мимо нее в своем капюшоне, воровато косясь по сторонам. Она замечает его, и улыбка сходит с ее лица, перестает хлопать и кричит: Прекратите! Аплодисменты стихают. Касси: Человека убили! Воцаряется полная тишина. Какая-то дама грохается в обморок…
    К Наде приходит Вася, она радостно встречает его, обнимает. Говорит, что они с ним вечные должники дяди Саввы, из-за этого бала, потому что она может избавиться от Лео. Вася с надеждой спрашивает, как это вышло. Она сообщает .что подговорила Стешу соблазнить Лео в кабинете, и пригласила туда как бы нечаянно гостей, и они увидели это… Вася вдруг впадает в шок: Господи, срам-то какой! Нечто стоило это позора такого? Надя в удивлении. Он продолжает расходиться: Как Стешке можно было такое предложить? Она прислуга, ослушаться тебя не смеет! Для Вас простые люди- чепуха! Вася вскочил, Надя пытается удержать его, объяснить, что все это она делала для них, но Вася ее не слушает. Ярость написана на его лице, он рвется из ее рук: Пустите меня! Видеть Вас не могу! Лицо его искажает злоба: Всех Уваровых ненавижу! Ироды! Надя впадает в гнев: Ах так! Ну и убирайся тогда отсюда!  Замахнулась на него, да он уже ушел… Надя заплакала…
    Мариула на улице. Она уходит, ее нагоняет цыган и отчаянно уверяет, что он знает, она только делает вид, что он ей не нравится, а сама лукавит. Она говорит ему печально, что нравится, или нет – это не имеет значения. Это для нее ничтожно. Он горячо: Имеет! И просит ее уехать с ним. Умоляет, и говорит, что она единственная, кого он просит о таком. Мариула напряженно раздумывает, и большие глаза ее печальны. Потом решается: Уедем…. Уедем… Он счастлив, а у нее совсем безнадежный вид…
    Лиза в комнате. В дверь за ее спиной входит Саша. Она стоит, замерев, в глазах ее слезы, и она ничего не чувствует, кроме боли… Саша тихо: Лиза, прости… Она не шевельнется, не обернется к нему… Саша: Прости меня… Я сам должен был сказать обо всем… Лиза с усилием: Не важно, кто сказал… Важно, что у Вас скоро будет ребенок…  Саша после паузы, печально: Я хотел сказать только одно… То время, проведенное под землей – самое счастливое время в моей жизни, и все, что я говорил, правда… У Лизы потекли слезы.  Стоя к нему спиной: Правда… Конечно, правда… Дай Вам Бог, Александр Гаврилович…. Заплакала и убежала… Саша так и остался стоять неподвижно, глядя ей в след, и не заметил позади себя торжествующую Юлю…
    Даниил сидит воле тела, а вокруг столпились гости, и круг образовала полиция. Следователь велел никому не покидать своих мест. Он смотрит на стрелу в спине убитого, потом переводит взгляд на колчан Даниила… Дронов встал. И услышал: Не советую сопротивляться, сударь!

    0

    44

    Серия № 46
    Полураздетый Лео с полуодетой Стешей, отчего-то просто бездействуют в кабинете, а Стеша еще и развалилась полулежа, будто у себя дома. Лео сетует, что его Надя застукала, и обзывает себя идиотом. А Стеша умиротворенно замечает, что расстраиваться ему не стоит - все к лучшему, им теперь скрываться незачем. Он подозревает, уж не Надя ли ее надоумила?
    В трактире Платон, уже в цивильном платье, довольно делится с Мироном тем, что хотел он поговорить с господином Глушковским, да тот окочурился.  Мирон пытается вякать что-то о своих опасениях, а Платон затыкает ему рот: Никаких если! Коли жить охота… Мирон смеется: Охота! Садится за столик, Платон наливает водку. Он веселится, что г-н Глушковский мертв, а они водку пьют…
    Юля бодро: Ну что, Сашенька? Саша убито: Ты, похоже, рада, что все так? Она говорит ему, что теперь он хотя бы знает, что она чувствовала… И опять истерично: Может быть, я виновата, что у тебя роман с прислугой? Саша с отчаянием: Что ты хочешь от меня? Откуда у тебя столько злобы? Юля обличает: Ты сам меня сделал такой! Саша: Глупости. Глупости и твоя ревность к моей работе. Юля: Однако,  проводить время со служанкой вместо работы ты мог! Саша аж повернулся к ней и посмотрел с неописуемым чувством во взгляде…
    Даниила обвиняют в убийстве. Кассандра выступает в его защиту и говорит, что она знает - убил Платон Амелин, который был здесь под маской. Следователь не верит ей, и не знает, кто она такая. Ольга заступается за нее и за Дронова, и говорит, что знает их хорошо и ручается за них. Но тут гости наперебой начинают давать показания, что слышали собственными ушами, как Дронов обещал расправиться с Борей. Следователь предпочитает поверить им. Даниил, вскричав: Я не делал этого!, внезапно оттолкнул следователя, вскочил на стол, в него выстрелили, попали, и он выбив окно, выпрыгнул наружу. Ольга в ужасе вскрикнула…
    Платон показал Мирону записную книжку  Глеба, которую забрал у Бориса, сказав,  что это его  наследство. Потом показал Книгу судеб, объяснив, что это сокровище несметное. А ему теперь камень требуется, чтобы заделаться первым человеком во всей России. Но камень тот у Уваровых находится. А раздобудет камень - особнячок  у Уваровых отберет. Мирон удивляется, зачем ему именно этот дом, когда есть много лучше. Платон упрямо: Нет! Гавриила уничтожу, семейку по миру пущу, на Кассандре женюсь, и над Уваровыми потешаться буду! (не иначе, Гавриилов внебрачный сын…) И тут входит Вася, мрачный как тень. Мирон говорит Платону, что парень служит у Уваровых. Платон посылает его к Васе поговорить. Тот приглашает сына за свободный столик, Вася покорно садится, и жалуется, что ему тошно. Папка накачивает сына водкой и предлагает ему поделиться, что случилось. Вася почти рычит: Унизили меня Уваровы! Лицом в грязь ткнули! Папка предлагает сынуле вернуться назад, и помалкивать себе тихонечко. Вася распаляется: Нет! Не вернусь! Видеть не могу…. Мирон про лошадок спрашивает - как же они? Вася объясняет, что лошадок нет - занедужили, и всех в деревню отправили… Мирон увещевает: А как жить будешь? И рекомендует ступать к Платону. Вася мрачно: Да лучше с голоду сдохнуть, чем с  вами….
    Стеша уверяет с обидою в голосе, что пришла к Лео по своей воле. А Надежда Гавриловна вольна в своем доме ходит, куда хочет. С улыбкой: А у нас складно все. Нам еще позавидуют!  Лео с отчаянием: Кому позавидуют? Мужу, который разводит шашни со служанкой?  Стеша замечает, что лучше его с горничной застукали, чем бы ее с конюхом. Лео приободрился, и принялся злорадствовать в сторону двери: Рано радовались, Надежда Гавриловна! И далее - насчет того, что выставила его рогоносцем, а он тоже не лыком шит. Стеша, наблюдая его тираду, сделала вывод: Вы хотите Надежду Гавриловну вернуть? Ничего не получится!  Имя, может, и вернете, а любить она Вас не будет. Васька хоть дубина стоеросовая, а по сердцу пришелся.  Улыбается, фыркая носом: Видать, у него есть то, чего у Вас нет… Лео уставился на нее злобно, потом открыл дверь: Пошла вон. Стеша перестала улыбаться: Что?  Я же плохого не хотела… Лео железным тоном: Вон пошла! И чтобы я больше тебя не видел!
    Люба напустилась на Ольгу с обвинениями, что ее новый поклонник - убийца. Ольга пытается защитить его, но маман ничего слушать не хочет. Гавриил тоже поддерживает ее.  У них перепалка, родители опять боятся за репутацию семьи, причем, в основном наседает Люба. Ольга возмущена, что человек ранен, а мачеха….  Люба в своем репертуаре: Олечку ничто не исправит - от первого возлюбленного избавилась, тут же другого завела! Ольга в ужасе убежала. Гавриил возмущенно высказался и ушел.  Зато приковылял Савва в своих латах, и слезно признался в убийстве. Тело на полу к этому времени накрыли простыней, и он решил, что это Рома.  Потребовал вести его к следователю. Люба решила, что он в уме повредился.
    Лиза с красиво заплетенной косой пришла в пустую конюшню прощаться с Ганнибалом. Она гладит его, печально улыбается и рассказывает, что нет ей жизни в этом доме. Потом оборачивается, чтобы уйти, и глаза ее в ужасе расширяются, а чья-то окровавленная рука хватает и зажимает ей рот…
    Саша молча медленно уходит по коридору, а Юля в отчаянии зовет его: Саша! Мы можем ради ребенка… Если ты захочешь… Саша останавливается в самом конце коридора, оборачивается: Возможно… когда он родится, что-то изменится… И уходит дальше. Юля отчаянно: Саша, не уходи! Твоя служанка - просто романтические мечты!... Мы можем создать настоящую семью, научиться доверять друг другу... Побежала за ним с криком: Саша! Но он уже исчез из коридора. Вернулась назад, в бессильном отчаянии опустилась на пол. Рыдает: Да вернись ты в реальную жизнь! Пойми, что я люблю тебя так сильно, как она не сможет любить тебя…Вспомни клятву, что мы давали…. Я смогу измениться…. Она сидит на полу и плачет… И тут в коридоре вновь появляется Саша. Он медленно возвращается назад, лицо его выражает сострадание… Юля оборачивается: Саша… Он останавливается, и смотрит на нее…
    Следователь интересуется, о чем там кудахчет Савва. Тот  продолжает свои  признания. Но ему не верит никто. Он горячо уверяет, что давно это задумал, а тут удобный случай подвернулся - маскарад: Я его убил! Следователь интересуется, за что. Савва: Он жизнь мою под откос пустил! Семейное счастье… Люба пораженно: Ты хочешь сказать, что г-н Глушковский, и твоя жена… Тут Савва видит живого Рому, глядящего на него пристально, и бухается в обморок…
    Касси просит Пашу помочь ей уйти отсюда, потому что если вовремя не вернется в трактир, будет худо. Он не хочет ее отпускать к Платону, но она говорит, что он не знает, какой хитрый Платон, и если он узнает, что она его предала, ей конец, да и семье Уваровых тоже. Паша ставит ей условие идти вместе. Она в ужасе,  ведь Платон ненавидит Уваровых. Паша интересуется, почему. Она говорит, что не знает, но надеется со временем узнать. Но Паша все-таки не хочет отпускать ее одну. Идет к фонтанчику, где до сих пор лежал талисман, делает обманное движение,  и, указывая на опустевшее место,  кричит, что талисман украли. Начинается суета, Паша направляет жандармов в сторону лестницы, и следователя посылает с ними, обещая покараулить здесь. Все убегают, а они с Касси быстро сматываются.
    Заплаканная Стеша пришла на кухню, где мама попробовала выяснить у нее то, о чем говорят люди - что Надежда Гавриловна застала Стешку со своим мужем. Стеша на это потребовала у мамы квасу.  Мама начала осторожно: Я знаю, ты у меня девка умная, до свадьбы - ни-ни… Побожись, что с Леонидом Максимычем ничего не было! Стеша, хлюпая носом: И рада бы.. Да не могу! Ульяна принялась выть. Стешка: взмолилась: Мама! Не надо, прошу! Ничего все равно не исправить. Ульяна обозвала ее распутницей: Что ты наделала?  Учила тебя всю жизнь… Стеша трагично: Разве барину откажешь?  Ульяна слышать ничего не желает: С чистыми помыслами не заставить!  Стеша ноет, что ее из дому выгнали, а мама не заступилась, пришлось к Леониду Максимычу устроиться: А он человек властный… Ульяна ахнула: Так что, приказал, что ли? Силком заставил? Стеша молча и скорбно кивает. Ульяна: Батюшки….
    Паша проводил Касси до трактира. Она его гонит домой, а он отказывается, за нее волнуется. Хочет караулить ее здесь. Она уверяет его, что беспокоиться незачем, Платон ей ничего плохого не сделает. Паша: Будь осторожна… И знай, что я всегда рядом. Она вошла в трактир.  И увидела, что Платон читает маленькую книжицу, а большая лежит возле него на столе. Платон увидал ее, обрадовался: Кассандрушка! А я жду, когда ты придешь! Где пропадала? Она рассказывает весело, что гуляла. Погода хорошая. Она все время смотрит на его книгу. А он находит в ее волосах конфетти. Интересуется с радушной улыбкой: На празднике была? Она отвечает, что нет, просто она смотрела на бродячих актеров, и они обсыпали ее блестками. Он с не менее широкой улыбкой: А что ручки трясутся? Касси сказала, что ей холодно. Он предложил ей водочки, чтобы согреться. Она отказалась, и, сославшись на больную голову, хотела уйти отдыхать.  Он ей сообщил, что они сегодня тут отмечают. Она поинтересовалась, что. Он уклонился от ответа и посетовал, что она не хочет к ним присоединиться.  И убрал книгу, которую сверлила глазами Касси, в свой мешок…
    Вася, уже изрядно напившийся, еле ворочая языком, изливает папке душу: Раньше посреди конюшни миловались, и ничего… А нонче прынца из меня хотела сделать… А я не прынц! Ударил по столу кулаком. И добавил угрюмо: А сама она, батя… Вздохнул тяжко, и вдруг каким-то жалостливым тоном: Гусыня глупая…
    Савва в кровати. Доктор, еще в маскарадном костюме, говорит Долли и Роме, что с ним все в порядке. А если что, надо будет сделать промывание. Долли морщится. Доктор уходит, а Долли говорит Роме, что Савелий всем заявляет, что он убийца. Рома волнуется, что его нельзя оставлять одного в таком состоянии: Я побуду с ним. Долли презрительно предлагает ему сделать Савве промывание, и покидает комнату. Рома склоняется над Саввой, тот приходит в себя и лепечет: Вы живы? Этого не может быть… Я Ваши глаза сам закрыл… Рома говорит, смущаясь, что, честно говоря, думал, что умер, когда Саава рухнул на него в доспехах. И потом очень болели ребра… Савва признается ему, что нарочно все это подстроил, а хотел его убить на самом деле. Рома сперва смеется шутке, но понимает, что это серьезно и замолкает…
    Дронов, весь в крови, тащит Лизу, зажимая ей рот, в укромное стойло. Потом, задыхаясь, просит, чтобы она молчала, когда он ее сейчас отпустит. Она кивает, и он ее отпускает. Он называет ее по имени, она недоумевает, откуда он это знает.  Даниил морщится от боли, оседает на пол и говорит, что он друг Ольги Гавриловны,  Дронов. Она с радостью узнает в нем того человека, который спас ее и Сашу из подвала,  и спрашивает озабоченно, что случилось, и почему он в крови. Он рассказывает, что полиция ищет его, потому что убили князя Глушковского, бывшего друга Ольги, а его обвинили в этом… Лиза боится, что сюда нагрянет полиция, и что тогда будет? Он: Тихо… Поможешь мне? Лиза: Я? Даниил гогочет: А кто?
    Ульяна всхлипывает: Надо же! Ирод проклятый! Так надругаться! Кровожадно: Убить его мало! Стеша: Мама! Что было, то прошло. Ульяна собралась сдать Лео в участок, а Стеша уговаривает ее никому не говорить. Мама заявила, что Стеша будет теперь здесь жить - она бухнется в ноги Любовь Евсеевне. Стеша умоляет не делать этого, собирается сама поговорить с Надеждой Гавриловной.  Но мама рвется идти к Уваровым и сказать об этом, чтобы они знали, что у них за зять. Стеша просит мать не позорить ее, сама поговорит с Надей. Ульяна причитает: Позор какой! Стеша просит: Не расстраивайся так, мама!
    Споенный папой Вася идет к столику Платона. Тот будто впервые увидел: Чего за добрый молодец? Мирон ласково представляет: Сынок мой, Василий! Платон: Садись, Василий! Вася садится: Благодарствуйте…. Касси косится на всех них с испугом. Платон спрашивает, готов ли тот работать? И на что готов? Вася опрокидывает рюмку: Да на все! Платон наливает всем, с ухмылкой: Тогда у меня тост. За здоровье и благоденствие Уваровых! Пусть земля им будет пухом… Касси становится нехорошо, и она говорит, что пойдет, потому что здесь душно. Компашка выпивает, и Платон благодушно разрешает ей уйти. Она быстро покидает их. Мирон говорит Васе, что надо проникнуть к Уваровым, и зло сотворить. Платон спрашивает его: Сделаешь все, о чем попрошу? Вася мрачно кивает: Сделаю. Приказывайте! (не возьму в толк две вещи. Платон уже давно с Касси ведет себя так фальшиво, что я уже не верю в его чувства. Все время создается впечатление, что он ей не доверяет, и насквозь видит. Раньше он с ней по-другому совсем вел себя. Человека как подменили. Мне этот новый фальшивый Платон не нравится. И он очень теперь похож на Дронова - те же прибаутки, ужимки, смешки… Испортили персонаж. А второе - зачем Касси ушла так не вовремя, не узнав даже бандитских планов насчет Уваровых? Странно…)
    Рома с Саввой объясняются, и понимают, что их обоих подставила Долли Они признаются, что она обоих подзуживала убить друг друга. В это время Долли подслушивает их в щелку двери, и наматывает на ус, как муж и любовник сговариваются отомстить ей ее же методами - убить ее! Глазки ее сужаются…
    Лиза, подвешенная за руки к столбу, орет и завет на помощь. Прибегают жандармы, она жалуется, что Дронов ее связал, схватил Ганнибала, и ускакал уже четверть часа назад. Они бегут прочь, забыв ее освободить, она еле успевает их остановить и просит ее развязать…
    Касси вышла на крылечко трактира к Паше. Он спрашивает, как все прошло - не заподозрил ли ее Платон. Она говорит, что вроде нет. Паша мечтает заманить Платона в ловушку (одной ему было мало…) Касси подсказывает, что его можно заманить на камень (это тоже было…), вот только где его взять? Камень оказывается у довольного Паши, и он показывает его. Она радуется, он зовет ее уйти, но она говорит, что должна остаться, пока книга у Платона…
    Лиза выкапывает Дронова в стойле из-под сена. Ему очень плохо, она беспокоится и хочет позвать доктора, говорит, что ему надо в больницу.  Он протестует,  что нельзя, там его и ждут. Она в отчаянии: А что делать? Он ржет: Сухари сушить! Встал. Пошел, шатаясь и морщась… Лиза: Куда? На ночь глядя? Он продолжает идти. Лиза: Ночь на дворе! Нельзя Вам! Даниил доковылял до стойла, где обнаружил спрятанного Ганнибала, и встревожился: Ганнибал! Это же улика! Лиза успокаивает: Скажу, что вернулся он! Это смышленая лошадь! Вы бросили, а он сам прискакал назад… Даниил хотел что-то сказать, но рухнул без чувств к ногам Лизы… (Саша спасал Лизу,  Лиза будет спасать Дронова…А про нее скажут,  что она путается с господами и преступниками… :(  )

    0

    45

    Серия № 47
    Стешка за кухонным столиком трескает варенье с чувством, толком и наслажденьем, и тут ее находит Надя. Стеша решила взять быка за рога, и намекнула, что все вышло, как Надя хотела, а Леонид Максимыч даже ничего не заподозрил. Надя с неприязнью: Знать, ты в таких делах сведуща… Стеша не понимает, чего она не радуется. Надя бурчит: Уж не за вас с Леонидом Максимычем… Встала и собралась уходить: А тебе за помощь, Стеша, спасибо.  Пошла, но Стеша остановила ее: Минуточку!
    Касси вернулась, и Платон интересуется, что там слышно. Касси сообщает, что в городе говорят, будто убили на маскараде из-за камня, потому что он исчез стразу после этого. Платон орет на Васю, чтобы он нашел камень и принес ему. Вася доволен заданием, потому что сложа руки сидеть не привык. Платон предлагает Касси сходить к Уваровым, разузнать, что да как. Она уходит, а Вася как-то пристально глядит ей в след. Это замечает Платон, и втыкает с размаха свой нож в стол рядом с рукой Василия. Обещает, что если Вася его обманет, этот ножичек его найдет. Вася спокойно нож из стола выдернул, осмотрел неспешно, и изрек: Хороший ножик. Платону это понравилось, он заулыбался: Молодец! Я таких люблю. Вася с Мироном уходят, а Платон остается задумчиво играться с ножичком…
    Паша в гостиной читает в газете статью о смерти под маской, а маман говорит, что лучше не читать эти ужасы. Начинает сетовать, что Савва опять накликал позор на их семью, и причитает: Чем я заслужила этот позор? Паша, сидя к ней спиной, с мрачной миной: Вы, маменька, еще и не такое заслужили! Люба от неожиданности замолчала…
    Следователь наседает на Ольгу, чтобы она сообщила, где преступник. Она искренне говорит, что не знает, но он ей не верит. И грубит.  Но тут появляется Саша, и  требует от следователя извинений перед Ольгой…
    Даниил сквозь бред порывается все уйти, а Лиза отговаривает, что конюшня -  самое безопасное место, потому как лошадей увезли, сюда никто не заходит (интересно, а Ганнибал что, воздухом питается, и о нем никто не заботится?...) Он садится и говорит, что надо прежде всего пулю вытащить, а Лиза должна ему помочь.  Лиза смотрит на него с ужасом, а он забавляется: Чего ты смотришь-то? Чего смотришь? Поможешь? Лиза опасается, что вдруг не справится.  А он в ответ: Да чего там! Ты только подсоби мне немного….
    Стеша, слегка запинаясь, вежливо намекает, что за Надей должок. Надя: Знаю. Заплачу позже.  Стеше не нравится: Как это? Меня из дому выгнали, идти некуда… Но Надя сообщает ей, что денег сейчас нет, но она обязательно что-нибудь придумает. Стеша с укоризною: Вы бы раньше подумали… На кухне появляется Ульяна, и сразу начинает причитать, поносить Погожева и говорить, что его в  тюрьму посадить надо, зараза такая! Надя села на стул, смотрит во все глаза на Стешку, а та глаза  выпучила, и хлопает ресницами недоуменно…
    Вася вернулся к Платону и бодро докладывает, что продавец денег много требует, и нужно в парк идти и там ждать. Платон орет на него с угрозой: Хочешь меня сдать? Но Вася говорит с ним на равных: Хотел бы сдать, привел бы жандармов сюда! Платон отпустил его: Мне подумать нужно. И после небольшой паузы, и с иронией: Прости Васенька, я больше так не буду…Мирон шепчет ему, что если он долго соображать будет, камень-то уплывет… Платон открывает свою книгу, что-то видит, и быстро захлопывает ее, тянется к уху Мирона: Сынку твоему я пока не доверяю. Слушай сюда!
    Паша обвиняет мать, что лишился по ее милости лошадей: Это Вы заставили Стешу принести на конюшню заразу! Люба все отрицает, но Паша не верит, и говорит, что она хотела разлучить их с Лизой.  Люба заверяет, что не хотела убивать его лошадей, просто просила Стешу его отвлечь. Паша, печально: Может, с Лизой я и был бы счастлив… Она говорит, что любит его. Паша поддакивает, что любит как пешку на шахматной доске… Последнюю его тираду слышит Гавриил, и заступается за жену. Но Паша уже взвинчен: Посмотрел бы я на Вас, если бы Вы от родного человека получили такой удар!
    Следователь извиняется перед Ольгой и уходит. Ольга кидается Саше на шею  с благодарностью: Александр – освободитель, пришел и защитил! Ольга вспоминает, как он спасал ее в детстве от мальчишек, и смеется. Саша смеется вместе с ней, и тоже вспоминает. Она обнимает его: Господи, как же мне тебя не хватало, Саша… И просит его помочь ей избавиться от следователя. Саша не уверен в Дронове, он недоумевает, если тот невиновен, к чему скрываться? Ольга волнуется  и говорит, что полиции лишь бы кого-нибудь посадить… Саша: Оля! Ты хорошо в нем уверена? Ольга не до конца уверенно: Думаю, да… А ты совершенно не умеешь разбираться в людях!  Но думаю, любовь к Лизе тебя исправит… Саша смотрит на нее, и аж язык проглотил от неожиданности…
    Лиза и Даниил готовятся к операции. Она принесла бутылку водки, и разные вспомогательные предметы. Они все раскладывают,  он моет руки водкой, потом отхлебывает ее изрядный глоток. Лизу это поражает: Куда? Куда Вы, барин! Она помогает ему положить раненую ногу на бочонок, он берет нож в руки. Потом вспоминает о жгуте, и берет его в зубы. Лиза в ужасе тихо молится. Она держит его ногу, а он моет водкой нож. Потом принимается резать, а Лиза зажмуривается и кривится от ужаса…
    Надя недоумевает, и требует объяснений, что случилось. Ульяна причитает: Ну как же… Снасильничал он! Теперь кому она нужна такая спорченная.. Кивает на Стешку, которая старательно пучит глаза. И интересуется, зачем Надя спрашивает, коли сама все видела. Надя оторопела… Установилось молчание, и Стешка пробормотала: Язык нужно за зубами держать… И к двери. Но Надя ее останавливает: Стеша, подожди, ты что наплела? Ты же говорила, что это у тебя не в первый раз было? Он, конечно, подлец, но чтобы такое… Тишина установилась просто гнетущая… Ульяна просит позволения с дочерью переговорить. Надя, наконец, спохватывается: Прости, няня, я кажется  сболтнула лишнее… Покосилась в сторону Стеши: Прости, Стеша. Та выдавила: Ничего… И тут Наде принесли письмо, она принялась читать, и сильно взволновалась…
    Гавриил говорит, что согласен – у сына есть основания сердиться. Но повышать голос на мать он не имеет права. Паша с иронией: Вот как? Тогда простите, что вспылил… Моя мечта рухнула, точку опоры в жизни потерял – мне что, благодарить за это, что ли?! Спасибо за урок! Ушел. Гавриил к Любе: Что я еще о тебе не знаю? Она жалобно объясняет, что это давно было, еще до поездки в Крым. Начинает слезку пускать: Я тогда много ошибок совершила… Но теперь стала совсем другой! Гавриил замечает, что она не меняется. Люба горячо: Я не травила лошадей! А с Лизой он не будет счастлив, я это чувствую… Гавриил вздохнул:  Как же нам вернуть мир в семью?
    Стеша осталась вдвоем с мамой. Глядя ей прямо в глаза, с вызовом: Ну валяйте! Ругайте! А Ульяна вдруг зарыдала: Это я виновата.. Горе какое… Не доглядела я тебя… Только в толк не возьму, когда ты другой стала? Стеша растерялась: Не могла я тебе правду сказать про Леонида Максимыча… Ульяна совсем расклеилась: Я тебя не виню… Не заметила, как ты выросла, все грехи твои детские считала – чашку разбила, одежду порвала… За другими детьми приглядывала, а про тебя думала, что все ладно выходит… Стеша кинулась к ней, прижалась, сама рыдает: Ма-а-м! Ты прости меня, мама…. Ульяна обнимает ее: Это ты меня прости, не доглядела, милая, не доглядела… Обе заливаются горючими слезами…
    Рынок. Паша торгует талисманом, а Платон из-за угла следит. Мирон спрашивает, продает он, или нет, камень.  Паша отвечает, что продает, но не всем.  Он свои условия назвал. Мирон показывает пачку денег. Паша спрашивает, откуда у него так много денег. Мирон: Тебе зачем это знать? Паша обрезает: Тогда разговор окончен. Мирон начинает гундосить, просить не губить его, потому что ему велено купить.  Паша: Вот кто велел, пусть и приходит. Идет к карете, в которой сидит Касси, и лицо ее прижимается к оконном стеклу. Ее видит Платон, и пораженно замирает…
    Надя трясет письмом перед носом Лео: Как ты посмел обвинять меня в измене!  Почему ты не хочешь развода? Лео с усмешкой: Кто ж хочет быть посмешищем всего Петербурга? Надя возмущенно: О чем ты думал, когда со Стешей тут, на моих глазах… Лео парирует: А ты? Когда в конюхом изменяла? Двойная измена не считается причиной развода! Он пугает Надю, что ей придется давать показания, и после присяги она не сможет врать, ей придется во всем признаться. Надя, глядя ему в глаза, говорит, что она способна на подлог, пойдет, солжет, клятву нарушит – лишь бы с ним развестись! Кинула ему свое колечко обручальное, и ушла…
    Лиза уговаривает в панике Дронова, что ему нужно врача. Он: К черт твоих врачей! И снова отхлебывает добрый глоток водки. Лиза кричит в ужасе: Что Вы делаете?! Он, уже сильно пьяный, в лихорадке, смотрит на Лизу, а видит испуганную Ольгу. Бормочет: Как Вы красивы, Ольга Гавриловна… И теряет сознание. Лиза зовет: Даниил Илларионович…  Даниил Илларионович! Видит, что он без сознания, хватается за голову: Все! Нельзя тянуть! Пора звать кого-нибудь, иначе беда будет!
    Саша пораженно: Вот уж от кого не ожидал услышать это… Оля с улыбкой: Я твоя сестра! Он: Но ведь тебя долго не было дома! Откуда ты взяла, что я влюблен в Лизу? Оля улыбается: Ты бы видел себя, как смотришь на нее! Как будто нет никого больше на свете…. Саша смущенно: Тебе показалось. Я женатый человек! Оля: И из-за этого не можешь полюбить? Саша, ты же взрослый человек, и ты принадлежишь себе. Если хочешь, можешь развестись, ты можешь быть счастлив! Саша убито: Это невозможно… Оля: Но твоего подвига никто не оценит! Саша: Я не могу бросить Юлию. Оля настойчиво: Я понимаю, что ты из-за обязательств отказался от счастья. Но из-за кого? Из-за женщины, которой ты безразличен! Саша тихо: Эта женщина ждет ребенка…. Ольгино лицо окаменело… Саша помолчал немного. – Именно ради него я обязан с ней остаться. Другого выхода нет. Оля медленно пошла к нему. Подошла, он ткнулся головой ей в плечо, она обняла его и выдохнула с состраданием: Саша… И в этот момент в кабинет ворвалась запыхавшаяся Лиза и истерично выкрикнула: Ольга Гавриловна! Увидев Сашу, остановилась как вкопанная. А он смотрит на нее несчастными глазами…
    Лиза замялась: Ольга Гавриловна, мне Вас нужно… на минуточку… Оля: что случилось, Лиза? Лиза еще больше замялась, но быстро нашлась: Ничего… Чай! Вы просили чаю. А пить не станете? Будет остывать… Оля: Нда… Лиза сухо: Простите, Александр Гаврилович. Мне нужно посоветоваться с Вами, Ольга Гавриловна… Настойчиво зовет ее за собой. Оля растерянно оглядывается на Сашу: Саша, я ничего не понимаю… Лиза торопит ее: Скорее! Уводит. А Саша задумчиво смотрит им вслед…
    Люба в отчаянии спрашивает мужа, что же делать: Дети не должны видеть во мне врага! Гавриил утешает, что время пройдет, все успокоится: Только не делай больше ничего… Люба плачется, что Паша вот лошадей лишился, и дела… Чтобы помочь сыну, Гавриил придумал продать дом в Крыму. Люба настаивает,  чтобы он поговорил с Сашей об этом сокровище в подвале, ей не нравятся эти глупые дела с наследниками. Гавриил отказывается,  он считает,  что Саша сам разберется. И настаивает, что в доме в Крыму они редко бывали, так что хоть Паша теперь порадуется…  Люба довольно улыбается, и воркует ласково, что муж у нее такой добрый и заботливый. Гавриил переживает, что семья рушится, они даже обедать вместе перестали. Люба говорит, что времена другие, все изменилось. Но у Гавриила эта мысль засела глубоко, он считает, что надо чтить традиции, и хочет собрать всю семью за стол: Хоть в глаза друг другу посмотрим, да и поговорить есть о чем…
    Надя умоляет няню простить ее, что из-за нее она все про Стешу узнала. Ульяна корит и обвиняет себя в том, что дочь не уберегла. Надя просит ее не наговаривать на себя: Ты очень хорошая. Я к тебе всегда бежала за советом, а не к матери… Ульяна сразу все поняла: Чего случилось? Говори! Надя уклончиво: Пустое… Ульяна: Леонид Максимыч опять начудил? Надя фыркнула: Стала бы я из-за него расстраиваться! Мрачно: С Василием мы расстались после бала… Ульяна строго: Не беда. С Василием вам не быть! Ишь, за барышней ухлестывает! Надя, захлебываясь от обиды, возмущается, что Вася злой стал, руку на ее отца поднял – где ж такое видано?! Я бы никогда такое не потерпела! Ульяна, глядя в сторону: Некоторые и больше терпят… Надя с вызовом: А ты бы стала терпеть такое? Няня рассказывает ей о своем муже, мол, был неплох, но водочкой баловался и поколачивал…Но любила его, и терпела…  Надя гордо заявляет, что не собирается терпеть. На что Ульяна, поджав губы: Видать, Вам, барышня, стыдно за него стало. Вот и прогнали! Надя меняется в лице…
    Платон смотрит на карету, где сидят Паша с Касси, открывает свою книгу, и там появляется очередная надпись. Он взволнованно захлопывает ее. Касси спрашивает Пашу, что случилось. Он объясняет, что другой пришел. Касси узнала в нем отца Василия Мирона. Сказала,  что тот стал бандитом.
    На кухне Люба отдает распоряжения повару о семейном обеде. Видит Стешку, и отправляется к ней выяснять отношения.  Интересуется, кто ее за язык тянул. И обозвала ее круглой дурой. Тут девка не выдержала нападок уваровских, и выдала ей такую отповедь, что Люба попыталась пару раз вякнуть что-то, но от потрясения так и замолчала. А Стеша выговорилась, завершив тираду обличением Любиных детей: Дочери по любовникам бегают, сыновья служанкам прохода не дают. Я уйду, а Вы будете тут куковать, и от позора отмываться!
    Касси говорит,  что Платон увидел что-то, что его вспугнуло, и задумал нехорошее. И что пока у него книга, они его не поймают: С ней он еще опаснее стал… Паша не хочет, чтобы она возвращалась к Платону, потому что тот может узнать, что они действуют вместе. Касси отмахивается, что в книге ведь не написано словами… (зря она так…) Но Паша отпускать ее не желает. Касси уговаривает его, что Платон не посмеет ее убить. Замялась и смущенно: Мне кажется…. он меня все-таки… любит… Паша ревниво: Ты говоришь так, будто к нему неравнодушна…Скажи честно, ты его любишь?!  Касси резко: Нет! Потом думает, и неуверенно: Хотя может, это любовь… Я не знаю, какая она, настоящая любовь.  Я не хочу с ним вместе быть, хочу только, чтобы поймали его, пока он зверем не стал. (а разве он уже не стал?...)
    Лицо Платона искажено яростью. Он орет: Стерву эту, достань мне, приволоки! Убью гадину! Вася спокойно говорит, что она к Уваровым, видать, подалась. Платон: Дуй к ним!!! Вася с Мироном вышли за дверь, и Вася ему шепчет, чтобы оставался тут и девку стерег, а как придет, сказал, чтобы бежала прочь со всех ног. Мирон говорит, что вроде, сама виновата, что с убийцей спелась, но Вася так не считает, и о Касси беспокоится. Мирон пугает его тем, что парень рискует, и Платон его не пощадит, коли узнает, что продал. А Вася говорит, что они с папой похожи- яблоко от яблони…  Мирон добродушно ворчит: Иди уж, я побуду, погляжу… Вася: Попробую найти ее… Уходит.
    Оля слегка касается щуки Даниила, голова которого покоится на подушке, заботливо подложенной Лизой. Оля шепчет: Даниил… Даниил… Все-таки его ранили…  Лиза с круглыми глазами рассказывает, что он сам пулю из ноги вытащил. Оля возмущается, чего Лиза молчала, в больницу его надо было. Лиза объясняет, что он  слышать не хотел о больнице. Оля раздумывает: Тогда врача надо сюда пригласить, и денег дать, чтоб молчал!
    - А если он откажется? Обе девушки подняли глаза на говорящего, и увидели стоящего над Даниилом Сашу…

    0

    46

    Серия № 48
    Паша в каком-то укромном дворике присел на скамеечку.  Неожиданно там появилась Любовь Евсеевна. Он не ожидал ее видеть здесь, а она говорит с улыбкой, что им надо поговорить. Он сдержанно: Позже. У меня встреча с человеком, который собрался внести деньги в мое дело. Люба широко улыбается: Этот человек – я. Паша сильно удивлен.
    У Юли в апартаментах торговец тканями (портной?). Она выбирает к лету светлые ткани на костюм Саше. Просит торговца, чтобы он держал от мужа все в тайне – хочет сделать сюрприз. Тот уточняет – выписывать счет на ее имя? Она: Именно. Она просит оставить ткани у нее – еще раз хочет пересмотреть. Он уходит. Юля навешивает ткани на Стешу, и разглядывает (странно, будто Саша со Стешей – двойняшки, чтобы на них одинаково все смотрелось…). Стеша с улыбочкой: Повезло Александру Гаврилычу с женой! Такие богатые подарки делаете. Смотрю, денежки у Вас водятся… Юля, увлеченно: Да. Стеша со смешком: Может, поделитесь? Юля замирает, а Стеша нагло: Вы осторожнее, а то Александр Гаврилович может узнать, что ребеночка нет…
    Ольга: Саша, ему плохо! Саша нахмуренно и строго: Я вижу. Что человек, разыскиваемый полицией, прячется в моем доме. Ольга тревожно: Саша, об этом никто не должен знать! Саша качает головой: К сожалению, это невозможно. Лиза за спиной Ольги смотрит на Сашу умоляюще…
    Вася увидел Надю, рванулся: Надежда Гавриловна, выслушайте меня! И тут появился Гавриил. Увидев Васю, заорал: Опять ты здесь! Вася к нему: Гавриил Макарович, выслушайте меня! Гавриил гневно: Я не желаю! И дочери своей не позволю! Надя стоит и молча смотрит на них…
    Мирон привел Касси в комнату, где спит Платон. Доложил: Платон! Вот, привел… Платон проснулся, медленно встал... Касси молча смотрит, как она неспешно потягивается, подходит к стулу, опирается на него,  потом негромко: Очень хорошо. А теперь ступай. Мирон переминается с ноги на ногу, нерешительно: А можно я тут побуду?... Сгожусь на что… Платон: На что? Мешать будешь. Мирону страсть как не хочется уходить, не нравится ему все это: Может, я тут…. Платон усмехается: Что? Свечку держать? Иди, милый… Иди, иди… Мирон уходит. Платон идет к Касси и смотрит пристально в глаза. Она взгляд не отводит. Он резко толкает ее к стене и прижимает, держа руку у горла. Касси ойкает: Платон, ты что, бешенный? Платон со звериным оскалом: А ты думала, я по-другому буду разговаривать? Ты думала, я спасибо тебе скажу за предательство? Придвинулся к ней вплотную и смотрит в глаза, а она в его…
    Паша недоверчиво: Так Вы говорите, что хотите вложить денег в моих лошадей? Мы что, разбогатели? Маман говорит, нет,  но она в него верит и хочет помочь. Паша с горечью: Вы уже помогли… Пошел было прочь, но Люба остановила и рассказала, что говорила с отцом, и он хочет продать их дом в Крыму и дать Паше денег на лошадей. Паша застыл от удивления: И он хочет пойти на такое для меня?  Люба с улыбкой: Мы любим тебя! Паша говорит ей, что деньги нужны на дела семьи. Люба горячо убеждает его, что у Саши и так есть клад, так что он может им воспользоваться для своей железной дороги. Паше эта идея совершенно не нравится, он убежден, что деньги не принадлежат их семье, и трогать их они не имеют право. Но Люба умоляет Пашу принять от нее деньги: Это нужно очень мне. Именно мне!
    Гавриил кричит Васе: Чтобы духу твоего в моем доме не было! Вася разворачивается, чтобы уйти, но оборачивается, подскакивает к Наде и взволнованно интересуется, не видела ли она Касси. Надя холодно: Нет. А что? Вася говорит, что ему страшно за нее, беда с ней может случиться. Гавриил рявкает: Выведите его! Двое здоровенных слуг хватают Васю под руки и тащат к выходу. У двери он вдруг вырывается: Надежда Гавриловна! Вы можете уйти, если послушаетесь отца, а если любите меня, останьтесь! Вытащил свою шляпу, резко нахлобучил на глаза, и отчаянно: Я люблю Вас! Вы как солнышко мне жизнь освещаете! Останьтесь! Поверьте мне! Я люблю Вас! Надя смотрит на него со слезами на глазах, а потом жалобно: Прости… И убежала. Все стоят и молчат.  На последней сцене вошел Павел, и остановился…
    Стеша пугает, что если Юля ей денег не даст, она пойдет и все расскажет Александру Гаврилычу, прямо сейчас. А Юля не пугается, она невозмутима: Иди! Прямо сейчас. Стеша опешила: Как? Вы же боялись, что он узнает… Юля со спокойной улыбкой: Иди, я в ноги поклонюсь тебе, что он узнает все не от меня, а от тебя. Стешка в тупике, и лихорадочно пытается сообразить, что делать. Не нашла ничего лучшего, чем придумать: А…Если хотите, чтобы я сказала, платите! Юля обещает, что сейчас отправится к Ульяне, и расскажет, как ее дочь с господами разговаривает. Стеша не на шутку пугается и просит ее не говорить ничего маме. Юля довольно: Надо же, и на такую лису, как ты, капкан нашелся..  (куда уж Стешке до такой лисы, как Юля… Вот только кто бы на ту капкан нашел?....) Юля грубо: Пошла вон! Стешка растеряно: Что? Юля: Вон пошла. Стешка убежала, а Юля задумалась… (ох, скоро Юля начнет сезон охоты на Стешу…)
    Савва поет, а Рома играет на рояле. Приходит Долли и заявляет, что сейчас время ее занятия. Но Рома объясняет ей, что у Саввы Евсеича открылись удивительные голосовые особенности, просит позволить им закончить занятие. Долли обиженно замечает, что он ей не говорил таких приятностей никогда: Истерично: Я отменяю наш урок! И уходит, а сама прячется неподалеку, и слушает. Савва рыдает: Она больше не жилец на этом свете! Рома спрашивает его, как они это сделают. Савва предлагает задушить. Рома предлагает ему это сделать самому, потому что супругу это удобнее, а тот пытается переложить дело на Рому. Потом Савва предлагает организовать все так, чтобы похоже было на несчастный случай. И начинает фантазировать на эту тему, что хорошо бы вырыть ямку, наставить туда колья, заполнить ее водой и вывести погулять Долли в это место. Рома поражен его буйными фантазиями и сомневается, что это будет похоже на несчастный случай. Савва простодушно: А что, нет? Долли слушает и поджимает губки…
    Ольга испуганно: Ты…собрался позвать полицию? Саша с трудом отрывает глаза от Лизы: Какая полиция?! Какая, к черту,  полиция? Нужно его срочно в больницу! Ольга говорит, что нельзя, там его поймают тут же и посадят. Саша говорит, что уж лучше в тюрьме быть, чем на тот свет отправиться… Ольга в отчаянии, а Саша вдруг успокаивает ее и говорит, что не все так плохо, и нужно рисковать. Потом улыбается. Ольга расплывается в улыбке, а Лиза, глядя на него, тоже начинает улыбаться…
    Платон говорит Касси, что и раньше сомневался в ней, а когда увидел ее в карете с ним… Касси пытается вставит свое: Ты не так все понял! Я для тебя… Он обрывает ее: Что для меня, милая? Что для меня?! Касси выпаливает: Я люблю тебя! Он отпустил ее и расхохотался. Сложился пополам, и зашелся в смехе. Касси испуганно: Только не такого. Доброго,  ласкового….  Лицо Платона сделалось жестким и угрожающим, но смеяться не перестал: А я вот такой! Касси упрямо: А я вот не верю. Это в тебе бес говорит! Не губи свою душу! Не губи… Платон перестал смеяться, осторожно коснулся рукой ее лица, тихо: Поздно… милая… поздно….
    Любовь Евсеевна явилась на кухню и напала на Ульяну. Накинулась с какими-то глупыми и ложными обвинениями.  Та понять не может, чего она взъелась. А Люба говорит, что давно надо было ее выгнать, и дочь ее, и сообщает, что Степанида потравила лошадей. Ульяна протестует, что Стеша не могла, а Люба советует ей в глаза бесстыжие дочкины посмотреть. Уляна застыла…
    Гавриил жалуется Паше, что этот конюх тут заявил, что любит Надю. Вася обращается к Паше умоляюще, что ему страшно за Касси. Паша поддерживает его, что сам за нее волнуется. Гавриил недоумевает, о чем они говорят, и требует объяснений. Паша объасняет, что за ней охотится Платон, и отчего-то ненавидит Гавриила. Вася  добавляет, что Касси помогала им, и Платон ее подозревает. Паша собрался идти вместе с Васей, и они договорились, что он сходит за пистолетами. Гавриил запрещает сыну идти на такое опасное дело. Паша возмущен: Что же мне, труса праздновать? Предлагаете отсиживаться? Но Гавриил властно: Негоже Павлу Уварову ловить бандитов! Не позволю!
    Саша ведет Дронова, прикрывающего лицо шарфом, в больницу. Жандарм у входа относится к ним с подозрением, но Саша поясняет, что это его брат, и ему срочно нужна помощь. Жандарм заявляет, что на брата он не похож, и что они бандита ловят, и он не имеет права их пускать. Саша возмущен, брату нужна помощь, а его не пускают и строго требует сказать имя, и где служит, чтобы доложить его начальству. Жандарм пугается и просит не губить – детки, и все как водится… Саша: А ты брата моего не губи! Тот смиряется и пропускает их, а Саша что-то делает с его мундиром,  подозреваю, что засовывает за него денежку…
    Ульяна протестует, что Стешка не могла такого сотворить, она не додумалась бы до этого. Ее кто-то надоумил. Люба чуть смущается. и глядя в сторону, интересуется, кто бы это мог быть. Ульяна предполагает, что мог и господин Погожев. Люба: А если не он? Ульяна говорит,  что тогда не знает, но Стеше незачем Паше такую подлость делать. Люба совсем смутилась, и Ульяна заметила это: Любовь Евсеевна, что с Вами? Сколько живу в этом доме, не замечала, чтобы Вы так закраснелись… Люба отворачивается молча. Ульяна ахает: Неужто это Вы?  Люба смущенно: Что я? Ульяна: Велели Стеше потравить Пашиных лошадей? Люба начинает неубедительно отпираться, а Ульяна горюет, что Люба ее так отблагодарила за все ее старания для семьи и за то, что она столько терпела. Она рыдает, и требует ее уволить, потом говорит, что уйдет сама, подальше от этого дома,  куда глаза глядят… Ульяна плачет, а Люба чувствуя себя виноватой, уже примирительно: Ну ладно, будет… Покричали, и будет…
    Саша в кабинете своего домашнего врача рассказывает ,что они с братом проверяли оружие, и пистолет нечаянно выстрелил: Я прошу сохранить все в тайне. Врач уточняет: Что это не брат. Саша: Да. Я очень прошу Вас.  Доктор решается: Хорошо, значит, так и буду писать - Павел Гаврилович, в результате неудачного обращения с оружием…  Подходит к Дронову, и просит: Покажите, голубчик, что у Вас с ногой…
    Стешка пришла к маме, а та молчит. Дочка интересуется, чего она такая. Мама докладывает ей, что только что ушла Любовь Евсеевна, но много ей поведала. Стеша интересуется,  что же.  Мама спокойно говорит, что она и сама знает, кто Пашиных лошадей сгубил: Это твоих рук дело! Стеша с вызовом: А кто велел, не сказала? Мама: Да ладно! Я и раньше замечала, но мой материнский инстинкт не хотел верить…Тихо: Много крови тут пьешь, мешаешь всем… Стеша с усмешкой: И тебе… Ульяна кивает: И мне. Поэтому я скажу – оставь этот дом. Уйди. Стеша с обидой: Ты меня гонишь? Ульяна всхлипывает: Прости меня, доченька, но по-другому не могу…  Стеша спрашивает, куда же ей идти. Ульяна предлагает найти себе жилье, дает ей денег на первое время: Попробуй без меня…. Стеша с вызовом: А это хорошо! А то ты меня только поучаешь и приказываешь!  Мама советует своим умом пожить, - может, чему в жизни и научится. Стешка глядит на мать так выразительно, что та взмолилась: Не смотри так. сердце не рви… Если не получится, возвращайся назад. Стешка гордо: Неа. Раз выгнали, значит выгнали! Пошла к двери, а Ульяна ее догнала: Подожди! И давай ее на дорогу крестить. Стешка скуксилась, и рванулась прочь, а Ульяна ей вслед крикнула со слезами: Прости меня!
    Любовь Евсеевна идет мимо Надиной комнаты, и слышит,  как та рыдает навзрыд. Постояла, послушала… Потом нерешительно подошла к двери, занесла руку, чтобы стукнуть, но задумалась… Решительно открыла дверь и вошла.  Надя продолжает плакать. Люба: Надя! Ну хватит, Надюша, не изводи себя. Надя, всхлипывая, с неприязнью: Вам все равно меня не понять! Люба уселась рядом, с улыбкой: Может, попробую.  Надя с укором говорит, что в детстве ее всегда няня утешала, а маман уходила к себе, когда она плакала. Люба объясняет, что не могла слышать слез дочери, уходила к себе в комнату, и там сама плакала (ну и мамочка сентиментальная… Как-то для железной Любы совсем нехарактерно… Да и вообще, красивенько – бросить ребенка в горе и пойти рыдать…) Надю это подкупает и она, сквозь всхлипывания,  признается, что Василий вернулся, хотел с ней говорить, а папенька ей запретил: Он сказал - или меня, или конюха слушай… Я выбрала папеньку, испугалась его гнева… (ну, право, детский сад сплошной…) Истерично: Вы не хотите, чтобы мы с Василием вместе были! Люба: Кому захочется… Надя: Да мне захочется! Мне! Я могла бы всю жизнь прожить с ним счастливо! И у Нади  новый всплеск рыданий… Тогда Люба вдруг делится, что у нее такая же история в молодости была. Надя даже перестает плакать, пораженно: Неужто, Вы любили крестьянина? Люба вспоминает, что хотела за ним на край света бежать, но он исчез. Потом она узнала, что он связался с дочкой кузнеца и позже женился: Вот я и боюсь, чтоб Вася твой не исчез однажды… Надя горячо: Нет! Он сильный,  добрый, хороший! Мне без него совсем невмоготу! И слезы опять полились из ее глаз, и она рухнула к маме на колени. Та, улыбаясь и поглаживая ее: Глупенькая моя! Маленькая, глупенькая… (а у них, это оказывается, семейное… Интересно, кто ж это был? Уж не Мирон ли? гы…)
    Стешка гордо зарулила в трактир и потребовала вина. Трактирщик поинтересовался: А закуску? Она дала ему монеты, а он сказал, что тут только на стакан орехов хватит. На второй не хватит. Стеша: Давай один, со вторым подождем! Она наливает ей стакан водки, а  она интересуется,  не нужна ли ему посудомойка. Ему нужна поломойка. Стешке идти некуда, потому она соглашается и на поломойку. Поднимает стакан: Ну, со свиданьицем! И  залихватски выдувает до дна под обалдевшим взглядом трактирщика…
    Паша выговаривает отцу, неужели он бы хотел, чтобы сын ждал, когда другие все сделают за него? И считал бы его при этом настоящим мужчиной? Папа, пристально глядя ему в лицо, с нотками гордости: Как ты вырос… А недавно с лошадками играл… Паша улыбнулся: И сейчас тоже, только лошадки стали побольше.  Гавриил: И вот так возьмешь пистолет, и пойдешь? Паша решительно: Да, так возьму и пойду.  Гавриил помолчав: Ладно, ступай. Только обещай мне вернуться живым и невредимым! Паша тихо: Обещаю… Ушел за оружием. Гавриил подошел к Васе, и миролюбиво: Ты уж… оберегай его… Вася: Гавриил Макарыч, это уж само собой!
    Платон достает нож. Касси шепотом: Платоша… Платон: Молись, Кассандрушка…Приставил нож к ее шее, и зацепил волосы. И она увидела… Мальчик лет 10 стоит у ограды уваровского дома,. снаружи, и говорит с мужчиной за оградой, лица которого мы не видим. Он выкрикивает с обидой: Но я такой же сын, как эти! Мужчина просовывает между прутьев пятак, и говорит гаврииловским голосом: На, купи себе что-нибудь. Но мальчик не берет, его голос звенит от  возмущения: Я правду говорю, а ты мне милостыню суешь!  Мужчина: А ты неблагодарный! Швыряет пятак на землю, и уходит… Касси вскрикнула: А! И тихо, глядя Платону в глаза: Поговорить бы тебе с ним… Платон не понял: С кем? Касси: С отцом твоим. Платона как током ударило. Пораженно и тихо: Откуда ты знаешь? Касси уверенно: Я много знаю… Ступай к нему и объяснись. Платон с горечью: Чтобы он опять меня отшвырнул? Касси: А ты попробуй… Платон с усмешкой: Нееет… Мне не о чем с ним разговаривать. Касси осмелела: Может, тебе страшно? Так я могу помочь увидеться. Платон смотрит на нее некоторое время: Нет. Не поможешь. Касси говорит, что смерти не боится, а живая может ему пригодиться. Он смотрит на нее и раздумывает…
    Саша вышел к Лизе в коридор. Она спрашивает, как Дронов. Саша говорит, что он в сознании. Лиза хочет пойти, но он ее не пускает: Там Ольга. Лучше их оставить вдвоем. Лиза улыбается и благодарит его за то, что он сделал: Страшно подумать, что было бы, если б не Вы! Саша смотрит на нее с выражением бездонной нежности: Я это сделал из-за тебя… Лиза тихим эхом: Из-за меня… Саша: Чего ж ты сразу не сказала? Пряталась…  Лиза смущенно говорит, что не хотела на него неприятности накликать – ей-то ничего, а ему нельзя… Он восхищается, как же ей все удается – и пулю вытащить, и раненого спасти… С любовью глядя на нее: Потому что  ты  - доброе сердце! Она  опускает глаза, с мукой: Нам не стоит встречаться. Александр Гаврилович… Саша с отчаянием: Я бы все отдал, чтобы ты была не права! Но… Они стоят близко, их влечет друг к другу, но они сопротивляются из последних сил… Потом не выдерживают, тянутся друг к другу, соприкасаются лицами, и Лиза кладет голову Саше на плечо и закрывает глаза…
    Даниил в постели, а Ольга тревожно спрашивает его: Вам не хорошо? Знобит? Он с некоторым трудом отвечает, что все нормально и просит ее вот так посидеть рядом. Она заверяет, что будет сидеть, пока он ее не прогонит. Он: Значит, дела мои плохи… И хрипло хохочет. Она недоумевает, почему он так решил. Он поясняет – потому, что она не кричит и не обвиняет его в том, что он безрассудно себя вел и заработал пулю. Она обещает, что он все получит сполна, когда поправится. Он заявляет, что ловит ее на слове, и снова пытается поржать. Входит доктор и говорит, что хочет осмотреть рану. Садится, смотрит долго и молчит. Дронов нервничает, и пытается шутить, а врач настроен тревожно. Даниил: О! Будем ампутировать? Ха-ха! Доктор строго: Я не разделяю вашего веселья, молодой человек. Но все очень даже может быть…. Даниил потрясенно уставился на него, а Ольга с испугом смотрит на Даниила…

    0

    47

    Серия № 49
    Люба готовится к общесемейному ужину и отдает последние распоряжения. Однако Гаврюша смотрит на это скептически, и думает, что ей вряд ли удастся собрать детей вместе – братья где-то шастают, Надя не покидает комнату… Вроде, времена-то неподходящие для объединения семьи.  Оставшись одна, Люба вздыхает тяжко и просит у Господа помощи…
    Касси, припертая к стене, с ножом у горла, просит Платона довериться ей: Я помочь хочу! Платон не выдерживает, швыряет нож на пол, хватается за голову: Да тебе на меня наплевать! Каждый о свое шкуре думает! Касси удивленно спрашивает, что когда он ей помогал на улице, разве тоже о своей шкуре думал? Он уселся в стороне, надулся, а она подошла медленно, обняла его голову, а он прижался к ней. Она шепчет: Доверься мне. Я же зла тебе не желаю… Платон горькими слезами заливается и бормочет упрямо: Не знаю - не знаю… В окошке подвальном появляются два любопытных лица – Пашино и Васино, они наблюдают эту весьма трогательную картинку…
    Даниил ужасается ампутации. Ольга уточняет у врача, верно ли, что это единственный выход? Врач мрачно констатирует, что он не самый худший, потому что главное – сохранить жизнь. Даниил эхом откликается на эти слова и глубоко задумывается…
    Стешка моет в трактире полы, пьяный посетитель шлепает ее по заднице, она огрызается и получает немедленно внушение от меланхоличного хозяина. Он ей на пальцах объясняет, что коли не охота ей с клиентами вести себя обходительно, пойдет на улицу. Стеша извиняется, просит о снисхождении и обещает быть покладистой. И тут чувствует, как чья-то рука начинает поглаживать ее все по тому же аппетитному месту. Она набирает воздуха, оборачивается с милой улыбкой и спрашивает вежливо: Чего изволите? Пьяный господин поднимает голову и из-под шляпы на нее глядят шальные глаза Лео. Он, увидев, кого гладил, слегка обалдел, да и она тоже глаза вылупила…
    Саша с Лизой стоят, обнявшись, но Лиза не выдерживает, отрывается и с отчаянием: Нельзя нам, Александр Гаврилович! Что же я делаю! С толку Вас сбиваю, жизнь Вам ломаю! Саша мучительно: Лиза, как можно говорить такое… Я счастлив, что встретил тебя, с этой поры только и начал жить! Лиза с грустью: Значит, не зря все было…  Станет Даниилу получше, уеду из Петербурга. Саша тихо спрашивает, куда. Лиза отвечает, что мест много, работа везде найдется. Она стоит у окна, он подходит сзади и касается губами ее затылка. Лиза с горечью: Если бы мы встретились в другом месте и в другое время… Саша покорно: Да, может и правда тебе лучше уехать, встретишь другого человека… Лиза обернулась резко и закрыла ему ром ладошкой: Нет! Не говорите ничего!
    Стоящая Касси гладит сидящего перед ней с покаянно опущенной, как на исповеди,  головой Платона, и видит лица в окошке. Она одной рукой продолжает поглаживать голову Платона, а другой машет им, чтобы они уходили прочь. Платон чует над собой некие манипуляции и пытается поднять голову: Чего там стряслось? Касси возвращает его голову в покаянное положение: Ничего… Тихо… Он покорно затихает под ее рукой.  Вася на улице говорит Паше, что Касси просит их уйти, и тянет его прочь. Паша раздраженно: Да что там происходит-то? Вася говорит, что похоже, неспроста Касси руками машет. Паша недовольно и многозначительно тянет: Да… Неспроста…
    Платон хнычет: Не уходи от меня, Кассандра… Я не могу без тебя…  Слезы по лицу размазывает, и хлюпает носом. Касси интересуется, что же ей с ним, теперь все время оставаться? Убеждает его: Дело не во мне. Дело в книге. Ты с ума сойдешь, если она с тобой останется. Платон упрямо, надувшись и фыркая носом: Нет, в тебе! Я быстрее с ума сойду, если бросишь меня…  Касси, пристально глядя на него, требовательно: Тогда отдай мне книгу! Платон поднимает на нее глаза и смотрит внимательно…
    Ольга в коридоре разговаривает с врачом, и он убеждает ее, что нужна немедленная операция, иначе он ни за что не ручается. Она обещает уговорить Дронова.  Придя к нему в палату, Ольга не успевает начать уговоры, как он догадывается, зачем она пришла, и не желает ничего слушать. Не дает ей слова сказать (но весьма вежливо), и заявляет, что лучше всех докторов знает, что ему нужно.  Ольга, естественно, сильно в этом сомневается, а он просит ему помочь выбраться отсюда. Ольга всего только может произнести: Даниил… А он снова просит о помощи…
    Вася спрашивает грустного Пашу, отчего тот пригорюнился. Паша считает, что Касси ведет двойную игру и обманывает их. Вася же думает, что у нее таков план. Паша мрачно: Не похоже, что Платон ее убить хочет, скорее – в объятиях задушить! Но Вася не верит, что Касси с Платоном амуры водит, не такая она. А Паша с прищуром: В тихом омуте черти водятся…
    Стеша с пьяным Лео сидит за столиком, он набивает рот едой, опрокидывает стопарики и рассуждает: Боже мой, вся жизнь – под откос! Винит ее, но как-то беззлобно, что все это из-за нее, и ножичком из трактирного сервиза помахивает. А Стешка выступает, что это из-за него она попала в такую ситуацию, и он поломал ее судьбу.  Лео орет: Пошла вон! Стешка ржет: Напились! Напились! Лео стукнул по столу кулаком, и пошел сам вон, покачиваясь, а Стеша заорала ему вслед, что по его вине в дыре этой торчит. Он ушел, а трактирщик спокойно предложил ей покинуть эту дыру: Выметайся вон. Стеша глазами захлопала:  То есть как это? Он, усевшись на место, откуда ушел Лео, тяжко вздохнул, и пояснил, что она посетителю нагрубила, он убежал, а кто платить будет? – Твоего жалования как раз хватит в самый раз. Выметайся.
    Даниил просит Ольгу помочь ему. Она ему о докторе пытается толковать, а он: Да пошел он! Я рассчитываю на самого себя. И на Вас. Посылает ее в Столярный переулок, в индийскую лавку, со списком. Там травы, мази и настойки. Ему буддийский монах передал рецепт. Она не верит в рецепт, а он ей говорит, что у него уже были случаи исцеления. Она просит рассказать. Он долго и серьезно шепчет ей на ухо. Она отстраняется с потрясенным видом: Не может быть… Снова наклоняется, а он продолжает шептать. Она снова отстраняется: Ужас какой… Он вслух, без тени улыбки: И через три дня, благодаря бальзаму, все зажило. Ольга: Удивительно…. Он: Так Вы вытащите меня отсюда? Ольга уже с энтузиазмом: Я даже знаю, где Вас скрыть на эти три дня, пока все заживет! Он с признательностью в голосе: Спасибо вам, Ольга Гавриловна! Она мило улыбается…
    Касси продолжает психологическую атаку: Ты жил без книги, зачем она тебе? Платон угрюмо, насупившись: Она мне власть может дать над всем миром! Касси спрашивает, а что такое власть? Платон отвечает: Это когда у тебя есть все, что ты хочешь. Касси уточняет: И все тебя бояться?  И начинает урок: Власть хороша, когда ее используешь ради чужого счастья, а ради своего можно все разрушить. Платон сидит, размышляет, носом шмыгает и упрямо крутит головой: Неа… Я так не думаю. Касси не сдается, она говорит, что у него ни одного друга не останется. Платон бухается на спину и плачет: А у меня одни враги! Касси: На власть друзей не купишь! Платон в ответ: Зато врагов уничтожишь! Касси нагнетает: Одного уничтожишь – на его месте 10 других появятся… Тут Платон вдруг сломался, видать испугавшись нарисованными перспективами полчищ врагов: А ты права! Касси дожимает: Дай мне книгу! И она будет целее, и мы. Платон дожатый, шепчет: Щас… Слезы утер рукой, встал. Пошел к стене, присел на корточки, медленно вынул книгу из схрона, сел на пол, сдул с нее пыль… Протянул Касси одной рукой, не глядя. Она взяла ее, и с облегчением улыбнулась. (ну, не знаю… Рыдающий Платон и читающая прописные истины Кассандра – это что-то с чем-то…)
    Ольга выскочила из больницы, и это увидел следователь. Расспросил подробно жандарма на страже и понял, что его надурили. Вышла медсестричка на крыльцо, он ей допрос устроил, кто попадал к ним с огнестрельным ранением. Она призналась, что это на втором этаже. В то самое время, у окна, очнувшийся от горьких дум Саша увидел, что внизу следователь допрашивает медсестру, и там начинается некоторое оживление.  Он догадался, что ищут Даниила. Лиза увидала тоже, и испугалась: Они его арестуют, Александр Гаврилович! Саша схватил ее за руку и увлек в коридор: Пойдем! Они быстро помчались по коридору…
    Стеша пытается уломать хозяина, что она хорошая работница, однако, он не видел в своей жизни большей бездельницы. Стеша умоляет его,  говорит, что ей ночевать негде, просит прощения. Сзади пьяный мужик обнимает ее, и с хохотом тащит за собой, обещая ей кров. Она отбивается, но не может вырваться. Посредине трактира они падают на пол под дружный гогот постояльцев…
    Доктор ведет прием, к нему врываются Саша и Лиза. Они просят прощения, он выпроваживает больного. Саша взволнованно просит у него помощи, объясняет, что полиция ищет их горе-пациента. Доктор предлагает перевести Дронова в другую палату, или же срочно в операционную. Лиза говорит, что нельзя – полиция сразу его отыщет,  она настаивает, что его нужно увезти отсюда. Доктор приходит в ужас – тяжелейшая рана, большая потеря крови. Саша поддерживает Лизу: Значит, придется рискнуть. Если полиция найдет его, он погибнет. Доктор позволяет себе,  наконец, возмутиться, что он еще ни разу не участвовал в подобных делах, но Лиза горячо защищает Дронова, утверждая, что он невиновен. Саша смотрит на нее, и проникается ее горячностью, он говорит, что если доктор не поможет, настоящий убийца будет гулять на свободе, а невинный человек гнить в тюрьме. Лиза вторит ему мольбой о помощи…
    Мужик на полу лапает Стешу, а она пытается отбиваться. Тут возвращается с виду тщедушный Лео, хватает плотного мужика за шкирку, поднимает, и отшвыривает в сторону. Тот отлетает аки пушинка, а Лео гордо, отряхивая руки: Никуда она с тобой не пойдет! Она со мной пойдет! Поднял Стешку, она с улыбкой в глаза ему смотрит. Гордо задрала подбородок, оглядела зал, под ручку его взяла, и важной походкой медленно последовала за ним до двери. Тут он на дверь налетел, она слегка скорректировала направления его движения, и они покинули ненавистный Стеше трактир…
    Следователь в палате, где находился Дронов. На кровати кто-то лежит, накрытый простыней. Идущий мимо доктор интересуется, кого он ищет. Тот злорадно поясняет, что тут у него опасный преступник. Доктор говорит, что он не разделяет тех, кому нужна помощь и не интересуется, кто они такие. Но тут закон опоздал – бедняжка умер. Следователь опешил: Как умер? Отдернул простыню, а там вовсе и не Дронов, а какой-то бритый здоровяк… Следователь смотрит на доктора с весьма сильным подозрением…
    Лиза и Саша с двух сторон помогают Дронову забраться в коляску, Ольга поспевает за ними. Они все загружаются, Ольга говорит, что знает место, где его искать не будут, они поднимают у коляски верх и быстро уезжают…
    Вася с Пашей все обсуждают Касси. Вася не верит, что Касси Пашу обманула. С восторженной улыбкой: Она такая… Душа у нее чистая…  Паша спрашивает с подозрением: Сам-то веришь? Вася тушуется: Кто ж женщин разберет? Я вот голову ломал, но так ничего и не понял… Паша поддакивает: Это точно! С обидой: Я ночами не спал, только о ней и думал, а она бросается в объятия к убийце! У Васи рот до ушей: А Вы никак ревнуете, Павел Гаврилович? Паша смутился совсем, и что-то там забормотал про красавиц, а Вася вставил, что красавиц-то и ревнуют. Паша горько: А она спуталась с Платоном… Вася утешает, что может, у нее помутнение рассудка. Паша угрюмо: Мне это помутнение дорого обходится… Все, хватит! Я не собираюсь больше по ночам из-за нее не спать! Я умываю руки.
    Касси довольно: Я очень рада, что ты мне поверил! Платон, сидя на полу: Кому же мне верить, как не тебе? Она пошла, взяла сумку. Он увидел, испуганно: Ты уходишь? Касси остановилась: Нет, я… только положить хотела. Платон, боясь поверить: Значит… останешься? Касси улыбается: Сегодня – да. Села рядом с ним на пол, голову его к себе прижала, и гладит по головке, а он глаза закрыл…
    Саша и Лиза привели Дронова в квартиру. Он уселся с трудом на диванчик, и горячо поблагодарил Сашу и Лизу: Вы так рискуете из-за меня… Саша заявил, что не больше, чем когда он спасал его сестру и их с Лизой. Дронов поинтересовался, чей это дом. Сзади раздался голос Вари: Дом Глушковских. Вряд ли полиция додумается искать убийцу в доме убитого…
    Лео привел Стешу к себе домой, и упал лицом вниз на диванчик. Она серьезно благодарит его: Сам Бог Вас послал, верно… Пьяненький Лео: Да… Я ж тебе на свою жизнь плакаться стал… Она ж не такая и плохая, вобщем-то, жизнь-то моя… У меня дом есть, состояние… Ну, репутация… была. А у тебя – ничего нет. Так кого оплакивать стоит? Стеша расчувствовалась почти до слез: Сколько живу, таких слов от господ не слыхала! Спасибо, Леонид Максимович… Лео: Я и работу тебе найду. Правда, с моей репутацией мои рекомендации ничего не стоят… Стеша еще больше расчувствовалась: За Ваши слова одни - спасибо! И спрашивает, где он ей ночевать позволит – в людской? Он: Можно и в людской… Смотрит на нее с диванчика долго и задумчиво. Она переминается с ноги на ногу: Я пойду… Он: Минуточку! Степанида…. Правда, что в людской собираешься спать? Стеша смущенно, но решительно: Извините, пожалуйста, ни к чему хорошему забавы наши меня не привели.. Вздохнула серьезно: Нужно привыкать жить одной. Такой мой удел. Лео покорно: Да… Спокойной ночи. Стеша: Приятных снов. Ушла, а Лео, глядя ей вслед, с диванчика, вздыхает также тяжко: Вот и я тоже один, и никому до меня дела нет… Таков мой удел… (блестящая работа сценаристов! И блестящая работа актеров!...)
    Даниил благодарит Варю. Она говорит, что надо Ольгу благодарить – это она привела его сюда. Саша спрашивает, какие нужны лекарства, Ольга заверяет, что ничего не нужно, и велит ему ехать домой. Саше ехать не хочет: А моя жена без меня обойдется… Лиза тихо выскальзывает из комнаты в коридор.  В это время Варя говорит, что беременной жене нужно,  чтобы муж был рядом, пусть даже весь мир вокруг рушиться. Саша покорно: Да… Вы правы… Он тихо выходит вслед за Лизой и извиняется, что ей, должно быть, неприятно это все слушать. Она просит не извиняться, она все понимает, с чувством: Если бы я была беременная, я бы тоже хотела, чтобы мой муж был возле меня! И так на Сашу глянула, что было видно, как ей этого хочется, и кого бы она хотела видеть  своим мужем… Саша предлагает ей подвезти ее. Лиза отказывается, она остается здесь, будет помогать Ольге ухаживать за Даниилом: Я останусь здесь до утра. Саша с замиранием сердца: А… потом? Лиза: Потом? Чуть улыбнулась уголками губ: Давайте доживем до завтра… Он эхом: До завтра… Лиза смотрит смущенно…
    Касси рано утром тихо собирает вещи, кладет книгу в сумку, подходит к спящему Платону. Присела рядом, тихо: Прощай, Платоша… Встала, оделась, и вышла за дверь. Пошла вверх по лестнице и не увидела, как снизу  вынырнул Паша, озираясь нерешительно то на дверь в комнату Платона, то наверх,  куда ушла Касси, и  теребя галстук…
    Утро. Лиза спрашивает Ольгу, как Даниил. Рядом сидит Зарина и говорит, что она сделала все, что могла. Лиза с простодушным беспокойством: Что он бледный такой? Будто мертвый! Ольга вскрикнула, вскочила и подсела к Дронову. Лиза: Простите! Ольга принялась звать Даниила. Он лежит с закрытыми глазами… Она просит его не умирать: Ты обещал мне,  что не умрешь! Плачет, умоляет, трясет его… Он неразборчиво и тихо начинает бормотать, и слышно, что просит ее не трясти его так.  Она велит Лизе быстро подать ей бумагу и перо. Он уже более отчетливо, но слабо: Зачем же Вы плачете? Не плачьте! Куда же я без Вас-то? А ну не плакать! Все хорошо, все будет хорошо… (хорошо, что у него нет сил кричать и бодро улыбаться, все получилось так естественно и правдоподобно, наконец-то, вполне в духе остальных персонажей…)
    Лео проснулся, голова болит, признаки трезвости в глазах отсутствуют… Рука потянулась к стоящему рядом графину. Но застыла. Потому что напротив себя он увидел сидящую и вздыхающую с осуждением Юлю. Лео, пытаясь сконцентрироваться: Вы? Юля с вызовом: Я! Лео все  же берет графин: Что же Вам угодно? А Юля думает земли его купить. Лео в недоумении: Интересно, зачем они Вам? Юля деловито: Брак хочу сохранить!

    0

    48

    Серия № 50
    Платон спит, а в дверь дубасят  и орут: Отворяй, подлая душа! Знаю, ты здесь! Оказалось, Вася. Двери выбил и ворвался. Платон проснулся и щурится непонятливо на него. А Вася подскочил и напал: Дрыхнешь, мерзавец?! А ну, вставай!
    Касси пришла к Уваровым и спрашивает слугу о Паше. А тот дома не ночевал. Касси взволновалась, но Паша сам объявился. Она кинулась к нему радостно: Павел Гаврилович! Я так волновалась! Паша, нахмурившись, сквозь губу: За кого? И давай кричать, что он, как дурак, ей поверил, а она спуталась с убийцей! Касси это не очень понравилось…
    Ольга радуется, что Дронов очнулся. А он удивляется, что она так убивается из-за какого-то проходимца. Она горячечно обещает: О, нет, я не брошу больше тебя! И спрашивает его о списке, который он хотел ей дать в лавку. Он моментально ловит ее на слове и, прищурившись,  интересуется, с каких пор они на ты? Она смущается и начинает торопиться в лавку. А он: Ой, (усмехается), не скажу!
    Лео с заветным графином в руках удивляется, с каких пор Юлю стал беспокоить ее брак. Юля просветленно мечтает, что Саша займется железной дорогой, отвлечется. Дай Бог, все уладится… Лео с любопытством: Я Вас не узнаю! Юля смеется: Я сама себя не узнаю! Вот ведь как все повернулось… Так каково Ваше решение?
    Надя лежит ничком в ночнушке на кровати, и никому не открывает. Саша пытается достучаться до нее и позвать на ужин. Она отнекивается, но он настойчиво интересуется, что случилось.  Она встает, медленно и опасливо приближается к двери: Боюсь, ты меня не поймешь… Саша хочет попытаться. Она напоминает ему их разговор перед дуэлью, когда он сказал, что после развода она могла бы найти счастье с другим. Саша помнит. Надя: Вот я его, кажется, нашла… Саша с другой стороны двери: Счастье? Надя с ноткой отчаяния: Другого человека! Он спрашивает, отчего же она грустит. Она признается, что родители не одобрили ее выбор: Боюсь, и ты… Саша заинтригован ее словами и просит скорее сказать, кто этот счастливец. Надя приоткрывает дверь,  сперва молчит, потом, и не глядя на Сашу: Это конюх. Наш конюх Василий… Саша молча смотрит на нее во все глаза, а она подняла на него взгляд в ожидании…
    Юля продолжает упрашивать Лео продать ей земли: Они мне очень нужны! Я умоляю! Хотите, на колени встану? Лео хихикнул: Не надо, Юлия Андреевна! Здесь не театр. А у Юли уже  и бумаги составлены, надо только подписать. Лео замахал руками с графином: Нет-нет! Не утруждайте себя, госпожа Уварова, я подписывать ничего не собираюсь! Юля поднялась горделиво и с улыбкой заявила, что она все равно не сдастся.  Он перечислил ее прошлые прегрешения и под конец заявил, что она сама запуталась в собственной паутине (какое точное определение!...): Мне что Вас, теперь жалеть, что ли? Юля рассмеялась холодно: Нет, я в жалости не нуждаюсь. Вы лучше себя жалейте! Осмотрела его презрительно, пьяненького,  вместе с другом- графином. Усмехнулась: А у вас это хорошо получается! И вышла. Лео, устраиваясь на диванчике, пробормотал: Несчастная! И спешно опрокинул стакан…
    Саша ласково говорит, что не удивительно, он уже давно видит, как они с Васей друг на друга смотрят. Надя радуется, что Саша один ее понимает. Саша озабоченно: Понимать – понимаю, но развод – не простое дело… Надя оптимистично заявляет, что у нее есть свидетели измены мужа, и рассказывает, как они застали Лео со Стешкой. Так что все основания для развода имеются. Но Саша сомневается, что все так просто – бракоразводный процесс – дело долгое. Хотя потом, когда все кончится,  она выйдет спокойно за Васю. Надя грустно говорит, что ей родители не позволят. Саша, усевшись на кровать и уйдя глубоко в свои мысли: А мне кажется, нам никого не нужно слушать. Мы с тобой взрослые люди. Нам нужно плевать на предрассудки!  Надя, не понимая, что у него на душе,  замечает, что ему легко говорит такое, потому что он мужчина, а она, как женщина, слушает сердцем. А Саша напоминает ей, что всегда говорил ей – слушай свое сердце! Надя кисло: А вдруг я опять ошибусь? Саша растеряно и печально: Что-то мы с тобой запутались, да? Да…
    Стеша увидела Юлю и радостно поздоровалась. Та попробовала было намекнуть презрительно, что догадалась, зачем Стешка тут околачивается, но ты парировала, что и Юля, может, за тем же самым пришла… Стеша говорит ей, что между ней и хозяином ничего нет, он ее пожалел и привел в дом, а Юля с усмешкой кивает. Тогда Стеша со мстительной улыбочкой напоминает ей об их маленьком секрете – супруг мечтает о ребеночке, а Юля ему так и не сказала ничего… Неожиданно Юля вполне искренне и серьезно: Я ему скажу… Мне просто время нужно. Я скажу. Ушла. Стеша ей вслед: Идите-идите! Как бы поздно не было! (это уж точно…)
    Надя в церкви молится и свечку ставит. Батюшка подходит к ней, и спрашивает, отчего она так мается, он уже давно это приметил. Она рассказывает ему о своих сомнениях и чувствах, о родителях, которые не одобряют ее чувства.  Батюшка изрекает, что любовь земная грех, если не освещена таинствами брака. Надя все понимает, но сердцу молодому не прикажешь…. И спрашивает, как же распознать, куда идти. А он говорит, что обязательно знак будет подан. Она утешилась, что он помог ей, и собирается теперь ждать знака…
    Вася одолевает Платона: Ты за все ответишь, собака! Перечисляет, за что – за убийство Глушкова, за то, что сестру хотел убить, и Кассандру извести. Они катаются по полу, и то один берет верх, то другой. Платон, которого руки Васи основательно придушили, хрипит, что он по-новому жить решил, и у него даже свидетели имеются, да Вася не верит: Будет тебе новая жизнь - на каторге гнить! Платон, пыхтя, ножик к его горлу приставил: Нет, дружок, мне и здесь жить неплохо… Но Вася как прижал его к полу, так и не отпускает. Так их и застал Мирон, открыв дверь…
    Ольга объясняет Дронову, что, вроде бы, они уже достаточно хорошо знают друг друга, чтобы говорить на ты. Он соглашается и слабо хохочет. Она: А что Вы смеетесь? Он: Какая же Вы забавная, Ольга Гавриловна… И мрачно предостерегает ее от излишнего авантюризма, потому что его разыскивается вся полиция Петербурга, и на самом деле,  у него были все основания, чтобы недолюбливать жертву… Его голос срывается на бормотание, и он начинает отключаться. Ольга умоляет: Даниил! Даниил… Рецепт! Он опять очухался, и слабо: Записывайте…
    Касси жалобно: Зачем Вы меня так? Паша обиженно и жестко: Сама знаешь, зачем! Я бросился спасать тебя от негодяя, а ты с ним обнимаешься! Касси улыбается: Вы ревнуете? Паша испуганно: Нет, я просто… Она: Не можете меня видеть с ним рядом? Он: Ты провела ночь с ним! Касси быстро уверяет, что ничего не было.  Паша с подозрением интересуется, чем же они занимались. Касси рассказывает, что сперва он и правда хотел ее погубить, но ей удалось его убедить, чтобы он этого не делал. Она уговорила его, потом долго баюкала, как ребенка,  пока он не уснул. А потом он уснул, и она ушла. Но кое-что с собой прихватила. И достала книгу с довольной улыбкой…
    Лиза вошла к Саше в кабинет и сдержанно поздоровалась. Он также сдержанно ответил, спросил, как там их больной. Лиза сказала, что Даниилу Илларионовичу уже лучше. Саша: Слава Богу. Лиза откликнулась безрадостно: Да, Слава Богу.  Помолчали… Потом она решилась: А я, Александр Гаврилович, попрощаться к Вам пришла. Ухожу я. Саша печально: Куда же? Если в городе, попрошу сестер подыскать место. Лиза решительно: Не надо! Я уже самостоятельная теперь. Смотрит на него прямым взглядом: Простите, если что не так. Прощайте, Александр Гаврилович… Они смотрят друг на друга как раненые птицы, прощаясь молча взглядами, и все вокруг, и вошедшую Юлю абсолютно не замечают… Юля постояла, несколько встревожено переводя взгляд с одного на другого, но они так и не оторвались друг от друга…
    Платон предложил Мирону связать Васе руки. Тот не спеша, с опаской сделал это, и Платон откинув нож в сторону, сел и перевел дух. Мирон осторожно поинтересовался, что Платон сделает с Васей – убьет? Платона аж передернуло: Чего! Дурак, что ли?! Я теперь мирный обыватель. Мирон не верит.  А Платон заливает, что опостылела ему жизнь воровская, а он всегда мечтал о простой тихой мещанской жизни. Мирон замечает,  что такая жизнь скучна, и вообще,  как же он дела все вот так бросит? Платон усмехается, что Вася ему подсобит к  мирской жизни перейти, и, показывая на Васю,  объявляет Мирону, что перед ним убийца Глушковского, а он сам – мирный обыватель. Мирон кисло: Ну, хватил ты… Но Платон не унимается – и от прыткого отрока избавляемся,  и свое имя отмываем! Мирон интересуется, как он это провернет. Платон довольно извлекает из кармана книжечку Глушковского и говорит, что она ему поможет – тут и суд, и управа, и людишки нужные есть… И благодарит за все Глеба Глушковского. Вася тяжко вздыхает, а Мирон на сына молча смотрит…
    Паша и Касси глядят на книгу, и Паша заявляет решительно, что сожжет ее. Касси прикасается к книге, и вдруг погружается в транс. Она видит синего Григория. Он строго вещает: Останови его! Вы нас погубите, и мы с Татьяной никогда не встретимся! Не увидим рая, навеки между небом и землей останемся. Спасешь книгу – себя спасешь! Сила пуще прежнего к тебе придет! (бедная Касси… С такой силой  ни один жених не рискнет ее женой назвать…) Касси дернулась и вернулась обратно, а Паша поинтересовался, что она увидела. Касси решительно заявила, что они не могут сжечь книгу, не время еще. И она считает, что нужно вставить в книгу камень. Радостно делится -  дух ей пообещал, что она снова обретет дар, и другим сможет помогать снова.  Паша покорно соглашается. Положили книгу, вставили талисман. Он загорелся своим ярким светом,  погрузился в книгу, и исчез. Паша: Ну что ж, так тому и быть. Главное – мы вместе. И книга с нами. Касси неожиданно вскочила и засуетилась: Я должна вернуться к Платону. Паша пораженно: Что? Касси настойчиво: Я обещала. Поэтому он и книгу отдал. Прощайте, Павел Гаврилович…. Прощайте. Ушла, оставив его сидеть пригвожденным к месту…
    Лиза с Сашей продолжают смотреть друг на друга, но Лиза первая спохватывается, с огромным трудом отводит взгляд и стремглав выскакивает из комнаты. Юля спрашивает Сашу без тени скандальности или истеричности: Саша, у тебя важное дело? Саша с трудом возвращается в реальность: Да… Закашливается, и объясняет, что его старый гимназический приятель попал в беду, и ему пришлось просидеть с ним всю ночь. Он говорит, что очень устал. Юля доброжелательно поддакивает и спрашивает, отчего Лизавета такая бледная: Что-то случилось? Саша, глядя в сторону, ровным тоном: Да, Лизавета уходит от нас. Юля удивленно: Вот как? Саша деланно-безразлично: Да, нашла себе другое место. Юля воспряла, собралась с силами  и решилась признаться: Саша, я хочу поговорить с тобой… Но Саша вдруг прервал ее, улыбнулся, засуетился, полез в ящик стола: Подожди! Смотри, ночью засиделся, набросал тут кое-что… Так я представляю нашу детскую! Показывает ей рисунок в голубых тонах детской с колыбелькой посередине. Юля со счастливой улыбкой, явно передумав откровенничать: Ты думаешь, будет мальчик? Саша уверенно и оживленно: Да, думаю. Но если девочка, перекрашу все в нежно-розовый цвет…
    Стеша входит к Лео, а тот, крутя в руках пустой графин, просит ее: Стешенька, принеси из шкафчика графинчик, и принеси… Она строго и важно прерывает его: Простите, Леонид Максимович… Но мне пора. Благодарит его за его доброту. Он удивленно: Тебя ж никто не гонит… Живи! Стеша упрямо: Нет. Не любо мне в этом доме оставаться приживалкой! Он обещает ей дать работу. Но Стеша гордо: Работу я себе сама найду. Он начинает ее пугать, что опять к ней лихие люди привяжутся… Она гнет свое: За меня не беспокойтесь.  Прислугой я в этом доме не останусь. Он встал на непослушные ноги, покачивается и хихикает: Ну что ж… В столбовые дворянки, что ли, метишь? Как ты замахнулась-то, а? Стеша чопорно поклонилась в пояс: Стало быть, прощайте! Лео в отчаянии: Степанида! Я прошу, останься! Стеша надменно: Плохо просите. Просить надо по-мужски. Он улыбается, она тоже чуть-чуть… Он берет ее ручку, склоняется, и начинает чмокать, поглядывая на нее. Она сперва серьезна, но потом начинает одобрительно улыбаться, и он вторит ей…
    Ульяна сидит  возле камина на кухне в полной прострации. Молча входит Лиза с узелком. Ульяна, не глядя на нее: Ох, наконец, пропащая явилась! Хоть бы весточку прислала… Лиза сдержанно объясняет, что помогала Александру Гаврилычу, у него срочное дело было. Ульяна, поджав губы, и также не глядя на Лизу: Меня твои дела не интересуют. Собралась куда? Лиза мрачно: Ухожу я. Надоело. Ульяна запричитала, что после бала Лизка ума лишилась: Ты не принцесса. Ты прислуга. Скажи спасибо, что у тебя есть дом,  и хозяева хорошие… Лиза села. Потерянно: А любовь как же? Ульяна вещает, что любовь уйдет, пройдет время, и она сама будет удивляться, что из-за пустяков страдала. Лиза со стоном, прикоснувшись к сердцу: Каких пустяков, если у меня все тут болит?! Но тетка заявила, что это все фантазии. Деловито: Давай узелок сюда и иди переоденься! Лиза вскочила: Нет! И тут Ульяна заголосила: Лиза, не оставляй меня, не покидай! Не оставляй меня одну! Помру я… Лиза обняла тетку, и вместе они зарыдали, Ульяна все молит не оставлять ее, а Лиза просит у нее прощения: Я Вас никогда не брошу, не оставлю никогда!
    Васю жандармы грузят в тюремную карету, а Надя не понимает, что происходит. Жандармы заявляют, что он преступник, Вася кричит, чтобы она не верила им. Они ей нож показывают, и спрашивают его о вещах. Вася подтверждает, что вещи его, а они довольно заключают, что нож, которым был убит Глушковский, найден в этих самых Васиных вещах. Васю заталкивают в карету, а он оттуда кричит Наде, что не виновен, что это Платон все подстроил. Надя мечется молча в сомнении, а Вася отчаянно выкрикивает: Неужто не веришь, Надя? Надя!
    Варя пришла к Дронову и спрашивает, где Оля. Он предполагает, что она домой поехала. Варя говорит, что ей отдохнуть надо, она всю ночь с ним просидела. Он замечает, что и Варя до утра с ним была, и советует, что ей побольше отдыхать нужно. Она улыбается и соглашается. Он сочувствует ей по поводу мужа. Она, жалобно улыбаясь: Не надо…. А то сейчас заплачу… Пошла к выходу, остановилась, улыбнулась: Дай Бог вам с Ольгой,  чтобы у вас все сложилось! Даниил, оставшись один,  лежит и размышляет…
    Люба за пустым накрытым столом ждет вместе с мужем детей. Он сомневается, что кто-то придет, а она уверяет, что они ей все обещали. Первым явился Саша. За ним Паша. Уселись. Гавриил спросил старшего,  где Юленька.  Саша: Она просила простить ее за опоздание. Тут и Савва с Дашей подоспели. Люба обрадовала братца тем, что сегодня будет его любимый пирог. Прибежала взволнованная Надя, и сразу к Саше и Паше: Василия арестовали! Гавриил попросил: Позже. У всех свои неприятности. Позже! Растерянная Надя села между братьями. Люба заявила, что Ольга опаздывает, но семеро одного не ждут, и предложила начать. Вошли слуги подавать к столу. И с ними Лиза. Саша увидел, уставился, оторваться не может. А Лиза работает, и временами на него глаза поднимает. Прибежала Ольга,  извинилась. Саша продолжает смотреть на Лизу, она глаза то опускает, то украдкой на него глядит… Гавриил толкает речь, он очень рад, что они все собрались за одним столом – вся уваровская семья: Все-таки, вместе, и в горе, и в радости, собрались, как бывало, чтобы почувствовать, что они родные люди, что они – одна семья… А Саша опять смотрит на Лизу…
    Платон с тросточкой явился на крыльцо особняка. Двое дюжих швейцаров у дверей останавливают его  и говорят, что Гавриил Макарыч не принимают нынче, у них обед семейный. Платон с прищуром: Ну… завтра, так завтра! Потом разворачивается и идет к фонтану, а они направляются вслед за ним. Он останавливается у фонтана, с досадой: Черт бы побрал эти семейные традиции! Один швейцар советует другому прикрыть за Платоном ворота, чтобы всякие тут не шатались. Платон идет к выходу…
    Ужин. Юля уже сидит за столом (а в чем был фокус с ее задержкой? опять вырезали?...). Ей пытаются налить вино,  но она отказывается.  Гавриил еще раз провозглашает тост за семью, за Уваровых,  все встают и раздается многократный звон бокалов….
    За Платоном закрывают решетчатые ворота. Он смотрит на дом, глаза его сужаются: Ничего, папенька, ничего! Скоро ты все узнаешь, и я приду скоро и скажу – Здоров, Папаша! Я твой сын Платон Гавриилович Уваров….
    В этот момент вода в чаше, стоящей в фонтане, пошла огненными бликами, и на дне ее засветился камень-талисман, и окрасилась вода красным цветом…

    0

    49

    Серия № 51
    Даниил уже ковыляет самостоятельно по квартире, опираясь на тросточку. Варя радуется и поздравляет его с тем, что он быстро пошел на поправку. Он обещает, что уже скоро избавит ее от своего присутствия, и в этот момент служанка докладывает, что явилась полиция с обыском, и требует хозяйку.
    Васю ведут в камеру, он говорит охраннику, что невиновен, а тот весело отзывается, что ежели невиновен – чего волноваться? К зиме, глядишь,  освободят, пока разберутся. И обещает, что ему здесь понравится так, что и уходить не захочет. Запер Васю в камере, а тот принялся громить все, что под руку попало. Ну и разбил – и лавку, и стол…
    Платон позвал Мирона, и дал поручение следить за каждым шагом Гавриила Уварова, не отпуская его ни на минуточку. Мирон интересуется, зачем. Платон с ненавистью: Смерть ему готовлю. Медленную и мучительную… А когда час его пробьет, покуражусь, все расскажу, правду открою – что сын я ему… Мирон удивленно: Ты из Уваровых? Платон мрачно: Из них.
    Ужин продолжается в молчании. У многих детей отрешенный и невеселый вид.  Гавриил еще раз повторяет тост за семью. Он говорит, что хоть они до сих пор и не очень ладили друг с другом, но он надеется, что теперь будет не так. Дети молчат, и думу думают. Гавриил интересуется, чего это Долли не пьет. Она хмыкнула: Семья – это, конечно, мило, но вряд ли один обед все решит. И подает идею, что вот если бы золотишко все поделить между ними, все бы остались довольны. Саша дергается, а Гавриил заявляет, что давно живет на белом свете, и знает – не в деньгах счастье. Люба обращается к Саше: Вот видишь, Александр, не одна я пекусь о золоте! Саша раздраженно: Я устал повторять – золото нам не принадлежит! Лиза сорвалась с места, подскочила к Саше, схватила у него тарелку, уронила на него объедки, ойкнула, извинилась, принялась оттирать с его одежды пятно. Люба раздраженно: Вот растяпа! Саша мягко: Ничего, ничего! Ступай… Юля смотрит то на Лизу, то на Сашу… Лиза  убегает, а Юля помогает Саше отряхиваться.
    Один Савва уплетает с аппетитом. Паша глубоко задумался с несчастным видом, вспоминая свой разговор с Касси, когда он предлагал ей пойти и сдать Платона, пока тот без книги, а она горячо умоляла не делать этого, уверяя, что обещала и дала слово… Люба заметила, что он не ест, и поинтересовалась, отчего. Паша вскочил из-за стола, мрачно: Простите. Я сыт. Приятного аппетита. И быстро ушел. Люба посмотрела ему в след расстроено…
    Даниил спрашивает Варю, где у нее черный ход. Она быстро объясняет, и стоит ему удалиться, в комнату вваливаются жандармы, и заявляют категорично, что им донесли – она прячет опасного преступника, убийцу своего мужа. Варя взволнованно клянется, что если бы она только его увидела, она бы… Вскрикивает и складывается пополам. Они кидаются  к ней, она корчится от боли, они поддерживают ее с двух сторон. Она с трудом разгибается, в ее глазах стоят слезы…
    Люба пристает к Саше: Что с Павлом? Вы с ним повздорили? Саша: Вовсе нет! Наверное, у него свои причины. Люба нервничает, и переключается на Васю, радуется, что конюха им удалось отвадить, так что хоть от этого кошмара избавились. Надя, насупившись, требует не говорить о нем плохо. Люба заявляет, что кабы они его не турнули, он бы их обобрал. Тут Лиза не выдержала, изменилась в лице, и дала деру. Саша занервничал сильно. Юля интересуется, что это с ним. И злобно поддерживает Любу: Вы правы, Любовь Евсеевна, таких проходимцев нужно в шею гнать! Надя встает с каменным лицом и уходит. Саша упрекает Любу в жестокости и черствости: Перед Вами что слуги, что собственные дети – одинаково несправедливы с ними. Люба выкрикивает, что чем о служанках волноваться, лучше бы занялся собственной женой. Саша оправдывается, что для него самая большая радость в жизни – то, что он ждет ребенка. И после паузы поправляется – мы ждем. Люба интересуется у Юли, не толкается ли уже малыш. Юля взвинчивается, быстро отвечает, что еще рано, встает и говорит, что ей тут душно. Быстро уходит. Гавриил излагает свои мечты о внуках, и замечает, что, может, и Оля их скоро порадует этим. Люба иронизирует по этому поводу. Оля смеется и встает, чтобы уйти. Гавриил спрашивает ее: А десерт? Оля: Сыта. По горло. Расстроенный Саша встает: Оля, подожди. Я тоже ухожу. За столом остаются лишь Люба с Гавриилом, и Долли с Саввой…
    Платон и Мирон крепко выпивают. Платон уже сильно пьян и обещает с угрозой, что на изнанку вывернется, но поквитается с папашей за все. Они опрокидывают следующий стакан. Появляется Касси: Здорово, Платон. Платон вскакивает в смятении: Ты?! Вернулась?! Она: Я же обещала… Платон засуетился: Мирон, иди… куда велено. Тот уходит, а Платон говорит Касси, что думал, обманет, так, для красного словца сказала, чтобы книжку заполучить: Удивила, Кассандрушка… А Касси обещает, что они теперь будут вместе: У меня судьба такая. Платон: Неужто в книгу заглянула? Радуется: Там сказано, что мы теперь навсегда вместе будем? Касси говорит, что там написано, что дорогие ей люди пострадать могут. Это Уваровы. Оттого и пришла. Платон заливается горьким и разочарованным смехом: А я думал, по любви пришла… Касси говорит, что из-за него пришла. Платон обещает ей, что Гавриилу отомстит, и успокоится. Она с ужасом: Ты же в адском пламени гореть будешь! Он спрашивает: За меня беспокоишься? И просит ее не оставлять его одного, может, и передумает. И зовет ее уехать отсюда далеко-далеко… Касси радостно хватается за идею, живо так: Правильно! Уезжай! А я молиться за тебя тут буду! Платон смеется: Э, нет, я сказал – уедем! Это если ты рядом будешь, … может быть!... другим человеком стану. Так что… тебе решать! Опрокинул в себя стакан водки и не поморщился. Она смотрит на него с отчаянием…
    Ольга в своей комнате. Стучат. Входит, ковыляя Даниил. Она удивлена, что он тут делает. Он шутит, что соскучился, но проходил мимо, и вот, заглянул. Она спрашивает, что случилось. Он встревожено рассказывает, что к Варе нагрянула полиция с обыском. Оля поражена, откуда они узнали, что он был там. Он задумчиво: Это очень интересный вопрос… Оля с опаской: Надеюсь, ты не думаешь… Даниил поспешно: Нет. Но отчего они так уверены были, что я там? Оля говорит, что сейчас главное – подумать, куда его спрятать.  И тут раздается стук в дверь: Полиция! Немедленно откройте!
    Лиза моет посуду и ревмя ревет. Входит Надя, они говорят о Васе. Лиза возмущается, как так можно говорить о людях, которые ни в чем не виноваты?! Надя возражает Лизе, что маменька старше, опытнее и лучше разбирается в людях. Лиза плачет: Да любит Вася Вас всем сердцем, что ж его, казнить за это?! Надя сообщает, что Вася арестован. За убийство. Лиза в недоумении: Какое убийство? Надя поясняет, что убийство Глеба Осиповича Глушковского.  Лиза взрывается: Это не Вася! Я же своими глазами видела убийцу! Надя говорит, что у Васи нашли нож, которым убит Глушковский. Лиза качает головой: Это не он! Надя, потупившись: Я… не знаю…Лиза пораженно: Что же, Вы тоже не верите? Надя упрямо: Все улики против него. Ты сама знаешь, какой у него нрав. Лиза в ужасе: Но чтобы убить? Надя говорит, что она сама видела, как его уводили. Лиза рыдает, с осуждением: Как же Вы допустили! Вы же любите его! Или что, любовь ничего не значит?! Надя стоит молча, потупившись. Лиза закрыла лицо руками в отчаянии…
    Паша пришел к новому молодому следователю, и сообщает, что знает, где скрывается Платон. Говорит, что они могут арестовать его за убийство Глеба Глушковского. Но следователь радостно сообщает, что уже поймал убийцу, и он за решеткой. Что убийца – Василий Кольцов, и у него был найден нож со следами крови. Паша пытается уверить его, что они заблуждаются, не того арестовали, что убийца Платон, а Васю он давно знает и может поручиться за него.  Следователь заявляет, что у него приказ начальства – Амелина не трогать. Паша интересуется, чем он может помочь Васе. Следователь советует ему нанять хорошего адвоката, может, ему удастся смягчить наказание Кольцову…
    Касси говорит, что не может уехать - дом ее тут, всю жизнь здесь  прожила.  Платон начинает крушить и пинать все вокруг, выкрикивая: Врешь!... Врешь!... Влюбилась в него?! Касси испуганно: Нет! Нет! Платон орет: Отчего нет? Красив, благороден! Уж куда мне со свиным рылом в калашный ряд! Я тоже мог бы жить в красивом доме, жрать с серебра… Касси кричит: Не верю, что ты такой жестокий! Не верю! Платон зло продолжает, что Пашке с Сашкой все лучшие игрушки, в штанишках бархатных бегали, а у него один дырявый тулупчик был… Касси тихо: Мне жаль…  Платон шепчет: Все от тебя зависит, Кассандрушка… Ты ж…. добрая…. Всем помогаешь… Поднял ее  места: Помоги мне… пожалуйста… Касси: Как? Платон: Уедем отсюда. Далеко-далеко… Я тебя умоляю. Хочешь, на колени встану? И тут же опустился перед ней: Поедем, пожалуйста… Кассии стоит задумавшись, а потом решается: Я тебе завтра ответ дам. Платон тихо: Я ждать буду…(ох, боюсь, дурит он ее… Пообещает уехать, уберет ее с глаз, а сам убивать папочку отправится…)
    Гавриил грустно говорит Любе, что сразу знал – ничего из этого не выйдет. А она отвечает, что хотела как лучше.  Долли радостно просит обещанных ананасов. Люба звереет: Ананасов захотела! Я устрою тебе ананасы! Чтоб не забыла этот обед! Кричит, чтобы принесли все ананасы, что есть. – Пусть все съест одна! Долли со слезами: Ничего мне от Вас не нужно! Вскочила: И подавитесь Вы своими ананасами! Убежала. Гавриил с осуждением: Чего ты на нее напустилась! Она тут при чем? Люба орет: Видеть ее не могу! Надоела со своими ананасами! В тишине раздается мощный храп Саввы… Вскоре он просыпается и удивляется, что обед закончился. Гавриил говорит: Все ушли, Савва… Савва поднимается, и тоже уходит. Гавриил задумчиво: Все ушли, одни мы с тобой остались…. И смотрит на Любу.
    Лиза, вся в слезах, пораженно: Вот как, Надежда Гавриловна? Вася мой жизнь за Вас отдать хотел, а Вы его… Надя с упреком: Его же посадили! Лиза говорит, что сейчас многих ни за что сажают: Не любите Вы его! Надя заявляет, что Лиза ничего не понимает в людях.  Лиза с горечью: Не Вы в выборе ошиблись. Вася мой не ту девушку выбрал! Он со всей душой к Вам, а Вы его предали… Вы для себя живете, о себе печетесь, какое Вам дело до какого-то конюха! Пошла. Надя: Куда ты? Лиза улыбнулась сквозь слезы: В тюрьму, к брату своему. Кроме меня у него ведь никого нет! Ушла, оставив Надю заливаться слезами…
    Полицейские говорят Ольге, что ищут Дронова. Она позволяет им все осмотреть. Они ищут, а она расхаживает по комнате… Походила, один жандарм отправился в сторону окна, и она взяла в руку яблоко…
    Ольга бросает яблоко в большое растение, стоящее на полу в кадке, оно падает на жандарма у окна, и сбивает его с ног. Ольга кричит, что они тут все перепортят, вон, уже крымскую камею ломают. Они извинились, стушевались, и поспешили откланяться. Она пригласила их посетить ее снова, выпроводила, и кинулась к окну. Открыла и впустила Даниила. Он благодарит ее, что она опять его выручила. Они перешучиваются, потом он говорит, что ему надо идти. Она легко: Пожалуйста, Вас никто не держит! И спрашивает, как.  Он: На руках. Показывает ей. Она: неужели ты думаешь, что я дам тебе уйти? Он: Неужели ты думаешь, что я позволю отпустить меня? Они целуются. Ольга отрывается: Нам действительно нужно идти. И снова целуются. Он отрывается и любуется ею: Какая ты красивая, Ольга Гавриловна! Она улыбается. И они снова целуются…
    Лиза пришла к Васе в камеру, плачет: Вася! Васенька! Он кидается к ней, они обнимаются и целуют друг друга. Лиза с отчаянием: За что они тебя? За что? Вася рассказывает, что нож у него нашли. Лиза: Как так? Я же на Платона указывала. Вася: Он мне и подбросил. Батя наш помогал ему. Лиза снова слезами заливается: Папка… папка… Обняла его: Братик мой, что будет? Вася: Сибирь, каторга… Лиза кричит: Нет! Нет! Вася спрашивает, как там Надя. Вспоминает? Лиза горячо: Конечно, вспоминает! Вася говорит, что на ее глазах его уводили: У нее лицо было, будто им поверила… Лиза уверяет: Нет! Она тебя очень любит! Вася с облегчением: Любит? Сразу легче дышать стало… Лиза упрашивает бодро: Ты о плохом не думай! Пойду к Александру Гаврилычу, все ему расскажу, он к следователю пойдет, и тебя выпустят. Обязательно выпустят!
    Паша с голым торсом опять намывает своего Ганнибала, причитая: Один друг у меня остался… Сзади голос Касси: Неправда.  Паша обернулся и насмешливо: Что случилось? Ушла от драгоценного Платона? Она говорит, что была вынуждена это сделать, но ему не понять. Паша с сарказмом: Конечно, мне не понять! Он из тебя веревочки вьет, не видишь?! Касси говорит, что все видит, не так глупа, но он хочет новую жизнь начать, и она должна помочь. Паша деланно равнодушно, усиленно отскребая бока коня, заявляет ей, что просто хотел ее предупредить. Потому что они не чужие: Если хочешь, мы останемся друзьями. Хочешь? Обернулся, а Касси исчезла. Плюнул с досады и воскликнул: Идиот!
    Молодой следователь в ресторане за столиком. К нему незаметно подсаживается Платон и интересуется, как там Василий. Тот озабочен, что дело сложное, Уваровы могут за него поручиться, а они люди влиятельные. Платон сощурился: Влиятельности мы им поубавим… Следователь упоминает, что Лиза Кольцова указала на Платона. А тот усмехается: Она ж его сестра!  И говорит, что Глеб не дурак был – на всех дельце завел: Помешаешь мне – сдам! И поминает про крупные взятки, которые тот брал с подследственных. Следователь: И что мне по-твоему делать? Платон: Ты Васеньку подальше упеки. И может быть… может быть! я тебя пожалею. Усмехнулся и предложил следователю откушать, а то простынет…
    Лиза приближается к кабинету Саши и молится: Господи, дай мне сил поговорить с ним! Дай сил… А в кабинете Саша оживленно рассказывает Юле, что заказал игрушечную железную дорогу. Хочет, чтобы сын продолжил его дело. А если будет девочка, они успеют заказать из Парижа самых лучших кукол. Юля вся трепещет от счастья: Сашенька, ты чудный! Ты весь светишься, когда говоришь о ребенке! Саша горячо: Конечно, ты же знаешь, как я об этом мечтал! Юля нежно: Знаю… Саша порывисто: И потом, мне кажется, что ребенок поможет преодолеть все трудности. Юля: Я обещаю! Лиза стоит в открытых дверях, слушает и смотрит,  как Саша целует жене руку, потом привлекает ее к себе и обнимает. Его глаза устремляются на Лизу, и он видит, как она меняется в лице, как дрожат ее губы, и наполняются слезами глаза… Она убегает, а Сашины глаза заполняет боль и безнадежность…

    0

    50

    Серия № 52
    Дронов с Ольгой где-то на чердаке, среди развешенного белья. Он моется по утру в тазике, а она просыпается, вся искусанная комарами, на сундуке.  Он иронично называет ее любительницей приключений: Все-то Вам нипочем…  И сообщает, что не может спать, когда она рядом. Она кокетничает, а он на полном серьезе говорит, что ей действительно лучше уйти. Она: Что случилось? Он со вздохом раздражения: Вы так и будете ползать за мной по подвалам и лазать по чердакам? Она признается, что ей это нравится. И интересуется: Может быть, Вы не хотите быть со мной? Тогда это другой разговор. Дронов, трагично глядя на нее: Мне сейчас действительно лучше быть одному…
    Лео со Стешей развлекаются на своем излюбленном месте – катаются по ковру кабинета, пылко целуясь, и в полураздетом виде. Увлеченный Лео целует и шепчет: Надюша….  Стешка резко села и посадила перед собой Лео, крепко сжав его щеки: Что, Павлуша? Лео удивленно прошамкал: В смысле?
    Юля разложила свои подкладки для живота, привязала одну и смотрится в зеркало. К двери спальни с другой стороны подходит Саша с куклой в руке. Он сперва хочет войти, потом останавливается, некоторое время мешкает, потом стучит…
    Лиза с теткой перебирают горох на кухне. Лиза в отчаянии, она не понимает, как же можно так – невинного человека за решетку посадить? Уляна со вздохом: Не зря говорят – от сумы, да от тюрьмы не зарекайся… Лиза сетует, что богатым хорошо – могут за большие деньги адвоката нанять, а бедным что делать? И сообщает, что давеча хотела просить Александра Гаврилыча помочь с Васей, да не до них ему сейчас: У него Юлия Андревна, и маленький скоро будет. Ульяна одобряет, что она правильно поступила. Лиза страдает: Но как же Васе-то помочь? Ульяна торжественно: Лиза. Уныние – это грех. Попробую я одно средство…. Лиза смотрит на тетушку с надеждой, а та улыбается…
    Ольга говорит с деланным смехом, что он прав, лучше им расстаться сейчас, иначе потом ей будет тяжело. Встает: У меня был опыт… Я не буду Вам навязываться!<br>
    Даниил выскочил из-за развешенных скатертей, схватил ее за плечи: Ольга, послушайте… Вы должны это знать. Я не просто люблю Вас, я жить без Вас не могу! Слышите… Целует ее долго, отрывается: Все, все, пора… Ольга недоуменно: Что пора? Он мягко подталкивает ее к выходу: Домой! Если нас вычислят, тебя будут считать пособницей преступника. Я слишком люблю тебя. Пока они разберутся, тебе лучше побыть дома. Пытается выпроводить ее, но она сопротивляется и отказывается уходить. Тогда он пугает ее, что пойдет и сдастся полиции…
    Ульяна медленно собирает посуду в гостиной, где сидит Люба и читает газету. Люба обращает на нее внимание, и интересуется,  почему она это делает сама,  и где Лиза. Ульяна сообщает, что Лиза на кухне моет полы, а она все сделает сама. Люба догадывается, что она пришла поговорить. Ульна плачет и говорит, что хочет попросить помощи: Беда у нас стряслась… Люба: Какая беда? Ульяна: Племянник наш, Василий… Люба взрывается, что она даже имени его не хочет слышать, и называет мошенником. Ульяна плачет: Какой он мошенник! И мухи не обидел за всю жизнь, у него душа добрейшая… Безвинный он… Люба равнодушно: Если безвинный – выпустят. Ульяна говорит, что загубят его в Сибири, а Люба не желает больше о нем слышать: Что в доме устроил! Ульяна: Молод, горяч… Люба возмущается и заявляет, что он должен знать свое место. Ульяна вдруг осмелела: А Вы молодые были, много думали, когда полюбили? Люба орет: Ты с кем сравниваешь! Ульяна молчит какое-то время, и вдруг: Эх, Люба, что с тобой стряслось? Помню, когда ты замуж за Гавриила выходила, молоденькая была, улыбчивая такая… Каждое утро улыбалась мне: Здравствуйте, Уленька!  Уленькой меня называла… На фортепьяно часто играла, пела… Света много исходило от тебя в этом доме… Люба, очнувшись, грубо: Посуду собрала? Неси. А то что-то заговариваться стала!
    Саша вошел в спальню, а Юля уже успела спрятать подкладки под одеждой и радостно: Саша? Ты навестить меня пришел? Саша оживленно: Да, навестить. Смотри, что я принес тебе! Дает ей куклу. Юля радуется, а Саша сообщает, что тут подумал – а вдруг будет двойня? Юля быстро: Это как Бог положит… Саша увлеченно: Я и имена придумал – мальчика назовем Андреем, а девочку – Машей… Юля предлагает не загадывать заранее, и Саша соглашается. Тянет к ней руку: Он уже шевелится? Юля вскочила и отпрыгнула от него с возгласом. Саша смотрит на нее с недоумением…
    Стеша с Лео, усталые и довольные, лежат на кровати на спине. Она медленно и спокойно разъясняет: Меня зовут Стеша. Он не понимает, к чему она. Она повторяет. И добавляет: Я думала, Вы забыли… Он: Что? Она: Надежду Гавриловну… Он, глядя на нее: Ты все равно лучше! Шепотом: Иди сюда… Тянется к ней и целует. Она опять: Вы забыли? Он: Кого? Она: Надежду Гавриловну! Он спокойно: Нет, почему же, помню. Она печально: Любите? Он: Кого? Она: Надежду Гавриловну! Он нежно: Тебя, дура! И они бурно целуются…
    К Васе в камеру явился молодой следователь, и принялся уверять его, что он спьяну продулся Глебу в карты, и поэтому убил. Вася крепко стоит на своем, говорит, что в карты не играет вовсе, и что убил Глеба бандит Платон. Следователь пугает, что Васе не выкрутиться, лет 20 каторги светит: Ладно, Вась. Я тебе вот что скажу. Есть способ помочь твоему горю. У Васи загорелись надеждой глаза…
    Саша спрашивает Юлю, что случилось: Ты избегаешь меня? Юля растерялась: Просто малыш еще не толкается. А когда это случится, ты первый узнаешь… Саша качает головой: Юля, ты не договариваешь… В тебе говорят старые обиды! Юля садится, она в смятении: Ты все выдумываешь… Мы договорились забыть все, как страшный сон… Саша: Вот именно. Садится рядом, с улыбкой: Пусть наш ребенок будет самым счастливым на свете, и мы все для этого сделаем. Правда? (Саша одержим. Сперва железными дорогами, теперь ребенком… Что же с ним будет, когда исчезнут последние препятствия между ним и Лизой? Представьте – одержим Лизой… Ух!... :)  )
    Лиза метет лестницу, поднимает глаза на портрет, который ей раньше делал знаки, пристально смотрит на него, и вдруг… Раздается душераздирающий плач младенца. Да такой громкий и отчаянный, что Лиза садится на ступени, хватается за голову и зажимает уши. А плач все громче, все отчаяннее…
    Даниил и Ольга продолжают спор, она отказывается  уходить наотрез. Даниил устает, присаживается, и начинает размышлять, что у полиции есть против него – стрела?  А его костюм мог до него кто-то взять вместе со стрелами… Ольга пытается его вразумить, что он не понимает – для них главный козырь – его бегство. Но Даниил не успокаивается: Почему убийца выбрал меня?  И заключает: Это мог сделать только один человек – Платон. Он очень опасен. Теперь понимаешь, почему я хочу, чтобы ты ушла? Ольга упрямо: Я не уйду! Он: Не спорь со мной. И говорит, что если она будет вне подозрений, поможет ему. Она недоверчиво: Как? Он: Наймешь хорошего адвоката. Потом шутит над ситуацией. Она: Зря шутишь, это серьезно. Он: Поэтому я и хочу, чтобы ты ушла. Она усмехается и благодарит его за то, что он отстаивает ее честь, но ее репутация уже и так запятнана. Он просит послушаться, а она: Я никуда не уйду! Он смотрит в окно, и мрачно: Теперь точно никуда не уйдете… С досадой: Черт, как они нас могли выследить?!
    Вася говорит следователю, что он его головой в самую трясину заталкивает. И упорствует, что не убивал. А тот наседает, что Вася не замышлял убийство, просто проиграл, и на него нашло затмение… Вася: Не было никакого затмения! А мерзавец: Было, случайно убил человека. Достает бумаги: Ты это признаешь, и бумаги подпишешь, а я позабочусь, чтобы судья приговор смягчил. Вася возмущенно: Что, хотите, чтобы я сам себе приговор подписал?! Тот угрожает: Ты сядешь на полную катушку! Вася хватает его за грудки и начинает душить, яростно: Слушай! Не виноват я! Не убивал я! Ворвался солдат, разнял их. Следователь, приводя в порядок помятый и растерзанный костюм: Я дважды повторять не буду. Думай, Васенька, пока время есть…
    Люба сидит за роялем и играет меланхолично пьесу… Гавриил спрашивает ее, что она загрустила. Потому что играет это, когда ее совсем печаль одолевает. Она сетует,  что в доме все наперекосяк, и что бы она не делала,  все против нее оборачивается. А дети ее просто презирают.  Александр с Ольгой понятно. Но теперь и Павлуша. И Надя наперекор пошла. Гавриил утешает благодушно, что дети понимают - она беспокоится за них и в глубине души любит их. Просто они хотят поступать по-своему. Люба с горечью: Да, и Ульяна… Сколько добра я для нее сделала… Нет, никому я в доме не нужна… Гавриил смеется, что она забыла про него: Я ж тебя люблю! И утешает, что надо жить будущим, скоро в доме появится прекрасный малыш… Люба недовольно спорит, что Александр ее и близко не подпустит. Гавриил возражает, что Саша вовсе не такой бездушный, каким она его считает. Она с нервозностью опять поминает, что семья разорена, а у них полный подвал золота, а Саша не дает к нему прикоснуться. Гавриил: Опять ты об этом золоте… Разве в этом дело? Семья главное – мир и покой! Какое золото…
    Стешка, одетая по-барски, лежит на диванчике в кабинете Лео, обмахивается смешным веером и отдает приказы двум слугам, как вешать картину. Они прилаживают ее к стене, а она важно и надменно: Совсем распустились без хозяйки!  Входит Лео, переводя взгляд с картины на Стешу с веером: Что это у нас тут происходит? Стешин веер заработал с удвоенной скоростью, она с довольной улыбкой: Я навожу порядок! Лео смотрит на нее молча… Стеша перестает улыбаться, а веер замирает…
    Вася угрюмый у окна камеры. Ему сообщают, что к нему пришли. Он кричит: Видеть никого не хочу! Голос Нади: Даже меня? Вася встрепенулся. Надя вошла в камеру, виновато: Прости, что я поздно пришла… Вася порывисто: Значит, веришь, что я невиновен?! Надя твердо: Конечно, верю. Это страшное недоразумение! Вася закрыл лицо руками: Господи! Я так боялся! Наденька, я не убийца!  Надя: Я знаю. С несчастным видом: Это я тебе несчастья приношу! Вася поднял голову, протестующее: Что ты, глупенькая! Какие несчастья! Надя со слезами в голосе перечисляет, что Леонид в него стрелял, теперь решетки, засовы, и все из-за нее… Вася с широкой улыбкой: Да ты мне радость приносишь! Какие стены, решетки… Они кинулись друг к другу, он подхватил ее на руки, приподнял над собой, прижал к себе, зажмурился со счастливой улыбкой, опустил, обнял крепко, зацеловал: Мне только тебя видеть, глаза твои, голос твой…
    Лиза сидит на ступенях, сжимает голову и корчится от душераздирающего крика младенца. Не выдержала, разрыдалась: Я не могу понять… Почему ты так плачешь?! Где ты так плачешь?! Я не могу! Отчаянно мотает головой: Я не могу больше это слышать! Вскочила, побежала прочь, и попалась с разбегу прямо в крепкие объятия Саши. Да там и замерла. И он замер…
    Лиза отшатнулась, задыхаясь: Простите… А.. Александр Гаврилович… Он смущенно: Ничего страшного… Ты куда так летела? Лиза, тяжело дыша: Я… хотела уйти отсюда… Саша взволнованно: Господи, ты вся дрожишь… Тебя кто-то напугал? Лиза, оглядываясь на лестницу, неуверенно: Вы что-то слышали? Саша недоуменно: Нет. Ничего. Догадался: Что, опять, Лиза?  Лиза, озираясь на лестницу, испуганно: Мне только что слышалось, что тут плакал ребенок. Саша недоверчиво: Может, тебе показалось… Лиза уверенно и нервно: Нет! Мне слышалось, что плакал ребенок. Только не пойму, где… Саша скептически: У нас многое случалось в доме, но такого не припомню! Лиза  разочарованно: Вы мне не верите… Саша: Нет,  что ты. Но ты устала… Тебе померещилось. Лиза поспешно согласилась: Да, дай Бог. Саша: Дай Бог. Лиза эхом: Дай Бог. Пошла было, но Саша: Да! Она остановилась. Он: Ульяна про Василия мне рассказала. Я сделаю все, что могу. Лиза благодарит и опять собирается уйти. Он снова ее останавливает: Да! Она оборачивается. Он с почти жалобным взглядом: А что не зашла сама с этим? Лиза смущенно: У Вас от своих забот голова болит. Он машинально, не сводя с нее глаз: Да…  Ой, нет! Ерунда! Помни, ты можешь в любой момент придти ко мне. Поняла? Лиза, сглатывая комок в горле: Поняла… Только… Саша: Что, Лиза? Лиза в смятении, сорвалась с места: Не могу я! Убежала,  а Саша ей вслед смотрит…
    В дом заходят жандармы, а из дверей выходит благообразный господин с бакенбардами, усами  и бородкой, и с ним молодой человек. Господин со смешным выговором что-то увлечено рассказывает. Жандармы зашли, а Даниил говорит переодетой юношей Ольге, что странные они какие-то – форма. Бляхи новые, словно напоказ, сапоги начищенные… Дронов: Они хотели вернуться в больницу к моему отцу. Черт бы их побрал вместе с папашей! (забавный чердачок был – там полный комплект для маскировки нашелся – усы, бороды, клей, мужские костюмы с цилиндрами впору здоровяку и девушке…)
    В кабинете Саши Паша горячо уговаривает брата, что надо Васю освободить. Саша усмехается: Как? Взять тюрьму штурмом? Паша серьезно: Побег устроить. Саша смеется: Да ты начитался французских романов! Он говорит, что на днях у него будет встреча со старым знакомым – министром внутренних дел, и он с ним все обсудит. Паша не верит: Ты не знаешь этих чиновников! (ага, особенно, если этот министр тоже записан в волшебную книжечку Глеба…) Саша хочет поговорить с Пашей о другом. У него есть к нему дело: Я прошу тебя, Лизе сейчас нужна поддержка. Помоги ей! Паша усмехается: Интересное предложение… А ты что же сам7 Саша говорит, что не может – у него жена в положении, и за ней нужно ухаживать. Паша с обидой: Ты предлагаешь помочь ей, после того, как она сбежала с тобой? Саша виновато: Я не хотел, чтобы так вышло… Не собирался ей открываться, само получилось…  Паша, подумав: Хорошо. Я постараюсь забыть прошлые обиды. Я помогу ей.
    Лео отпустил слуг. Грозно: Степанида, ты что себе позволяешь! Она гундосит, что он кольцо ей подарил: Я думала, что женитесь… Думала, что всё взаправду… Он: Что - всё? Поить, кормить, одевать буду, но на это – не рассчитывай! Занялся картиной, которую отобрал у слуг, а Стешка головой принялась качать разочарованно…
    Паша пришел к Лизе на кухню, а она его не очень-то любезно приняла. Думала, он к тетушке, а он говорит, что к ней пришел. Поговорить надо. Лиза, занимаясь делом: О чем? Паша улыбается: Не пугайся. Я знаю, тебе сейчас тяжело. Я могу помочь. Лиза удивленно: Меньше всего я помощи от Вас ожидала! Он говорит, что не может злиться на нее, и напоминает,  как она сама говорила – сердцу не прикажешь… Он оперся о горячую печку, Лиза испугалась, что сгорит: Право, Вы как маленький! Он: Странно… Раньше я сам женщин бросал, и вот получилось, что меня бросили…  Лиза: Зря пришли. Паша удивленно: Почему? Лиза, не глядя на него: Гордость Ваша не остыла. В глубине души Вы рады, что у нас с братом Вашим так вышло… Паша протестует: Нет, что ты! Я даже сочувствую тебе…. Уныло: Мы сейчас с тобой в одинаковом положении… Лиза остановилась, грустно: Да… вот так все сложилось… Паша горячо: Ты знаешь, он не виноват. У него жена, ребенок скоро родится… Не мог он поступить иначе. Лиза спокойно: Да, я знаю, что не виноват. Потому и отошла в сторону…  Но я сейчас о другом думаю – как брату помочь? Паша уверенно: Мы ему поможем. Лиза с надеждой, поднимая на него глаза: Правда? Паша улыбается: Правда. Протягивает ей руку: Ну что, мир? Лиза пожимает ему руку и улыбается: Мир!
    Вася сидит на корточках возле Нади, а она гладит его по лицу. Надя: Я рада, что пришла. И маменька с папенькой запрещали, и Павел сомневался, а я вот пришла! Вася говорит, что ему теперь жить хочется, и благодарит ее.  Надя с любовью: Это я должна тебя благодарить! Не надо собственных чувств бояться, нужно им навстречу идти, тогда все беды отступят!  Вася счастлив, обнимает ее, целует: Теперь мне ничего не страшно! Тебя увидел, а дальше – будь что будет! Хоть тюрьма, хоть каторга… Стек в дверь прерывает их. Они встают. Надя закрывает ему рот: Нет, не говори так! Я к Павлу пойду, к  Александру! Они тебя вытащат!  Голос охранника говорит, что время истекло. Надя со слезами в глоссе: Так быстро? Вася нежно: Ну, ничего, так надо… Дай Бог, свидимся… Надя плачет: А можно мне еще две минуты побыть? Охранник: Не положено! Надя почти в истерике, цепляясь за Васину руку: Что значит, не положено? Я вот не уйду и все! Она медленно отступает назад, и тянет за собой за руку Васю, и плачет… Охранник: Барышня… Надя со слезами, глядя на Васю: Я не хочу уходить…. Вася улыбнулся ласково, держа ее руку обеими руками: Ну что ты, ну, так надо. Ничего, Надик, иди, успокойся! Она зарыдала и выбежала из камеры. А Вася улыбаться перестал, головушку повесил, и вздохнул тяжко…

    0

    51

    Серия № 53
    Касси с фонарем и книгой прокралась в подвал, положила книгу на пьедестал, и решила, прикоснувшись к трупу, вызвать дух Григория. Все у нее получилось, и она взмолилась о помощи – чувствует, беда приближается, но ничего не видит, и боится за близких, просит ей помочь. Синий Гриша  молча на книгу указал (синие духи в подвале, похоже, не разговаривают,  в отличие от красных, которые все равно с дефектом речи…). Касси до книги дотронулась, и увидела в гостиной уваровской в одном кресле довольного Платона, играющего ножичком, а напротив него с бокалом вина Гавриила. Внезапно Гавриил роняет бокал, и он разбивается вдребезги. Касси вскрикивает…
    Саша говорит Паше, что  дело Василия  сам министр взял под свой контроль. И выяснено, что Вася должен был деньги Глушковскому, есть свидетели их ссоры, так что его вина твердо доказана. Паша отказывается верить, он считает,  что Василия оговорили, кто-то решил вину на простого конюха свалить. Но Саша качает головой и утверждает, что есть неоспоримые доказательства.   Паша с состраданием: Что же теперь – суд и каторга? Бедная Лиза, представляю, что с ней будет…
    Лиза протирает перила на лестнице, и снова плач младенца обрушивается на нее с огромной силой. Она не выдерживает, роняет салфетку, сжимает голову руками, и убегает…
    Дронов с Ольгой пришли в больницу. Он нервничает и говорит ей, что зря они пришли сюда, и пытается уйти. Ольга останавливает его: Подожди! Мы должны узнать, кто эти люди, и что им надо от твоего отца. Дронов с досадой: Они ряженые! Тоже мне, папаша… Оля: Успокойся! Во-первых, он старый человек, во-вторых, болен. Дронов шепотом: Много ты знаешь… Ольга еще раз успокаивает его и открывает дверь в палату. Кровать пуста…
    Саша бормочет: Да, бедная Лиза, бедная Лиза… Но давай сейчас не будем о Лизе. Ей нужна поддержка. Я этого дать не могу, так что вся надежда на тебя. Паша смотрит на него с удивлением (такое ощущение, что опять порезано. Будто Саша на Лизу отчего-то обиделся, словно у них был какой-то разговор, которого мы не видели, или же  у него с кем-то, кто его настроил против нее… Но как-то он легко с ней все решил, на него это не похоже….) А Саша тем временем хочет услышать, настаивает ли  Паша тоже на том, что семье нужны деньги. Паша уклончиво начинает говорить , что маменька права, и что не хотелось бы, чтобы явились потомки Татьяны оспаривать права на наследство… Потом оборвал себя и откровенно сказал, что не может Саше давать советов, тот лучше него во всем сам разбирается. Но Саша просит его просто сказать свои мысли – что он думает сам об этом. Паша начинает углубляться в прошлое, напоминает Саше, что когда прадед пропал с семейным состоянием, Уваровы остались ни с чем. А когда родились они, Саша, Паша и другие дети, семья опять стала богата… Саша с радостным возбуждением: Ты хочешь сказать, что мы сами поднимемся?! Паша улыбается и поддакивает.  И говорит, что любит брата. Саша расцветает, и в отвечает тем же. Он расхваливает Пашу, шутит, что его достоинства – обратная сторона недостатков – влюбчивость, изменчивость… Паша смущенно признается, что влюбчивость у него от того,  что он ни разу еще серьезно не любил ни одну женщину. Саша поражается: Что, вот так таки и никого не любил? Паша с надеждой: Думаешь, найдется женщина, которую я смогу полюбить? Саша с задумчивой улыбкой: Не знаю, не знаю…
    Лиза, запыхавшись, и в сильном волнении прибегает к Ульяне на кухню. И вбежав, тут же роняет нож и вскрикивает в ужасе. Ульяна не понимает, что с ней. Лиза напоминает, что видит призраков, и  рассказывает о том, как слышит уже не первый раз плач ребеночка в гостиной возле лестницы. Да еще нож уронила… Отчаянно: Ну что делать, что? Ульяна: Успокойся. И давай вместе подумаем… Задумалась тревожно: Не к добру это, не к добру… Как бы чего не вышло… Лиза испуганно: Беда со мной будет! Или нет. С Васенькой! С ним случится! Ульяна на нее рукой машет: Чего удумала! Его-то зачем приплела? Нет, он тут ни при чем. Лиза судорожно просит ее скорее вспомнить, не было ли с детьми в доме какого несчастья. Ульяна задумывается и решительно заявляет, что не было. Лиза упавшим голосом: Значит, это меня предупредили о беде! Ульяна: Да рано тебе о детях думать, ты сама еще ребенок!  Испугалась вдруг: А! Юлия Андревна у нас тяжелая ходит… Лиза закрыла рот ладошкой, отчаянно мотает головой: Нет! Александр Гаврилович такого не заслужил! Не заслужил! Ульяна велит ей сходить к Юле и предупредить ее об опасности. Лиза с ужасом отказывается: Она меня на дух не переносит! Ульяна строго: Есть за что. Нечего было заглядываться на ее мужа! Сходи. Лиза упрямо: Не пойду. Боюсь я ее… Ульяна поджала губы: Ну тогда и мучайся сама. И советов у меня не спрашивай! Лиза постояла минуту, решилась, и пошла с пришибленным видом. Ульяна крестит ее в спину, а у самой тревога в глазах…
    Илларион появляется из-за двери – бодрый, дымящий сигарой и довольный. Просит их не хоронить его раньше времени. Сын с ухмылкой: Значит жив, здоров… Комедия, акт второй. Илларион улыбается: Жив, сынок, полегчало! Ольга с возмущением: Полегчало? Вы же курите! Дронов-мл. представляет ей отца, а Ольга восклицает, что они встречались.  Даниил в недоумении и хотел бы объяснений. Отец пытается их выпроводить, заявляет, что чует опасность: Разнюхали, что ты мой сын. Даниил: Они здесь были? Илларион похохатывает: Станет Дронов в постели дожидаться! Гордо: Думаешь, я полицейских вокруг пальца не обведу? Даниил насмешливо: Полицейских! Ха! А откуда ты знаешь, что это были полицейские?
    Долли играет на рояле и дурно поет, а Ромашка распластался в кресле с закрытыми глазами. Внезапно не выдержал, вскочил, и начал требовать от нее хоть немного чувств в пении. Он орет на нее, она на него. Появляется Савва и интересуется успехами своей женушки. Рома раздраженно: Нужны чувства! Чувства! Савва говорит, чтобы Рома предложил Долли романс о золоте – сразу и чувства появятся. Он рассказывает, как она все испортила на обеде своим вступлением про золото, и это когда семья в кои веки раз вместе собралась! Долли с нервами выкрикивает им о подвале и о золоте, они оба молча глазеют на нее, а она, убегая: Вы не смотрите на меня как убийцы на жертву! Оставшись одни, они остолбенело глядят друг на друга…
    Касси в обмороке, Паша подхватывает ее и укладывает на диванчик. Она приходит в себя и спрашивает, что случилось. Он ей говорит, что она была без чувств. И предлагает за доктором послать. Она отказывается и признается, что к ней дар возвращается. И видение было таким неожиданным… Он спрашивает, какое, Платон ей угрожает? Она: Нет. Мне не угрожает. Но я теперь могу на него влиять, я знаю его слабые стороны. Паша скептически отнесся к этому, и напомнил, что полиция схватила конюха, обвинила его в убийстве Глеба Глушковского: Что же ТЫ с ним можешь сделать? Касси внезапно прикидывается: Ой, мне дурно… И просит послать за доктором. Паша заботливо велит, чтобы она не вставала, и уходит, а Касси тут же, озираясь, вскочила, тихо прокралась к выходу, и сбежала…
    В кабинете Саша беседует с неким господином, и говорит, что доволен, как тому быстро удалось провести расследование: Вы уверены в результате?  Господин с фальшивой слащавой улыбочкой: Что Вы! Проверили все должным образом! И подтверждает, что сомнений быть не может.  Саша: Нашли потомков Татьяны? Тот: Нет. Ни одного не осталось. Последней погибла семья ее внука, в пожаре. Саша: Вы уверены? Тот, улыбаясь мерзко, уверяет, что в церковной книге запись сохранилась. Саша грустно: Значит, никого не осталось… Тот смеется радостно: Да! Прямых потомков нет, вы наследники завещания! (теперь еще ущемляют права детей… Наверное, пожар-то был в доме Мирона, а он и есть внук Тани. Ну и внучок!....)
    Лиза робко стучится в дверь к Юле. Та неприязненно: Что тебе? Александра Гаврилыча ищешь? Лиза поспешно, запинаясь от волнения: Нет-нет! Я о Вашем здоровье справиться хотела… Юля    надменно: Что тебе до моего здоровья? Лиза рассказывает ей, преодолевая страх, что слышала плач ребеночка на лестнице возле гостиной… Юля меняется в лице и отворачивается от нее. Лиза продолжает сбивчиво, что давно слышит голоса, видит призраков, дом ей все время что-то пытается сказать, а о чем, она не знает… Юля кидает: Голоса слышишь? Ну, милая моя, да ты сумасшедшая!   И спрашивает, зачем она пришла: Напугать меня хочешь? Лиза горячо: Нет, что Вы, я самабоюсь, как бы знак не про Вас был! Юля насмешливо: Какой знак?! Лиза говорит, что только хочет, чтобы Юля побереглась, на лестнице опасно… Юля заявила, что ей не нужны лизины заботы, и потребовала, чтобы она не болтала лишнего, а то беду накличет. Лиза закивала согласно, а Юля: Иди лучше полы помой! Лиза радостно: Да, правильно! Слушаюсь, Юлия Андреевна! Ушла. Юля села, прижала к себе подушку и задумалась тревожно. Такой ее застал Гавриил…
    Платон складывает вещи. Приходит Касси, он зовет ее собираться к отъезду. Она набрасывается на него: Ты свое обещание помнишь? Из-за тебя невинный человек – лизин брат в тюрьме сидит! Платон с пренебрежением: Какая Лиза? Какой брат? Никого не знаю! Касси: Ты ври, да не завирайся! Он на тебя работал! Отца бы пожалел… Платон обещает, что с отцом разберется. Но может и отказаться от этого. Если Касси с ним уедет.  Касси злорадно сообщает, что к ней дар вернулся, и очень кстати. И она его только за руку возьмет, и сразу все узнает: Ты убил Глеба Глушковского? Платон выкрикивает: Глеб Глушковский был страшным человеком! Если бы я его не убил, ты бы сейчас мне на могилку цветочки носила! Касси тоже кричит: Нет, это ТЫ страшного человека убил, а невиновный человек в тюрьме сидит! Платон презрительно отмахивается: Какое мне дело до этих людишек? Я люблю тебя! Люблю, а все остальное мне по боку. Касси пошла к выходу: Знаешь, Платон, я не верю тебе больше, потому что ты часто меня обманывал! Он остановил ее, угрюмо глядя в сторону: Хорошо! Что я делать должен? Касси: Ты иди и признайся во всем. Тогда хоть совесть свою спасешь… Платон задумался…
    Данил на какой-то заколоченной веранде в пол голоса говорит отцу, что Ольга задремала, и теперь они могут спокойно поговорить. Илларион: Полицейские не станут нас искать. Ты уверен, что они ряженые? Даниил: Да. Как и в том, что ты не призрак. Не понимаю, что им от меня понадобилось – у меня нет ни талисмана, ни золота, ничего мне не надо – за редким исключением… Папа вкрадчиво: А про ключ ты ничего не слышал? Не обратил внимания? Даниил насторожился: Какой ключ? Он же не запирается. Папа: Он от другой двери, и если ты понимаешь, о чем я говорю, будь осторожен….
    Платон бунтует: Э, нет, милая, только безумный в тюрьму пойдет! Пусть сперва поймают! Я порядочных людей не трогал. Касси возмущенно: А Василий – не порядочный? А Гавриил Макарович? Платон заявляет, что Уваров нечестный – бросил сына. Касси с криком: Это невыносимо! пытается уйти, но Платон хватает ее за руки и не дает: Стой. Думаешь, я там лучше стану? Там сидят убийцы, грабители. Касси: А Василию каково с ними? Он же сломанным выйдет! Платон с досадой: Дался тебе этот конюх! Ладно, помогу ему из тюрьмы выйти, у меня есть свои люди там. Но один уговор – ты едешь со мной! Касси стоит к нему спиной и напряженно размышляет. Потом тихо: Хорошо. Я поеду с тобой…
    Платон беседует с Мироном. Заявил: Конюх – твой сын. Ты и поможешь его из тюрьмы вызволить. Мирон: А по мне спокойнее, если б посидел там еще, а то слишком заносчив стал! Платон рявкнул: Не спорь! Мирон насмешничает, что это Платонова краля велела Василия на волю выпустить: Стерва, нашла слабое место, ткнула легонько, и все… Платона бесят эти намеки, он орет на Мирона: Заткнись! Ты когда бабу последний раз видел? Мирон спокойно объясняет, что баб у него много, да он не привязывается к ним, сразу прощается. Платон еще пуще злится и приказывает: Иди! Мирон собирается, но просит: Не горячись, Платон, пущай посидит. Платон орет: Катись отсюда! Бабий знаток! Тот ушел, Платон достал угрюмо из кармана монетку, подкинул, уронил, она покатилась, он недовольно отыскал, поднял. Посмотрел и задумался…
    Савва в ужасе шепчет: Она все знает! Как сказала о взгляде убийцы?! Оба трясутся от страха. Они признаются, что боятся покойников, но Рома убеждает Савву, что без покойника они здесь все равно не обойдутся: Либо мы ее, либо она нас. И нас никто не сможет упрекнуть, будьте спокойны!
    Даниил спрашивает, что за ключ: Раньше ты мне о нем не говорил…. Илларион: Значит, не время было. Меньше знаешь – крепче спишь… Даниил говорит, что в подвале все обшарил, все двери открыты, без всякого ключа. Папа заявляет, что ключ – самое важное: Ты по подсказкам шел, я и подумал, может, на ключ наткнулся. Даниил допытывается: Ключик от чего?  Что в нем ценного? Илларион с хитрой улыбкой: Придет время, и узнаешь. Зевает:  Что-то я спать хочу… Прилягу… Улегся и тут же захрапел, а Даниил встал в дверях, достал ключ, и под папин неправдоподобный храп крутит его в руке задумчиво…
    Платон явился к следователю, который его визитом страшно недоволен, и требует от него: Передумал я насчет Васьки-конюха. Обойдется он без каторги. Следователь взвизгнул: Ты издеваешься! Я столько времени и сил потратил на подтасовку улик! Платон схватил его за грудки и потребовал сделать, как он скажет, иначе сам обмарается с головы до ног: Понял? Следователь: Ты с ума сошел! Платон смеется…
    Долли со страховщиком, хочет побыстрее застраховать свою жизнь. Он предлагает и супруга заодно, но она заявляет, что его не надо – он бессмертный. Он спрашивает, на кого оформлять страховое свидетельство, и Долли диктует: На мою сестру, Дарью Илларионовну Дронову.
    Васе в камеру заталкивают здоровенного мужика, который канючит, что ему деток нечем кормить было. Васе явно жалко его. Детина поднимается с пола, и оказывается шире и выше Васи. Вася улыбается ему…
    Гавриил расспрашивает Юлю, чем она расстроена. Та: Вам показалось… Гавриил не верит, советует, что ей нужны сейчас положительные эмоции. Она обещает, что будет побольше гулять, и Сашу попросит ложу в оперу заказать. Гавриил пристает, зачем Лиза приходила. Юля как бы нехотя рассказывает, что Лиза слышит плач ребенка в доме, и говорит, что это дурной знак. Гавриил в недоумении: У нас в доме нет детей! Юля мстительно: Так она слышит голоса призраков! Гавриил, нахмурившись: Ерунда какая… Юля: Вот именно! Говорит, что я могу с лестницы упасть, и потерять ребенка. Гавриил в гневе: Как можно будущей матери говорить такое! Я не позволю ей пугать тебя своими россказнями! Юля довольна. (все, хана Лизке, теперь ее еще обвинят, что она хочет сжить со света  Юлю… Как говорится: не делай добра, не будет и зла… :()
    Ночь в камере. Вася спит на спине. К нему с ножом подбирается новый сосед, заносит нож, но Вася просыпается, они борются. На шум входит солдат, сосед отпрыгивает к своей кровати. Вася жалуется,  что тот зарезать его хотел, и просит обыскать, чтобы нож отобрать. Солдат заявляет, что Вася врет, никакого ножа ни у кого в тюрьме быть не может, а сосед  все время твердит смиренно: Тебе показалось, брат! Вася: Не вру! Прячет он его! Солдат орет: Больно глазастый! Спать! И чтобы никакого шума у меня! Ушел. Вася сидит на своей кровати и нервничает, а сосед со своего места за ним наблюдает… (замечательно Платон решил проблемку с конюхом разрешить…)

    0

    52

    Серия № 54
    Саша обещает Паше лучшего адвоката в городе для Васи. И просит передать Лизе, что надежда появилась. Юля слышит о Лизе, психует и убегает. Саша бежит следом.
    Платон с Мироном караулят Гавриила на его ежедневном прогулочном маршруте. Платон прячется и велит Мирону сделать все, о чем они договорились.
    Надя навещает Васю, и обнаруживает, что он плохо выглядит, не спал всю ночь, а сосед пристает к девушке и провоцирует Васю на драку. В результате свидание прерывается, а испуганную Надю уводят.
    Илларион обещает пустить в ход связи, чтобы выручить сына, сын не верит в его искренность и орет на него, а Ольга извиняется. Папа обещает помочь и уходит.
    После его ухода Ольга уговаривает Дронова попытаться понять родителя, говорит, что на ней проклятие, и все ее любимые мужчины становятся проклятыми - погибают. Дронов полощет горло водкой и успокаивает, что живуч, как собака. Она обнимает его.
    Надя пришла умолять Лео свидетельствовать в пользу Василия - что тот был на момент убийства в их ложе. А за это она обещает прекратить дело о разводе, вернуться к Лео и стать ему настоящей женой. Она твердо обещает, что сможет это сделать так, что он не пожалеет. Потому что речь идет не о любви, а о спасении жизни человека. Лео слушает ее с интересом, попыхивая трубочкой.
    Следователь пришел в тюрьму узнать, как дела, а ему сообщили, что Вася не спал всю ночь, и у его соседа ничего не вышло. Следователь велел убрать из камеры бесполезного бандита.
    Саша пришел к Юле умолять ее не обижаться - объясняет, что о Лизе они говорили случайно и вообще вспомнили ее только потому, что обсуждали дело Василия. Юля капризничает, а Саша заявляет, что ему кроме нее и ребенка больше никто не нужен. Она спрашивает, любит ли он ее. Он говорит, что любит и никогда ее не оставит. Она просит поцеловать ее, и он быстро чмокает ее. Она довольна и ластится к Саше.
    Мирон нападает с ножом на Гавриила, тот не может справиться, и в тяжкий момент Платон защищает его. Мирон убегает, а благодарный Гавриил приглашает Платона к себе домой.
    Гавриил поит Платона лучшим вином, и спрашивает его, кто он. Тот достает нож и заявляет: Я смерть твоя! Фужер с вином летит из руки Гавриила на пол.
    Надя спрашивает, поможет ли ей Лео. Тот говорит, что возможно. И спрашивает, на что она готова. Она готова на все, чего он захочет. Тогда он спрашивает, готова ли она прямо сейчас стать его женой в прямом смысле этого слова. Она замирает, но потом решительно говорит, что готова. Он садится рядом, тянет к ней руку и поражается, что она так любит конюха, что готова отдаться человеку, который ей противен, и прожить с ним всю жизнь. Она обещает, что сможет, если он ей поможет. Он наклоняется к ней и громко шепчет: Мне не нужны чужие объедки! Потом отсаживается за стол и снова дымит трубкой. Она кричит, что он хочет ее сейчас унизить. Он довольно подтверждает, что получает неизъяснимое удовольствие. А она теперь должна понимать, что чувствовал он. И говорит ей, что не хочет защищать Василия, а что она подумает о нем, ему все равно. Она дает ему пощечину и убегает. А он почесывает ухо с видом, будто его покусал комар.
    Вася проснулся, а дверь в камеру открыта. Осторожно выглянул.
    Даниил с Ольгой обнимаются в вагончике, потом целуются, и тут появляется папа, который сообщает, что влиятельные люди помогли, и все замечательно - Даниила не ищут и не будут больше искать. Но тот не доверяет отцу.
    Гавриил не понимает, за что. Платон ему объясняет, что он бросил мать и его еще не рожденного. По Гавриилу видно, что он ничего не понимает. Платон достает женское колечко и вешает его на острие ножа: Узнал? Гавриил потрясенно: Аннушка... Платон сообщил, что она в нищете умерла. А он выжил, потому что мечтал отомстить. Гавриил в шоке: Аннушка была беременна? Она родила ребенка? Боже мой... Я ее искал... так искал, когда она исчезла... Как же так! Боже мой... От откинулся назад и на лице Платона появилось замешательство. Но из-за его спины Паша увидел нож, на острие которого болталось колечко, напал сзади, принялся душить, Платон вывернулся и удрал, а Гавриил закричал вслед Паше: Павел! Павел!
    Надя прибежала к Саше с криками, что Васю погубят и его надо спасать. Саша думает, что это ее фантазии, что просто в тюрьме не курорт, но Надя чувствует, что Васе грозит опасность. Тут появляется Люба с гостем и знакомит с ним детей. Просит их присутствовать на чае с господином Никодимовым. Она уводит его, а Надя говорит Саше, что Никодимов - тот самый судья, что ведет дело Васи.
    Паша вернулся и рассказала папе, что Платон убил Глушковского, свалил все на Васю, и пытался убить Лизу. Но папа не слушает, он весь под впечатлением новости, и сообщает Паше, что это его сын.
    Паша сел: Как это вышло? Оказалось, что Платон младше Саши и старше Паши. После смерти первой жены Гавриил познакомился с актрисой, очень талантливой, и это было как удар, наваждение. Никогда ни раньше, ни позже, такого с ним не было. А потом он как-то пришел, и ему сообщили, что она уехала. Паша удивляется, почему же папа ее отпустил и не искал. Папа говорит, что искал, но она ни единого раза не дала о себе знать. А потом появилась Люба. Паша улыбается: Чего только не узнаешь о собственном родителе...
    Саша говорит Наде, что ей надо принять приглашение к чаю и воспользоваться моментом. Люба пришла звать к чаю, выяснилось, что она судье оказала как-то услугу, и Саша с Надей попросили ее о помощи. Услышав о Васе, она хотела было уйти, но Надя заявила, что если Васю упекут, она пойдет за ним в Сибирь, а Саша пообещал Любе, что если она поможет, он отдаст ей свою часть наследства. Люба заявила: Вы оба сумасшедшие!
    Дронов дуется на отца и говорит, что его память все хранит. Тогда папа намекает на ключик, и Ольга с удивлением узнает, что Дронов обманул ее, и ключ не похитили, а он остался у него. Дронов благодарит папашу за то, что с его появлением каждый раз у него все идет наперекосяк. Папаша удаляется, оставляя их разбираться, и предупредив, что будет ждать в кофейне.
    Люба ставит Наде условие - чтобы та пообещела ей забыть и больше никогда не видеть Васю. Саша возмущается, что Люба сделает дочь несчастной. Надя думает и отвечает, что забыть не удастся, а видеть... Если такова цена - извольте! Люба довольна сверх меры. Саша: С очередной победой Вас, Любовь Евсеевна! Люба не скрывает торжества.
    Вася осторожно вышел из камеры. Раздаля щелчок затвора. Вася обернулся и увидел довольного солдата, наставившего на него ружье: Что, голубчик? Никак бежать собрался? Жить надоело?

    0

    53

    Серия № 55
    Ольга обижена обманом Даниила, и хочет уйти, но он останавливает ее тем, что признается - она единственное его сокровище, и он хочет быть с ней. Она тут размягчается и посылает к черту все сокровища. Он показывает ей ключик и лукаво спрашивает:Да? Она ахает притворно сердито: Ты обманул меня! А он отвечает: Я люблю тебя! И целует ее...
    Касси видит, что Платон сам не свой, и пытает, что с ним. Он отговаривается, что ей почудилось и рассказывает, что был у следователя, и ее Васю не сегодня-завтра отпустят. Она не верит ему и просит его руку. Он протягивает руку, и она видит Платона, что-то шепчущего на ухо следователю. Смотрит на него с подозрением и хочет знать, что он говорил. Платон усмехается: Денег посулил. Но Касси так и не поверила, молча вскочила и побежала проверять...
    Вася говорит охраннику, что бежать не собирается, а тот грозит пристрелить при попытке к бегству. Вася ружье к своей груди за ствол приставил и предлагает стрелять - никто не поверит, что он бежал, потому что выстрел будет не в спину.
    Лиза теперь постоянно драит лестницу и возле нее. Опять там моет пол, и снова душераздираюший плач ребенка. Плюс большое пятно крови, растекающееся по полу. Она увидела это, не выдержала ужаса и рванула бегом. И налетела на Любу. Заверещала: Взгяните туда! Там кровь! Кровь! Люба посмотрела и заявила, что Лиза чисто все вымыла. Лиза тоже оглянулась - крови нет. Люба угрожающе предупреждает, что Лиза ее не напугает: Я тебе не Юлия Андревна! Юля свекрови уже все рассказала, чем ее Лиза пугает. А Лиза утверждает, что это правда, она слышала плач, и боится, что это нехороший для Юли знак. Люба обрывает ее приказанием еще раз вымыть пол: И кровь смоешь заодно! Ушла, а Лиза принялась усердно трудиться...
    Вася подрался с охранником и вырубил его. Привалил его к стене, рядом винтовку поставил, и быстро скрылся за дверью...
    Ольга с Дроновым целуются и говорят о том, что всю жизнь хотят прожить вместе. И снова целуются. Он сообщает, что может быть, им пора пойти к алтарю. Она уточняет: Ты просишь моей руки? Он спрашивает: А сердце уже принадлежит мне? Она шутит: Ну... не знаю... Он улыбается: Не знаю? Страстно целует ее, поднимает на руки и уносит...
    Гавриил пришел к Платону и был принят нелюбезно. Папа говорит, что любил его мать, а сын - что обрюхатил и деру дал. Папа говорит, что это неправда, но сын не верит. Папа хочет узнать об их прошлом, а сын: У нас разное прошлое, настоящее, и уж точно будущее. Гавриил соглашается, что у Платона есть все причины ненавидеть его и их семью: Но пойми - мы оба жертвы каких-то чудовищных обстоятельств... Платон хмурится...
    Следователь трясет охранника и требует сказать, где арестант. Тот ничего не соображает и жалуется, что арестант хитер и силен. Следователь распахивает дверь васиной камеры и обнаруживает его на месте. Он пытается заставить охранника завершить начатое делО, но тот неожиданно отказывается наотрез. Тогда следователь хватает винтовку, наставляет на безропотного Васю, передергивает затвор и орет, что сам его убьет. Тут врываются Паша и Сашей, отнимают винтовку и скручивают следователя...
    Гавриил расспрашивает, отчего умерла мать Платона. Тот отвечает, что от бедности и тоски. Гавриил не понимает, отчего Аннушка не сообщила ему о рождении сына. Платон взрывается, что не верит в его переживания, у Гавриила слезы в глазах, а Платона бесят его лживые слезы. Он дает ему письмо, и Гавриил с удивлением читает: Я тебе ничего не обещал... Если ты решилась сама на это, то рассчитывай на свои силы... Ты актерка, и это может быть не мой ребенок...Больше не пиши и не пытайся увидеться... Что за чертовщина? Платон: Своего письма вспомнить не можете? Гавриил: Никогда не писал таких подлостей! Но Платон утверждает, что ему рассказала об этом мать перед смертью. Гавриил поражен и ничего не понимает. Тогда Платон подозревает - может кто-то третий влез промеж них. Гавриил задумывается и говорит, что кажется знает, кто этот третий... И спрашивает, верит ли ему Платон. Тот не знает уже, чему верить. Хотя это ничего не меняет. Гавриил горячо протестует и предлагает его ввести в семью, познакомить с братьями и сестрами. Платон думает, что они его не примут, но Гавриил уверен в том, что дети у него добрые и хорошие, и все поймут. Но Платон уверен, что ничего не получится - они разные люди и пути у них разные. Что Гавриил богат и уважаем, а у него деньги ворованные, и убийство на совести. И советует папе жить как прежде. Гавриил сомневается, что получится как прежде. Платон сообщает, что ему просто хотелось поквитаться и страх в его глазах увидеть. Гавриил: Понимаю... Платон: А теперь прощайте! Гавриил подошел, потянулся, провел рукой Платону по щеке, и быстро выбежал прочь...
    Ольга в неглиже лежит с Дроновым на кровати, он гладит ее по волосам. Она счастливо соглашается, что ее сердце давно уже принадлежит ему. Они гвоорят, что оба не хотят пышной свадьбы, а просто сесть на поезд, и ехать куда глаза глядят, а лучше на корабль, а лучше на воздушный шар... Он говорит, что они будут самыми счастливыми в мире искателями приключений. Ольга с улыбкой: И опасных тайн. Он: Значит, вместе? Она: Да. Он: Навсегда? Она: Навсегда!
    Паша ведет по улице Васю и говорит, что Саша просил их его не ждать. Вася рвется к Наде, а Паша останавливает его и рассказывает, какой ценой Надя ему купила свободу у маменьки. Вася нос повесил... Тут появилась Касси, и Вася быстро засобирался и оставил их вдвоем. Касси сказала Паше, что пришла удостовериться, что Вася на свободе, она решила, что пока его не отпустят, не уедет. А теперь нужно ехать, раз решила. Паша пожелал ей счастливого пути и безоблачной жизни, а грустная Касси пожелала в ответ того же. И они попрощались...
    Вася идет по парку, и останавливается, завидев ждущую его Надю...
    Гавриил все рассказал Любе. Она настроена миролюбиво и интересуется, уверен ли он, что это и правда его сын. Муж подтверждает. Она: Да, грустная история... Он гадает, кто же письмо писал. Она спрашивает, не догадался ли он по почерку. Он не посмотрел - слишком был ошарашен. Она интересуется, были ли у него тогда враги. Он не знает. Она задумчиво: Иногда правда так глубоко скрыта, что не докопаешься... Ей обидно, что он от нее скрывал это. А он просто не хотел ее расстраивать. Она смеется, что ревновать глупо. Тем более, что он тогда на нее внимания вообще не обращал. Он задумчиво: Да, через год только тебя приметил... Она предполагает, что кабы не эти письма, у Ольги с Сашей была бы другая мать, и Платона бы они назвали братом... Спрашивает, увидит ли он еще сына. Гавриил говорит, что нет, он уезжает. Она: Тебе жаль? Он: И да, и нет. Он говорит, что умом понимает, что это его сын, а сердце молчит. И если бы остался в доме, не значил бы так много, как остальные дети. Он тепло: ТЫ всегда меня понимала... Она просит его все рассказывать ей честно, положила ему голову на плечо и улыбается... (уж не она ли при своей любви подделывать письма это устроила? а он решил ее простить?...)
    Надя говорит Васе, что не сможет без него. Он же уговаривает, что у него ничего нет и что с милым рай в шалаше - неправда. Тем более, она слово дала. Надя говорит, что ей наплевать на обещание - она тогда думала лишь о том, как ему жизнь спасти. Но Вася настаивает, что она должна сдержать слово, и что как только он устроится, сразу даст о себе знать. Если она не передумала. Надя возмутилась его вопросом и поклялась, что у нее в жизни никого, кроме него, никога не будет! Они соприкоснулись лбами, закрыли глаза, и он нежно поцеловал ее в лоб...
    Лиза моет пол и рыдает, рыдает, рыдает... Падает, у нее истерика... Такой ее находит Саша, садится рядом на ступени, кладет ее голову себе на колени, обнмает, гладит и успокаивает... А она рыдает и не может остановиться. Он думает, что она устала, сообщает ей, что Васю освободили. Она пытается радоваться, но слезы так и льются из ее глаз...
    Касси с Платоном на вокзале идут к поезду, она постоянно оглядывается, он спрашивает, кого она ждет, она нервно заявляет, что ей ждать некого. Но беспрестанно оглядывается. Он спрашивает - ведь она сама хотела начать новую жизнь. Она: Хотела. Но сердце щемит... Он: Отчего? Она быстро: Петербург - город мне родной... И оглядывается...
    Даниил пришел к папе в кафе. И сообщил, что ему не удалось его с Ольгой поссорить. А тот якобы и не хотел, просто собирался узнать о ключике, и знал, что сын при Ольге не соврет. И заявил, что ключ этот отпирает не комнату, набитую золотом... Даниил с усмешкой: Врата рая? Папа серьезно: Настоящий святой грааль для такого охотника за древностями, как ты... И папа готов показать кое-что сыну: Согласен пережить со мной последнее приключение? Даниил настороженно: Допустим. Папа: Нам придется завтра покинуть Петербург. Только вдвоем. Даниил напрягся...
    В вагоне Платон смотрит на часы. Касси интересуется, откуда они у него. Он хвастает, что родитель подарил. Касси радуется, что он с папой помирился. Платон подтверждает, но говорит, что они чужие люди,хотя, может, папа ни в чем перед ним и не виноват... Касси радуется за него и хочет посмотреть часы. Берет их, открывает крышечку, смотрит... И откидывает с ужасом. Платон шепотом: Ты чего...
    Лиза спит в кресле, а Саша приносит чай. Наливает, Лиза просыпается, он подает ей. Она смущена, что он ухаживает за ней, как за барыней. Но Саша приказывает: Пей! Она пьет и благодарит за них с Васей, потому что никто так о них в жизни не беспокоился. Ей делается неловко, она отставляет чашку, встает и хочет уйти: Я пойду. Не хочу задерживать Вас. Вам к жене пора. Саша решительно качает головой: Не пора. Он тоже встал: Лиза... Она в смятении: Я отдохнула, Александр Гаврилыч, правда... Их тянет друг к другу и сперва осторожно, а потом все более страстно, они целуются...
    Паша прибежал на вокзал, а поезд уже ушел... Он хочет на другом ехать, а другого в этот день не будет... Паша в досаде...
    Гавриил в подвале уговаривает Любу, что может быть, Саша был прав и стены рухнут, и не надо было это делать. Люба отмахивается, что Саша все придумал, но Гавриил считает, что сын не из тех, кто сочиняет страшные сказки. Работник ковыряет кирпичи, и один поддается. И тут Гавриил слышит, как комната наполняется голосами, и видит синего Григория, в ужасе кричащего: Нет! Нет! Нееееееет!!!! В этот момент рабочий вынимает кирпич, Гавриил кричит ему уходить - сейчас рухнут стены! Тот оставляет кирпич на месте и уходит. Люба, ничего не замечая, властно приказывает продолжать. Гавриил кричит: Беги, Люба! Беги! Голоса громко шумят... Но она подходит к стене и принимается вытаскивать кирпич: Я сама! Гавриил кидается к ней, стена рушится, и их заваливает золотыми слитками...

    0

    54

    Серия № 56
    Паша на вокзале интересуется, куда ушел поезд, потому что ему надо его догнать. Ему сообщают, что на Москву, однако его девушка могла уехать и на любом другом - поезда уходили и на Варшаву, и на Гельсинфор... Паша понимает, что все безнадежно.
    Касси одержимо несется по дороге, а Платон не может понять, какая муха ее укусила. Думает, что она передумала с ним ехать, и даже ревнует к Паше. Но она обещает, что обязательно поедет с ним, но только когда они помогут Уваровым. Он не возьмет в толк, с чего она решила, что им нужна помощь. Она объясняет, что поняла это, как только взяла часы в руки. Она бежит дальше, и ему приходится догонять ее....
    Папа признается Дронову, что сокровище принадлежит Уваровым, и Ольга может потребовать, чтобы деньги вернули ее семье. Даниил считает это справедливым. Но папе жалко. Сын: Значит, ты хочешь, чтобы я предал Ольгу? Папа хочет, чтобы он смотрел на дело проще. Сын: Предательство остается предательством. Папа: В этом деле все средства хороши...
    Лиза чуть отстраняется и слабо протестует: Что мы делаем, Александр Гаврилович? И с мукой: Сил нет терпеть, Александр Гаврилович! Обнимает его и сама начинает целовать. И тут Юлин голос: Простите, я вам не помешала? Лиза отскочила от Саши, голову опустила... Саша спокойно: Нет, не помешала. Пора, наконец, с этим разобраться...
    Подвал. Стену обрушены, Гавриил лежит с пробитым лбом. Люба полусидит с закрытыми глазами.... Никого больше нет...
    Люба очнулась, зовет Гавриила испуганно. Он открыл глаза, слабо: Люба... И упал обратно. Она перепугалась, зовет его, плачет, а он не реагирует. Она начинает звать на помощь, но никто не слышит (нда, толстые у дома стены, такого грохота никто не услыхал...). Люба рыдает и причитает: Господи, что я наделала! Господи, прости! Гаврюша, не оставляй меня...
    Юля требует объяснений. Лиза начинает оправдываться, а Саша обрывает ее: Помолчи! И к Юле: Ты хочешь разобраться? Ты все видела сама. Я устал притворяться. Наши отношения зашли в тупик. Многие живут так годами. А мне повезло - я встретил Лизу. Лиза в ужасе пытается прервать его и образумить, но он не слушает ее. Потом оборачивается к ней: Я тебя люблю. Это повергает Лизу в новый приступ ужаса, она умоляет его одуматься и замолчать, и пытается одновременно просить прощения за него у Юли. А Юля со смешком: Это фарс! Лиза Саше снова потрясенно: Одумайтесь, Бога ради! Саша возмущенно: Одуматься? Это значит, забыть тебя, жить во лжи! Юля прерывает его, бросившись к окну, открыв его и наполовину высунувшись наружу: Ну тогда... Либо она, либо ребенок! Саша застывает испуганно на месте, а Лиза кричит от страха...
    Даниил думает, что папа ему голову морочит. А папа говорит, что похоже, знает, где искать сокровище. Он много времени торчал в архивах и знает о семье Уваровых много любопытного. Например, Григорий был очень богат, у него было много особняков и домов - один в Петербурге, второй в Москве, третий за границей, и дача в Крыму. В одном из этих домов он спрятал клад. Даниил интересуется, догадка это или знание. Папа признается, что догадка, но только основана на уверенности. За границей имение называется "Серебряные ключи", и тут ключик имеется... Может быть, совпадение, но шансы огромные. Даниил говорит, что он свое счастье связывает с Ольгой. Папа посмеивается, представляя его семейное будущее и считает, что его ненадолго хватит. Дронов не хочет обманывать Ольгу. А папа сулит ему, что он вернется к ней богатым женихом. Но сын не хочет уезжать, ни слова не говоря Оле. Папа хитро: А сокровище хочешь отыскать? Сын, придуриваясь: Хачу!
    Долли учит попугая Евсея говорить слово "дурак". Савва и Ромашка приносят ей во флаконе магическое средство, выпив которое, человек становится богатым, и наперебой упрашивают ее это сделать. Она жеманничает, потом наливает жидкость себе в чай и выпивает залпом. Савва слабо пытается ее остановить, но дело сделано. Она красиво хватается за горло, некрасиво вываливает язык и падает им на руки...
    Даниил понуро возвращается домой, Ольга догадывается, что папа предложил ему очередную авантюру. Он говорит, что она проницательна. Падает на диванчик и спрашивает, что она скажет, если он уедет. Она долго молчит, потом старается бодриться и говорит, что реалистка - знает одно - если он уедет, больше никогда не вернется. Он молча хмурится...
    Саша жестко: Юля, перестань. Это уже слишком, даже для тебя. Лиза вопит протестующе. Саша: Ты погубишь не только себя, а и ребенка. Юля еще больше высовывается в окно, злорадно: Тем лучше! Саша предлагает обсудить, а Юля заявляет, что обсуждать тут нечего. Лиза умоляет Юлю, что ребеночек ни в чем не виноват, и что нельзя с ним так поступать... Саша: Это игра, Лиза! Игра! Она настолько любит себя, что не решится на это! Юля высовывается еще дальше, Лиза кричит от ужаса, умоляет... Саша: Лиза, молчи! Но Лизу не остановить, она призывает Сашу сделать так, как просит Юлия, потому что он потом этого себе не простит. Саша с мукой: Что же ты делаешь? Приговор мне подписываешь! Юля делает движение за окно. Саша кричит: Стой! В отчаянии: Хорошо. Я буду с тобой и ребенком. Закрыл лицо руками (доконала его Лиза, вот ведь правильная какая...) Лиза успокоенно: Так будет лучше. Я уйду из этого дома. Вы никогда больше меня не увидите, никогда! Убежала...
    Касси и Платон в подвале. Они помогают вытащить Любу из-под завала. Касси находит Гавриила и зовет Платона на помощь. Но он увидел золото и ничего кроме него не замечает. Радуется, что не зря за ним гонялся. Люба обещает ему, что все будет его, но сейчас просит помочь. Платон не слышит ее, а Касси надвигается на него: Ты что творишь?! На твоих глазах отец умирает, а ты о золоте! Люба, шатаясь, уходит за помощью, а Касси грозно: Приди в себя! Это твой папа, ему помощь нужна! И тут Платон осознал, где находится и что происходит...
    Рома и Савва сперва все валят друг на друга, потом каждый начинает винить себя, а потом Рома предлагает куда-нибудь спрятать Долли. Савве приходит идея положить ее на кровать, якобы умерла во сне. Положили и ушли...
    Юля слезла с окна. Саша стоит к ней спиной и приводит себя в порядок с ледяным выражением лица. Она: Поговори со мной... Он спиной: К чему? Я остался с тобой. Я по-прежнему твой муж, ты довольна, семья спасена угрозами и шантажом. Юля нервно: Ты сам меня довел до этого! Саша с сарказмом: Да! Ты думала о ребенке, хотя еще минуту назад хотела с ним расправиться... Ты думаешь только о себе... Юля: Ты останешься со мной? Саша говорит, что все уже сказал. Она: Ты не изменишь своего решения? Саша все также спиной: Я всегда держу свое слово. Ушел, а Юля бессильно опустилась на кресло и схватилась за голову...
    Оля плачет, а Дронов говорит, что не хочет с ней расставаться. Она спрашивает, может ли поехать с ним. Он молчит. Она: Твой отец против? Он: Да... Она спрашивает, почему. Он говорит, что всю жизнь отец его ставит перед сложным выбором: Он знает дверь, которую открывает ключ, но не хочет брать тебя. Оля поражается, что при этом ключ от этой двери спрятал ее прадед: Несправедливо! Дронов боится, что если не поедет, ее семья ничего не получит. А она боится, что никогда его не увидит, если он поедет: Твой отец очень опасный человек. Он мрачно: Наконец-то ты это поняла...
    Люба нашла в доме Сашу и зовет в подвал. Он ничего не понимает, а она признается, что ее Бог наказал за алчность - она потащила Гавриила в подвал... Саша с ужасом: Вы стену разрушили? Люба: Нет, чуть-чуть... И со слезами: Все рухнуло. Отца задело... Саша: Отца?! И побежал в подвал...
    Мирон с бандитом роются в комнате Платона в его вещах. Мирон считает, что тот уехал и больше не вернется, и вещи уже не его. И вообще, объявил себя теперь главным. Нашел шкатулку, достал письма и принялся читать с интересом. Пришел Паша и потребовал сказать, куда делся Платон. Они смеются - сбежал из Питера и бабу твою прихватил, а куда - не знаем! Паша ушел.
    Платон с трудом снял с папы глыбу золота. Гавриил еще жив. Касси гордится, что сын пришел спасти отца. Платон отталкивает ее, слушает, бьется ли сердце Гавриила, и слышит его дыхание - он только потерял сознание. Зовет Касси уйти, потому что хозяйка сейчас приведет помощь. И тут появляется Саша, рвется к папе, потом видит Платона и кричит, что это все из-за него. Пытается напасть, но Касси защищает Платона и старается объяснить, что они пришли позже обвала. Саша: Что, за кладом пришел?! Платон орет: Да, за кладом! Касси умоляет: Не верьте ему, он отца пришел спасать! Саша смотрит на Платона пристально...
    Даниил приходит в кафе, а там кроме папы три миленькие девушки воркуют за столиком по соседству (!). Но Дронов идет к папе и заявляет, что остается с Ольгой, потому что не желает ей участи матери. Папа опять расписывает ему подробности его скучной будущей семейной жизни, а Даниил прерывает его: Для начала узнаем, куда ключ приведет...
    Лиза несется вниз по лестнице и рыдает. Вдруг синий свет, свечи сами зажглись, ветер, разъяренная синяя женщина орет: Что ты наделала! Лиза: Ты! Татьяна! Таня: Своими руками счастье разрушила! Лиза: Я не рушила свое счастье! Просто, видно народу мне написано... Таня требует: Ты должна вернуться и все исправить! Лиза спорит: Не судьба нам вместе быть! Появился разъяренный синий Григорий: Нет судьбы! Это глупцы придумали! Лиза стонет: Не могу! Нет сил! Гавриил : Ты должна! Таня властно: Ступай к нему! Лиза упрямо: Нет! Не хочу по вашей подсказке жить! Ветер сильный поднялся, свечи повыпадали из подсвечников, кругом разлетелись бумаги... Лиза заорала: Мамочка!
    Саша возится с отцом, Платон помогает. Саша благодарит его с теплотой, и велит ступать наверх. Платон с усмешкой: Значит, помощь моя не нужна... Идем, Кассандра. Касси восторгается им, говорит, что он молодец, все правильно сделал. Он с издевкой: Угодил тебе! Она: Ты для себя это сделал... Появился Паша: Что здесь произошло? Саша говорит, что стена обвалилась. Паша сразу напал на Платона, схватил его за грудки с криками: Почему? Отвечай? Платон только горько улыбается...
    Илларион угрожает Даниилу, что стоит только ему захотеть, и у сыщиков появится зацепка - Ольга была любовницей Глушковского, он ее обманул и опозорил, осрамил в высшем свете, вот она его в темном уголке и заколола... Даниил понимает, что папа не оставил ему выбора...
    Лиза требует: Хватит! Гриша: Это только начало! Лиза умоляет не пугать ее так. Таня: Уйдешь - раскаиваться будешь! Гриша говорит, что в доме много дорогих ей людей. А Таня: Если с кем-то из них что-то случится, каково тебе будет? Лиза в ужасе: С кем случится? С кем?! Они исчезают, и она падает на ступеньки лестницы: Господи! Что мне делать? Тут ее находит один из слуг и говорит, что Саша просил ее придти помочь - в подвале Гавриила придавило. Лиза разохалась...
    Паша трясет Платона: Говори! Что сделал! Платон обиженно: Как что - Платон всегда виноват! Саша: Подожди! Паша обещает, что вытрясет из него всю правду. Платон: Это кто из кого вытрясет! Гавриил тихо: Дети мои... Они остановились. - Саша, Паша, Платон... Сыновья мои... Не соорьтесь! Паша опустился на колени перед папой: Но как же так? Он же хотел Вас... Чтобы Вы... Гавриил: Ты ошибаешься. Платон не сделал мне ничего дурного... Он спас мне жизнь... Платон смотрит на отца молча... Гавриил слабо: Сыновья мои.... Смотрит на Платона. Он стоит, голову опустил. Саша и Паша на коленях, посмотрели на брата, а он на них...

    0

    55

    Серия № 57
    Гавриил лежит в постели, а Люба сидит рядом. Он обещает бодро: Еще попляшем! И говорит, что голова его крепкою оказалась. Люба рассказывает, что детей врачи запретили пускать, Гавриил этим не доволен и спрашивает ее, где Платон. Она заявляет, что не приглашала его, а Гавриил: Зато я приглашал. Она считает это небезопасным, а он говорит, что судьба сурово с ним обошлась, и он намерен это исправить: Он станет членом нашей семьи. Радости у Любы что-то не заметно...
    Лиза на коленях истово молится перед иконой в своей комнате. Испуганная Ульяна приводит батюшку и просит его образумить племянницу, а то та всю ночь так - молится и плачет. Зовет Лизу: К тебе пришли! Но та не слышит. Батюшка подошел, тогда Лиза поднялась с колен и поделилась, что только беды приносит добрым людям, и бесы ее одолевают: Грешна я... Батюшка обещает, что Господь услышит ее молитвы, коли покается, и путь укажет. Крестит ее...
    Платон в своем страшном подвальчике мается, вспоминает, как отца спасал, глыбу золота с него снимал и сетует, что дурака свалял, а теперь досада разбирает. А Касси снова говорит, что годится им. Он: Врага спасал, золото прохлопал... Хотел мести, а вышло... В голове одно - как он там - оклемался? Касси радуется: Конечно, это же отец твой! И зовет его к Гавриилу Макарычу. Но Платон уверен, что его супруга и детки его взашей вытолкают. И тут стук в дверь - Гавриил Макарыч слугу прислал с каретой за Платоном...
    Рома и Савва пьяные совершенно, пытаются петь. Ульяна встречает их в холле, и интересуется, с какой радости они напились. Савва начинает расспрашивать ее, куда его супруга провалилась - не видела ли она Долли? Рома на него безуспешно пшикает - Савва гнет свое. Ульяна не видела и уходит, а Рома зовет Савву взглянуть, не воскресла ли его жена. Оба идут к Долли, и Савва ноет над ее телом: Как живая...
    Люба уговаривает Гаврюшу отдохнуть, а он требует послать за Платоном. Она против и хочет, чтобы он сперва спросил согласия членов семьи. Он резко заявляет, что принял решение, и менять его не станет. А детей спросит сам. Люба иронизирует, что, может, он Платона в семью введет, сделает равноправным членом, и дело свое передаст... Гавриил говорит, что и дело передаст. Если Платон этого захочет. Люба начинает на повышенных тонах выговаривать, что всегда понимала, чем все кончится: Как я узнала, что эта актриска, вот... И испуганно замолчала. Гавриил схватился за голову: Это ты... ты написала эти письма! Люба ничуть не смущаясь: Я любила, боролась за наше счастье! И подумай - если бы не это, не было бы у нас сейчас ни Павлуши, ни Наденьки... Гавриил в шоке: Ты всегда вертела и вертишь людьми, как марионетками! Иди прочь! Люба в ужасе: Что? Из дома гонишь? Гавриил требует, чтобы она сию же секунду ушла с его глаз. Она поднялась с крайне возмущенным видом и молча покинула комнату. (до чего же они с Юлей - два сапога пара! Все у них виноваты, кроме них самих, и всем они гадят...)
    Пьяненький Роман подпрыгивая, предлагает все поджечь и сказать, что Долли задохнулась дымом. Савва категорически не согласен, потому что ему дорога эта комната, с которой у него связаны счастливые моменты жизни. Рома соглашается отменить поджог и предлагает отрепетировать стоны и плачи по усопшей, дабы их никто не заподозрил. Они начинают репетировать: Доленька моя! Бедная ты моя! И тут приходит встревоженная ими Ульяна. Рома сообщает, что Доленька умерла, и оба ревут возле тела. Ульяна крестится: Господи!
    Надя у отца. Она ласково утешает его и говорит, что Господь им поможет - она молится каждую минуту за его выздоровление. Папа проницательно замечает, что у нее есть другие заботы на душе. И просит рассказать о них. Она пытается увильнуть, но он: Ты никогда не умела лукавить. Василий? Надя прилегла рядом с папой, обняла его и прижалась. И с тоскою призналась, что хоть и пообещала маменьке с Васей не видеться, а сердце все равно к нему рвется... Папа просит у нее прощения и мягко: Разве можно за любовь корить? Надя повеселела, обняла его крепче, а он задумчиво и печально: Надо быть рядом с тем, кого любишь. Вот и ступай к нему! Целует дочку, она устроилась у него на груди, как котенок...
    Платон в доме Уваровых, ему неуютно и он хочет уйти. Но тут слуга просит его пройти к Гавриилу. Платон уходит, а Касси остается, и тут появляется Паша. При виде его ноги ее подкосились, и она так и села в кресло... Он устроился напротив и с улыбкой поинтересовался, надолго ли она задержалась в Петербурге. Она тоже с улыбкой сообщила - пока Гавриил Макарыч не выздоровеет. Паша: А сюда по делу? Она: Гавриил Макарыч Платона вызвал... С широкой улыбкой: А Вы знаете, он не такой плохой! Паша иронизирует: Не зря старалась. Спасение души Платона увенчалось успехом! Ну, до свидания. Поднялся и пошел прочь уже без улыбки. Касси вдогонку с нотками отчаяния: Павел Гаврилыч! Он резко остановился, оглянулся. А она всего лишь: Счастливо Вам... Он с досадой: Прощай. Убежал, а она снова в кресло упала и заплакала...
    Вася вошел к Лизе в комнату, она кинулась радостно обнимать его и целовать, причитая: Слава Богу, на свободе! Он благодарит ее, а она советует благодарить господ Уваровых, кабы не они, не избежать ему каторги... Вася мрачно рассказывает ей, что Люба потребовала за помощь, чтобы они больше не виделись с Наденькой. Лиза печально говорит, что беда - не могут они счастье сберечь, только поперек любви становятся. Вася признается, что нет ему жизни без Нади. Лиза спрашивает, куда он теперь. Вася говорит, что по городу поищет счастья, а не найдет - в деревню подастся. Лиза: Я тоже ухожу. Вася зовет ее с собой, но она: Нет, я в монастырь пойду, Богу служить. Вася оторопел: Лизавет, ты подумай... Крепко подумай! Она упрямо: Я и так хорошо подумала. Поднялась и сказала, что пора ему, а то прознают, что он в доме - крик подымется. Целует, обнимает крепко... Он уходит, она крестит вслед.
    Надя ступила на лестницу, оглянулась и увидела вышедшего в холл Васю.. Оба встали, как вкопанные...
    Гавриил благодарит Платона за то, что он отъезд отложил. Платон сперва иронично отшучивается, а Гавриил серьезно благодарит его за спасение жизни. Платон отцом его не называет, и Гаввриил признает, что не заслужил. Неволить не хочет. Но спрашивает, может ли Платон не уезжать совсем? Тот интересуется, зачем. Гавриил предлагает ему стать Уваровым - полноправным членом семьи. Платон с улыбкой: Шутить изволите, Гавриил Макарыч? Гавриил очень серьезно: Вот уж нет. Не до шуток нынче. Платон тоже улыбаться перестал: А дети как же? Гавриил обещает, что все дети его примут, а Саша возьмет в дело: Я смогу настоять. (бедный саша... Мало ему Паши было...) Платон растерян: Не знаю, что ответить... Так говорите, что на сон похоже... Гавриил говорит, что не торопит с ответом - коли надо ехать, пусть едет, а коли не надо - пусть остается с ними...
    Лиза развесила медленно форму на стуле, узелок взяла... Постояла, подумала, перекрестилась на икону... Вся в слезах, всхлипывая, отправилась к двери... И тут синий свет. Таня. Лиза сквозь всхлипы, торжествующе: Что тебе надо? Теперь ни ты, ни Григорий не сможете мне сделать ничего плохого! И все будут счастливы - и Александр Гаврилыч, И Юлия Андревна, и их будущий ребенок... Я ухожу! Тана говорит, что она может куда угодно бежать из этого дома, но тяжесть в душе останеся. Лиза заявляет, что Богу служить идет, и все грехи замолит. За себя, и за всех. И за Таню, и за Григория... Таня: Нет, в монастыре ты нам не поможешь. Обречешь на муки вечные... Прощай! Больше я тебя не потревожу... Сложила руки в жесте отчаяния, и исчезла... Лиза зарыдала...
    Надя бросилась Васе на шею. Вася: Как же я без тебя жить буду?! Обнимает ее, на руки взял, целует: Так бы и увез на край света! надя говорит, что убежала бы с ним прямо сейчас, но папенька заболел - его в подвале придавило рухнувшей стеной, и пока не поправится, она его оставить не может. Она просит Васю остаться, но он говорит, что нельзя, а то может снова тюрьма, каторга... Вася безнадежно: Что такая любовь тебе принесет? Одни страдания и мучения...
    Врач интересуется у Саввы, были ли у жены приступы удушья. Савва причитает, как потерпевший. Долли закрывают лицо простыней, и уносят. Савва хочет отбить телеграмму ее родным во Францию. Ромашка прячется позади. Савва предлагает выпить за чистую усопшую душу супруги. Ульяна периодически восклицает с хлюпаньем: А какая была певунья! Как колокольчик! Савва выпивает и занюхивает мягкой игрушкой Долли...
    Оля обнимает отца, они разговаривают, и тут появляется Касси. Гавриил рад ее видеть. Он интересуется, как они оказались в подвале. Она рассказывает, что они почти уехали, но она взяла в руки часы, и ее посетило видение, как гавриил гибнет. Гавриил доволен, что она собиралась ехать с Платоном: Лучшей невестки сыну не может быть! Касси смотрит на него как-то нерадостно. Он говорит, что ее видение спасло ему жизнь. Она удивляется - раньше он не верил в видения, подсмеивался над ними. Он говорит, что то раньше, а теперь пришлось поверить. И рассказывает девушкам, что за минуту до обвала ему явился призрак деда - Григория, и ему показалось, что он спасти его хотел. Гавриил признается, что все не верил, подсмеивался над ними с Лизой, что они постоянно кого-то видят, а теперь понял, что это серьезно. И, может быть, в доме и другие духи поселились, которые обвал и устроили... Гавриил думает, что пора с духами побеседовать и узнать, что происходит. Спрашивает Касси, как она считает, - если их попросить, они явятся поговорить с ними? Касси думает, что явятся, а Ольга пугается и просит обождать до выздоровления. И сама не хочет участвовать. Гавриил твердо стоит на том, что ждать не будут - завтра же устроят встречу. А на то, что Ольга не хочет там быть, Касси твердо заявляет: Придется. Все Уваровы должны присутствовать.
    Лиза стоит посреди своей комнаты, и крепко задумалась. Играет печальная песня, и она видит картины, как попала в этот дом... Как она в комнате Паши испугалась его обнаженного тела, как Саша там же сцепился с Пашей, и она разливала их водой... Лиза стоит с узелком, а перед глазами... Подвал... Саша рядом, чумазый, тянется к ней, она к нему, и этот первый поцелуй... Потом бал... Танец с Сашей... А песня звучит: Вот и расстались мы с тобой...Вот и закончилась любовь... По щекам Лизы катятся слезы... И тут входит Саша. Лиза спиной к нему быстро вытирает слезы. Он спрашивает похоронным тоном: Ты уже собралась? Лиза, спиной: Да, собралась... И продолжает утирать слезы... Саша спрашивает, куда же она пойдет. Она его успокаивает, что на улице не останется. Саша, сглатывая комок в горле: Можно я тебе писать буду, хоть иногда? Лиза, спиной к нему, качает медленно головой: Ни к чему это, Александр Гаврилович... Он за ее спиной вздохнул тяжело: Да, ты права... Лиза собралась с силами, повернулась к нему: Не поминайте лихом... Он, сорвавшись на шопот: И ты меня... И тут вошла Касси: Мне нужна ваша помощь. Умоляю, не откажите мне!
    Дронов пришел к Уваровым с букетом цветов для Оли. Поинтересовался здоровьем ее отца. Оля сообщила, что папа назавтра решил привлечь всех духов к ответу за то, что здесь происходит. И говорит, что Даниил тоже должен быть. Он сперва не хочет, но она тут же уговаривает его, он целует ее и не может отказать. Она обнимает его и радуется, что может положиться на него во всем. Она не видит, как он при этом мрачнеет...
    Вася сидит рядом с Надей и говорит ей, что хоть и любит ее сильно, но нельзя им быть вместе. Потому что Надя дала маменьке слово. Надя: Ты ее не слушай, она только о приемах и банкетах думает, ну ее! Вася: Со мной пойдешь? Надя упрямо: Пойду. Но не сейчас, а когда папенька выздоровеет. Вася отговаривает: Нельзя нам сейчас быть вместе. Надя: Не сейчас? Скажи, когда? Вася: Может, через год, может, через два, может, 10 лет... Надя с ужасом: 10 лет врозь?! Вася спокойно: Ты выходи замуж... Надя фыркает: За кого, когда я тебя люблю? Вася терпеливо: Полюбишь другого... Надя возмущенно: Сегодня ты, завтра другой... Ты так обо мне думаешь?! Плачет... Вася спокойно: Не плачь... Надя тихо: Ты прав. Нам не нужно быть сейчас вместе... Вася: Время лечит. Пройдет. Надя эхом: Пройдет, может быть... Вася с несчастным видом: Пройдет! Нет такой боли, чтоб не проходила. Нужно только.... потерпеть... Припал к ее плечу, подождал минутку, поцеловал быстро, встал и ушел молча, не глядя на нее... Она, оставшись сидеть, уставилась куда-то невидящим взглядом... (какие Кольцовы правильные... до умопомрачения...)
    Санитар трясется в крытой повозке и пьет из фляжки. Потом хочет снять с Долли сережку, а она вдруг приходит в себя, радуется жизни, рассказывает ему, что специально выпила снадобья, от которого становятся почти мертвыми на время. И жалуется, что она сбежала от мужа-тирана, который бьет ее до синяков. Он не хочет ей помогать, но она снимает сережку и дарит ему. Он останавливает повозку, она вылезает и исчезает...
    Касси просит у Лизы и Саши, сидящих рядом, пообещать ей, что они придут завтра: Духи правду расскажут, только если мы ВСЕ придем. Лиза, опустив голову, категорично: Я не приду. Касси умоляет ее: Лиза, тебе же не все равно, что случится с этим домом! Лиза упорно молчит. Саша поднялся, с застывшим лицом: Я приду, Кассандра. Приду непременно! Оглянулся на Лизу, и вышел. Лиза уронила голову на руки, и зарыдала....

    0

    56

    Серия № 58
    Касси в подвальчике утешает грустного Платона, что папа скоро поправится. Он: Скорее бы... И рассказывает Касси, что папа ему предложил в семью войти, в доме жить и с братом Сашей в деле вместе работать. Касси радуется, но спрашивает: Мы же уехать хотели? Платон, похоже, раздумал, говорит, что они могут и здесь остаться, на балы ездить... Не понятно по Касси, довольна она этим или нет. Но она сообщает, что ей нужно к Уваровым - ждут они ее. Потом спохватывается и зовет его с собой, но он велит ей одной ехать, а ему надо еще подумать...
    Павел не очень-то верит, что чудеса помогут им разобраться с тем, что в доме творится. Но Гавриил после подвала поверил в это. Павел поминает Платона, он и тут не верит, что тот может исправиться так вдруг. А Гавриил опять верит: Он мне жазнь спас. Но Паша не понимает, как можно было его пригласить участвовать в деле: А что, Саша думает, он не против? Гавриил уверен, что Саша поймет (нда... бедный Саша...) Паша не может успокоиться - как это: придет чужой человек на все готовое, и без труда получит все, что папа ему даст... Потом спохватывается, и говорит, что отцу, наверное, виднее, и извиняется. И зовет его на встречу с духами - пора...
    Ольга с Дроновым мечтает о далеких диковинных странах, и говорит, что если бы не клад, она могла бы не встретить свое сокровище... Счастливо улыбается, обнимает его и они целуются...
    Лиза с Ульяной вдвоем тащут большущую кострюлю на кухне. Ульяна уговаривает ее пойти ко всем. Лиза сомневается, что это нужно. Ульяна пугает, что иначе ее и дальше привидения будут мучить. Лиза спокойно и умиротворенно: Не будут. Я теперь служить Богу пойду. Ульяна неодобрительно предостерегает, что это очень серьезно - раз и навсегда. Лиза улыбается: Да, я навсегда. Ульяна спорит, что для этого нужно особое состояние души иметь. И призывает хорошенько подумать. Лиза удивлена, она не ожидала, что Ульяна ее отговаривать станет. И твердо заверяет, что подумала хорошо. Но Ульяна не смиряется: Ты все равно ступай, может быть, тебе Кассандра что-то важное скажет... Лиза уходит, а Ульяна очень тревожно смотрит ей вслед...
    Мирон пьет в трактире. Незаметно подкравшийся Платон пугает его. Мирон удивлен, что он не уехал, а Платон с усмешечками говорит, что делишки доделать нужно. Мирон уточняет: Потом уедешь? Платон обещает: Ну конечно! Мирон говорит ему, что без вожака в их деле нельзя. Платон смеется: На мое место метишь? Мирон тоже смеется: Думаешь, не справлюсь? Они перешучиваются, и Платон заявляет, что МИрон главным пока не стал. И интересуется, не знает ли он, кто в его квартирке обыск учинил?
    Страховщик явился к заливающего горькою смерть жены Савве, и попросил ее свидетельство о смерти, дабы вступило в силу страховое свидетельство его жены. Савва поражен, что Долли себя застраховала. И его поражает огромная сумма. Страховщику жаль денег, но он соболезнует Савве и дает подписать документы, что тот согласен со страховой выплатой жены. Савва неглядя подписывает. Страховщик уходит. Савва рыдает, что они с Долли жестоко обошлись, а она позаботилась о них. И обещает Роме дать часть этих денег...
    Вася в деревне, возле своего пепелища. Вспоминает картинки из их с Надей прошлого под грустную песню ("Бархатной луной... Светишь надо мной...") ... Вот Надя дарит ему кисет... Вот она приехала к мельнику и оглядывается во дворе.. Вот они в сарае, она врывается и кидается ему на шею... Надя в это время в городе тоже вспоминает... Их воспоминания перемежаются, они общие и трудно понять, где чьи... Музыка играет, голос поет... Вот надя упала с лошади, и Вася склонился над ней, поднимает ее... Вот Вася раскидал всех обидчиков в сарае... Вася в деревне моется из ковшика и вспоминает, как утром он смотрит на еще не проснувшуюся Надю рядом с ним, и вот ее пробуждение... Надя в городе садится за столик, берет бумагу, перо, начинает писать, потом задумывается... Она видит, как в полутемной комнате заводит музыкальную шкатулку, и Вася чудит с чечеткой, потом подхватывает ее на руки, и кружит... Потом они прекрасно танцуют вальс... Кружатся, кружатся...Вася в деревне колет дрова. Надя в городе сминает бумагу, и выбегает из комнаты...
    Уваровы собрались в зале возле круглого стола с установленными по кругу свечами. Юля раздраженно интересуется, где Касси. Язвит: Где наша добрая фея? Гавриил переживает, что нет Нади, но она тут же появляется. Все становятся вокруг стола. Саша произносит небольшое вступительное слово, что в доме последнее время творятся странные вещи. Он лично может свидетельствовать, что призраки обосновались в доме и пытаются угрожать каждому их них. Юля ржет в полной тишине. Саша невозмутимо: Пора выяснить, чего они хотят от нас. Появившаяся Касси подхватывает это и добавляет, что духов что-то или кто-то пугает. Юля снова ухмыляется и иронизирует. Но на нее никто внимания не обращает. Касси кладет в центр стола Книгу Судеб: Она поможет вызвать духов, живущих в этом доме...
    Касси рассказывает историю Книги, как она попала к Наполеону из египетской гробницы, и т.д. И объясняет, что каждый может прочесть в ней свою судьбу. Юля фыркает: Чистое шарлатанство! Неужели вы верите в эту чушь? Павел возражает, что это не чушь - они не могли поймать Платона, пока у него была в руках книга. Ольга хватается за книгу и хочет прочесть свою судьбу. Касси перехватывает ее руку и говорит, что это опасно, и ни к чему им читать судьбу. Пришла молча Лиза. Юля заорала скандальным тоном: Почему она здесь?! Пусть уйдет немедленно! Тут должны присутствовать только члены семьи! Касси заявляет твердо, что Лиза должна быть здесь: Она будет нашим проводником. Духи выбрали ее. Гавриил подал голос: Лиза останется. Лиза молча, будто это не ее обсуждали, зажигает свечи...
    Мирон прикидывается, будто не знает, кто это обыскал квартирку Платона. Предполагает, что полиция. Но Платон возражает, что они бы оставили следы, а тут все аккуратно сработано. Мирон обещает все разузнать об этом каналье, а Платон смеется, что каналья-то перед ним сидит. Схватил его за грудки, прищурился: Ты что, подлец, искал в квартирке-то у меня, а?
    Люба явилась к Ульяне на кухню. Та внимания на нее почти не обращает, тесто месит. Люба и так, и эдак, Ульяна нелюбезно отделывается общими фразами. Люба в слезы - все от нее шарахаются, муж и дети отвернулись... Ульяна крепко обиделась - служила ей долго, и думала, что она ей доверяет, а та хотела уволить... Люба, хлюпая носом, просит прощения, мол, под горячую руку подвернулась. Ульяна смягчилась и поинтересовалась, чего она хотела ей сказать. Люба давится слезами и жалуется, что все старалась для семьи, да только рушила своими руками. Ульяна советует ей, что нельзя быть такой рассудительной, ей надо душой почувствовать, что детям нужно, что для них важно... - Сердце к добру ведет! Люба с надеждой: Думаешь, можно что-то исправить? Ульяна хмурится: Гавриил Макарыч простит - жена все-таки, Павлуша лошадок новых купит. А вот Надя....
    Савва желает получить деньги по страховке, и тут узнает, что страховая сумма уже получена госпожой Дроновой. Он ничего не понимает - у Доллечки не было никого ближе его, и думает, что это ошибка. Но ему сообщают, что ошибки нет - такова воля покойной. Савва в шоке...
    Долли с довольным хихиканием примеряет у зеркала наряды и драгоценности, вся комната гостиницы завалена коробками и одеждой, а служащий приносит ей еще одну из магазина готового платья...
    Платон с Мироном полушутя-полусерьезно пугают друг друга. Мирон сообщает, что занял его место, и сходка так решила. Ребята его поддержали. Платон с этим не согласен, и ему все же интересно, что у него искал Мирон. Тот заявил, что без волшебной книжицы Глеба Платон - никто, вся его сила - в ней. Потому он и держал всех в руках. Платон пугает, что стоит ему шепнуть кому надо, Мирон тут же за решеткой окажется. А тот заявляет, что не успеет - его ребятки подтвердят, что Платон злодей-душегуб. Мирон цедит: Надоело мне с тобой возиться - отдашь книжицу, либо сам ее возьму!
    Касси просит всех взяться за руки. Юля издевается: Хороводы водить будем! Саша зло: Молчи! Касси просит тишины и велит всем внимательно смотреть на книгу. Все смотрят с разным выражением лица. Несерьезны только Юля и Дронов. Все лица поочереди медленно показывают, у Саши, Лизы, Паши видно напряженное внимание... Касси торжественно заклинает: Духи-обитатели этого дома! Явитесь и ответьте! Если вы здесь, дайте знак. Тишина. Потом звук. Касси тихо: Они здесь. Юля громко и с сарказмом, разрушив атмосферу: Духи, вопросы... К Касси: Сама под столом стукнула? Гавриил строго: Юля, помолчи! Юля придуриваясь: Духи, скажите, какая завтра будет погода? Тишина. Юля насмешливо: Где духи? Касси расстроенно: Были и ушли... Вы, Юлия Андревна, все испортили. Лиза, внезапно прислушиваясь: Нет, они здесь.... Я чувствую, они где-то рядом! И тут вспыхнул свет, и появились оба - Гриша и Таня. Уже расслабившиеся Уваровы обратили к ним портясенные лица. Касси довольно: Это они. Можно спрашивать. Лиза вскочила с места и жалобно: Скажите! Зачем вы преследуете меня?
    Все ждут ответа. Лиза не выдерживает: Не молчите, умоляю вас! Что я еще могу для вас сделать? Гриша с Таней начинают говорить наперебой. Гриша: Я любил эту женщину... Таня: А я его. Г: Но наше счастье ускользнуло... Т: Я бедная крестьянка, и была замужем. Г: Я был знатен и богат, и у меня была семья... (Саша смотрит на Лизу красноречиво...) Т: Но мы любили друг друга. Но мой ревнивый муж замуровал нас в подвале, разделив стеной... Мы умерли мучительной смертью вдали друг от друга... Г: Но даже в загробном мире наши души не могут обрести покой... Гавриил: Почему? Т: Наши души скитаются. Мой муж повесился, и его дух творит зло в этом доме... Надя не выдерживает и истерично требует перестать... И тут Кассандра встает со своего места и начинает говорить загробным мужским голосом, как когда-то раньше с Лизой в подвале: Наши души не могут обрести покой. Вы во всем виноваты!
    Платон и Мирон угрожают друг другу. Платон заявляет, что Мирон это выбрал сам: Посмотрим, кто кого! Одевается, бьет тросью посуду на столе и уходит. Мирон посылает ему вслед нового бандита, чтобы проводил, и глаз с него не спускал. Тот уходит, а Мирон просит прибрать на столе...
    Савва валяется на кровати на спине и стонет, и мучается. Ромашка его успокаивает. Но Савва не из-за денег - он послал родным Долли во Францию телеграмму о ее смерти, а они прислали ответ, что не знают никакой Долли, и дочери у них не было. Савва вообще ничего не понимает. Ромашка показывает ему его отражение в зеркале и расхваливает внешность - ну прямо Апполон. И советует на все махнуть рукой, а у него есть родственница - ушлая бабенка, сваха. Она найдет Савве красавицу, и у них детишки пойдут... Савва как представил это, немедленно загорелся, и решил, что Рома его возродил к жизни...
    Вася колет дрова, а деревенские девки за ним наблюдают и сплетничают, как он хорош, да зазноба у него имеется в городе, ни на кого не глядит. Одна все же попыталась его зазвать на праздник - хоровод водить у реки, но Вася вежливо отказался - работы много. Девка обиделась и обе принялись злобно кричать, что он зазнался, ему благородных девиц теперь подавай... Он их турнул веткой. Да вдруг увидел, что подкатывает карета уваровская, дверка открывается, и выходит оттуда... (смотрите сами...)
    Платон в своей комнатенке думу думает и поигрывает часами папиными. Бандит подходит к двери, осторожно делает в ней ножом дырочку и подглядывает, как Платон берет заветную книжечку и задумчиво на нее смотрит...
    Касси голосом призрака: Да, вы все виноваты. Указывает на Гавриила: Не муж ли отвечает за жену? Почему ты не запретил ей вмешиваться в судьбу ваших детей? Почему ты позволил, чтобы они стали несчастными? Ты сам этому потворствовал! Малодушие... Гавриил сидит пришибленный...
    Обратилась к Даниилу: Как ты мог испугаться, герой? Дронов бодрячком: Если я герой, чего ж я испугался-то? Касси: Да, ты испугался. Твоя любовь должна выдержать все испытания. Ольга смотрит на Даниила распахнутыми глазами...
    Касси указала на Павла: Ты обманывал себя все это время. Кончились ли твои сомнения? Загляни в свое сердце. Спаси свою любовь! Паша смотрит на Касси не отрываясь...
    Пришла Сашина очередь: Ты презираешь жену. Думаешь, можешь с ней жить рядом ради ребенка? Пожертвовал своей любовью.... А кому нужна эта жертва? Лиза смотрит на Сашу с болью... И тут раздается истеричный вскрик Юли: Стоп! Она схватилась за голову: Я сама. Я все скажу сама. Прекратите!

    0

    57

    Серия № 59
    К Савве пришла сваха, она восторгается его красотой и кокетничает, что не прочь бы сама за него пойти, чем немного его пугает. Потом шныряет по комнате и пристально рассматривает обстановку. Видимо, оставшись довольной, обещает ему недавно овдовевшую испанскую красотку, баронессу Аликонте, у которой муж переел и сразу же и помер. Савва в предвкушении...
    Стешка в новом платье навестила маму, и кружится перед ней, и хвастается тем, что Леонид Максимыч Погожев ей платье подарил. А Ульяна как обычно, иронизирует...
    Юля вскочила: Я лгала тебе, Саша! Саша потрясенно: Как лгала... Юля рвет на животе платье и вытаскивает на всеобщее обозрение подушку, из которой летят перышки. Немая сцена.... Лиза глаза закрыла... Все молча уставились на Юлю. Лиза еще сильнее зажмурилась. Саша медленно поднялся, как удареный: Доктор же подтвердил... И внезапная мысль ужалила его: Что ты сделала с ребенком?! Юля со слезами отчаяния: Я его потеряла... Глупо, нелепо... И вдруг агрессивно: Может, Сашенька, ты рад, что так получилось? И кинулась в сторону Лизы с ненавистью и слезами: Я не виновата, это она, ведьма! Саша схватил ее, она рвется: Пусти, из-за нее я потеряла ребенка! Лиза вскочила, в смятении. Саша крепко держит Юлю за плечи. Медленно и спокойно: Я тебя отпущу. Сегодня же. Сейчас же. Юля в истерике: Мы же давали клятву перед Богом! Саша: Я надеюсь, Бог меня простит. Я прошу тебя, уходи. Юля отшатнулась. Лиза стоит спиной к ним...
    Лиза отвернулась от стола и стоит в стороне, у столика со свечами. Касси и Дронов тоже встали, они у стола. Внезапно синий свет озарил вновь комнату. Лиза оглядывается. Трое синих призраков надвигается на нее - Таня, Гриша и одноглазый, и красный к ним в придачу. Они отделили испуганную Лизу от остальных. Раздался голос Саши: Стойте все на местах! Лиза в ужасе: Господи, Александр Гаврилович! Я боюсь! Я Боюсь! Саша снова: Стой, Лиза, стойте все! Но Лиза кричит в отчаянии: Александр Гаврилович, помогите мне, ради Бога! Саша прорвался и обнял Лизу, прижал крепко: Все... Все... Призраки тут же исчезли. Саша, прижимая к себе Лизу, шепотом: Все, не волнуйся, не бойся... Я с тобой. Они ушли... (вот ведь - без испуга сами не догадаются... )
    И в это мгновение загорелся ярким светом и исчез талисман в фонтане...
    В комнате померк свет, книга в центре стола засветилась золотым огнем, воспарила над столом и открылась... Касси: Смотрите, что это? Гавриил: Чудеса, да и только... Паша: Что бы это значило? Книга перестала светиться, тихо опустилась обратно в центр стола в открытом виде. Саша и Лиза подошли ближе, и все снова уселись на свои места (спецэффекты сегодня - на уровне :) )
    Савва у свахи, волнуется, что может не понравиться баронессе. А сваха уговаривает Савву, что баронесса будет от него без ума. Звонок. Явилась невеста. Сваха представляет их, и из-под вуали на Савву глядит его "усопшая" Доллюшка. Савва грохается в обморок...
    Ульяна стыдит Стешку, за какие услуги ей Погожев дарит платья, а та беспечно радуется. Ульяна говорит дочери, что он играет с ней как кошка с мышью, а поиграет - и вон выкинет. Но Стешка только насмешливо отмахивается. Она хочет, чтобы мама переехала жить к ней. Ульяна стыдит, что та хозяйкой себя вообразила: Ох, допрыгаешься! Стешка немного мрачнеет, но потом опять улыбается и заявляет, что можно только мечтать о такой жизни. Она считает, что Лео ее любит. Ульяна ругается. Стеша собралась показаться Уваровым, чтобы Надька увидела, какого мужа упустила, а она - подобрала. Ульяна сказала, что все Уваровы заперлись в гостиной и разговаривают с духами. Стешка удивилась - зачем. Ульяна строго заявила, что это не разглашается. И что Лиза там. Стешка с неприязнью: И Лиза? Ммммм...
    Саша читает молча книгу, а все спрашивают: Что там? Худое? Саша бодро: Нет,даже наоборот... И начинает зачитывать длинный текст, смысл которого сводится к тому, что много лет назад в доме потомков Татьяны случился пожар, и думали, что все погибли, но один младенец уцелел - Мирон. Он был воспитан семьей Кольцовых. И он, и его дети - наследники Уваровых. (Стешка каким-то образом проникла в комнату и слушает, никем не замеченная...) Все удивляются,Лиза не верит, а Саша подтверждает, что Лиза и Вася - прямые наследники состояния прадеда. И смотрит нежно на Лизу. Лиза качает головой с неверящей улыбкой: Этого не может быть. У нас с Васей нет ничего. Саша мягко: Нет, Лиза. Тут все написано. Вот почему призрак Татьяны молил о помощи тебя - ты ее правнучка! И вдруг опять голубой свет вспыхнул, и старинные часы в углу внезапно принялись бить. Все обернулись...
    Часы прекратили бить, и стрелки с бешенной скоростью завращались назад. гавриил пораженно: Они сроду не ходили! Все в который раз удивились. Саша поинтересовался, зачем же они здесь стоят. Гавриил сообщил, что так хотела бабушка - чтобы была память о дедушке Грише... Паша не верит во всю эту мистику. Оля считает, что это связано с книгой и сокровищем. Даниил берется рассмотреть часы хорошенько, а Паша с Сашей ему помогают. Стрелки останавливаются. Паша думает, что кто-то проник сюда раньше и завел их. Но Гавриил заявляет, что этого быть не могло - ключи давно и безвозвратно утеряны. Лиза смотрит на часы пристально...
    Мирон с бандитами обедуют в трактире. Стешка со своим дурацким веером заявляется к ним и предупреждает, что пока он тут языком треплет, Лизка его сокровища в наследство получает. И хвалится, что скоро будет женой Погожева. Мирон сперва ей не верит, но она рассказывает ему, что Уваровы нашли волшебную книгу, а в ней написано, что он и его дети - наследники несметных богатств. Мирон обзывает Лизку змеей и поносит Васю. И обещает, что не бывать этому. Стеша одобряет. Он разошелся и хочет заодно поквитаться с Уваровыми. Стеша поддакивает. Он спрашивает, чего она за это хочет. А ей ничего не надо - для Погожева своего старается - чтобы он был счастлив - Уваровым будет плохо, а он порадуется. Мирон посылает ее порадовать хахаля, а своих зовет к Уваровым: Ощиплем их, как гусят. Должок за ними...
    Лео с рюмкой коньяка. К нему Юля в слезах. Он наливает ей для успокоения коньячку и интересуется, что случилось. Она плачется, что муж выгнал, и никто не заступился. Он сочувствует ей. Она в слезах говорит, что из дома ушла, в чем была, запуталась и не знает, что делать. Лео вкрадчиво: Хорошо, что Вы ко мне пришли... Юля порывисто: Мне надо уехать. Да! Точно! Надо уехать! Лео: Не надо, останьтесь у меня. Я позабочусь о Вас... Юля рыдает отчаянно, а он сидит возле нее и смотрит, не отрываясь...
    Савва заявляет свахе, что им с баронессой надо поговорить наедине. Та оставляет их, и Савва требует ответа. Злорадно обзывает Долли мошенницей и аферистой и грозит тюрьмой. Но она быстро отрезвляет его обещанием того, что он тоже сядет - они с Роман Львовичем убили ее, отравили насмерть. Савва с чувством: Черт с ним, я тоже сяду! А ты будешь сидеть рядом! Но Долли обещает, что ее пожалеют, а он на каторге сгниет за убийство жены...
    Лео хочет помочь Юле отомстить Уваровым. Она с отчаянием жалуется ему: Что они за люди такие? Чего хотят? Почему Надежда не смогла с Вами жить? Лео с презрением: Ну, наверное ей другого хотелось... С конюхом, в соломе, в грязи... Юля сморщилась: Какая мерзость! И чем я оказалась не хороша? Лео почти теми же словами, как когда-то Юля его соблазняла после того, как Лео бросила Надя: По-моему, только идиот мог потерять такую женщину, как Вы... Юля смотрит на него искоса с интересом...
    Дронов часы вертит. Саша: Позвольте. Расковырял переднюю панель и обнаружил отверстие для ключа. Но ключ давно утерян... И тут Оля взглянула на Дронова: Даниил Илларионович, посмотрите! Дронов хмуро: Я вижу. Оля с надеждой: Может, попробуем? Даниил дал ей ключ: Прошу. Оля объяснила,что они нашли его в Крыму. Гавриил тепло посмотрел на Лизу: Как только хозяйка объявилась, все вышло наружу... Саша нежно смотрит на Лизу. А Лиза опять мотает головой: Нет, поверьте, мы с Васей не имеем к этому отношения! Ольге боязно, а Дронов: А Вы не бойтесь. Она завела часы. И они снова пошли назад. Стрелки завертелись быстро-быстро, и вдруг остановились. Открылся потайной ящичек, а в нем письмо. Все просят Дронова читать. Он один сложенный лист передал Оле, а сам принялся зачитывать: Любимая моя Татьяна! Я виноват перед тобой, и нет мне оправдания.... Далее смысл письма в том, что Григорий любил ее, но разбогател, и это заставило забыть его обо всем, и о любви тоже. Но ни к чему ему это золото. Он готов отказаться от всего, лишь бы его любовь была рядом. Дронов читает: Если твоя любовь сильна как прежде, ты пройдешь весь путь, и мы соединимся.... Лизу осенило: Она не прошла весь путь! Как же все просто! И они не соединились, и души их скитаются до сих пор... Ольга потрясла листок: Подождите, тут еще что-то... Вынула: Это кольцо... Подняла его, и глаза всех устремились на изящное женское колечко.....
    Лео чокается с Юлей, она жадно пьет, а он медленно ставит свою рюмку на столик: Боже мой, Юлия Андревна.... Вы... такая настоящая.... Они смотрят друг на друга молча. Он: Никогда бы не подумал.... После всего того... А сейчас... Взял ее руки в свои, и они принялись целоваться. А неподалеку прячется Стеша и глаза ее суровеют, и в них поблескивает слеза обиды...
    Долли уговаривает Савву начать все с начала - жить, как и жили. Он: Уже не выйдет! Она начинает играть ревность к якобы другой женщине. Савва клянется, что другой нет, он просто искал новую жену, а любил всегда только ее: Долечка... Долли: Савочка... пойдем домой! Он: Пойдем... И тут она вспоминает, что она же умерла... Но ей приходит в голову идея сказать, что она - другая. Савва готов на ней снова жениться, но с условием, что теперь будет все, как он скажет, а она будет слушаться его. Она поворачивает все снова в свою сторону: если он скажет - поедем в Париж, она послушается. Если скажет - пойдем купим тебе шубку, она послушается... Она задуряет ему голову, и он доволен: То-то же! Нежно: Долечка... И они целуются... (и зачем все это было закручено, а?)
    Платон крепко задумался, но его растревожил стук в дверь. Бандит просит впустить его по делу. Платон не хочет, но тот пугает его тем, что Мирон с бандой отправился к Уваровым, чтобы вырезать всю их семью, и его Касси заодно. Платон обещает открыть и выйти, а сам взял в руки сковороду и подкрадывается к двери. А там его поджидают два бандита с ножами...
    Лео целует Юлю. Она вырвалась: Леонид Максимович... Стешка смотрит со слезами. Лео сел. Стешка ударила папкой по столику и закатила скандал, что он ей про любовь плел, а сам... с Юлей. Лео насмешливо: Стешенька, ты с ума сошла. Какая любовь? Выйди вон. Стешка плачет, что хотела его обрадовать, а он такая же сволочь, как все мужики. Юле не нравится эта сцена, она порывается уйти, но Стешка обещает, что сейчас все волосы у нее повыдергает. Сильно толкает Юлю и рвется к ней. Лео пытается ее удержать, но она затихает сама, с ужасом глядя на распростертую на полу Юлю...
    Оля: По-моему, это еще одна подсказка! Дронов читает вторую записку, где написано, что если кто-то другой найдет это письмо, пусть никогда ради богатства от любви не отказывается, и пусть это кольцо станет талисманом любви, которая живет вечно... Саша и Лиза долга стоят молча рядом и смотрят друг другу в глаза... Медленно Саша кладет кольцо Лизе на ладонь... И тут рядом появляется красный призрак, который тут же возносится на небеса... И синие призраки тоже медленно соединяются, наконц, и исчезают.... Лиза шепотом: Что ж теперь будет? Играет музыка, и Саша в ответ молча смотрит на нее, и не отрывая от нее взгляда, медленно снимает со своего пальца обручальное кольцо... Лизины губы чуть улыбаются....

    0

    58

    Серия № 60
    Даниил говорит отцу, что у Уваровых сокровищ больше, чем можно было предположить. И они, действительно, в Серебряных ключах. И показал Иилариону ключик. Папа обрадовался и решил немедленно ехать. Повернулся к выходу, но сын остановил и предложил договориться: Для тебя одного куш слишком велик...
    Стешка и Лео осторожно подкрадываются к Юле и приседают возле. Стешка со слезами просит у нее прощения, Лео осторожно берет ее голову в руки, слегка приподнимает и кладет на место. Потом красноречиво смотрит на свои руки и говорит так буднично: Ты убила Юлию Андревну.
    Бандиты ожидают Платона, он обещает, что идет. Открыл дверь, один попытался всадить в него топор, но Платон вовремя среагировал. Завязалась короткая потасовка, Платон маленькой кастрюлькой на рукоядке быстро раскидал обоих врагов. Они принялись стонать и просить прощения - мол, Мирон их заставил. Платон нахлобучил шляпу и пообещал, что после с ними разберется, а сперва покалякает с Мирошкой. И ушел...
    Лиза с Сашей остались в комнате. Нежно постояли рядом, потом сели за стол, оба подперев головы кулачками, и расслабленно так, и счастливо и неторопливо потекла беседа. Лиза, улыбаясь: Ну вот и все, все тайны раскрыты... Саша с искорками в глазах: Да. Ты у нас важная дама, богатая наследница! Лиза смеется и говорит, что до сих пор не верит, что все это с ней происходит наяву: Не может быть... Саша: Может. Лиза: Не может! Саша: Может. Лиза вдруг представила, как обрадуется Вася, а папка вообще голову потеряет. Саша поддакивает, что есть с чего потерять голову - этим сокровищем можно всю столицу озолотить! Целует Лизу. И тут голос Мирона: Шиш! Я все заберу!
    Всех Уваровых согнали в гостиную. Мирон объявляет, что забирает золото, а в обмен на это дарит им самое драгоценное - свободу. Саша насмешничает, что не понял - зачем нужно было штурмовать здание, если часть золота все равно принадлежит Мирону по праву наследования. А Мирону мало - часть, он хочет все. Саша удивляется, неужто ему детей не жаль. Лиза умоляет отца не делать этого. Паша было героически кинулся к выходу, да бандит с ножиком остановил. Паша грозно пообещал Мирону, что ему недолго осталось - скоро получит по заслугам. Мирон хохочет: Вот именно, вот и получу все, что мне причитается за долгие страдания и лишения. Гавриил не понимает, как он думает суда избежать. Мирон успокаивает, что с богатством у него и власть будет. И велит своим запереть всех Уваровых в комнате, и приниматься за работу - выносить слитки. А Кассандре велел остаться, у него дело для нее...
    Стешка рыдает, что и пальцем Юлю не тронула, а это Лео ее толкнул. Тот говорит, что он Стешку старался удержать, и чуть-чуть Юлю задел. Но Стеша рыдает, Лео пытается ее утихомирить, и тут Юля приходит в себя...
    Платон влез в окно Уваровского дома...
    Мирон говорит Касси, что ему нужны ее услуги предсказательницы. Она пытается строить из себя непонятливую, но он не верит, что она дурочка, и требует от нее, чтобы рассказывала ему о будущем. И тут входит Платон. Мирон одной рукой держит Касси, другой наставляет на него пистолет. Платон предлагает обменять свою черную книжицу на Касси, но Мирон смеется, что ему книжица теперь без надобности - у него есть предсказательница. Держит пистолет на вытянутой руке: Что приперся на верную смерть? Уж будь уверен - я не промахнусь!
    Раздается выстрел, Платон и Мирон борятся на полу, Касси держит их на мушке, но не может выстрелить...
    Лео говорит Юле, что перепугался за нее. Стешка усмехается сквозь рыдания: Такую зашибешь... Здоровехонька! Лео обнимает сидящую на полу Юлю за плечи, и зло Стеше: Пошла вон отсюда! Стеша поднялась, давясь слезами, и причитая, за что он ее на улицу выгоняет, подошла к дверям, остановилась: Желаю Вам...счастья! Хохотнула и задвинула за собой занавески... Лео и Юля сидят на полу, она держится за голову.
    Запертые Уваровы волнуются. Паша хочет найти пистолет, он сильно волнуется за Касси. Саша говорит, что прежде чем действовать, нужно продумать план. Паша предлагает план за планом, один глупее другого. Саша говорит, что просто нужно постараться выбраться и вызвать полицию. Гавриил боится, что они рискуют своими жизнями. А Лиза вдруг с улыбкой заявляет: Это золото никому не принесло счастья. И Бог с ним! Главное, чтобы папка Кассандру отпустил...
    Драка. Платон стреляет в Мирона и скидывает с себя мертвое тело. Сидит на полу и стонет: Господи, ну почему! Почему? Именно сейчас... Касси со слезами ринулась к нему: Ты не виноват! У тебя не было другого выхода! Обняла и качает его: Упокойся... Все кончилось... Платон плачет: Нет, ничего не кончилось. Конца и края не видать... Думал, мы с тобой уедем, заживем новой жизнью... Касси порывисто: Уедем, обязательно! А сама тоже ревет. Платон с мукой: Зачем ты меня обманываешь? Касси истово крестится: Нет! Вот истинный крест! Уедем нынче же! Платон с искаженным болью лицом: Ты никогда не сможешь полюбить меня так, как Павла... Касси плачет: С чего ты взял... Он: Я же вижу, как ты смотришь на него... Касси застыла. Платон смотрит на нее пристально: Вот! Ты никогда не любила меня. Жалела... А твое сочувствие - хуже горького горя! Касси потерянно: Что же теперь будет... Платон оттирая слезы: Ничего. Не можешь ты больше за мной бегать. Оставайся с Павлом. Касси жалобно: А ты как? Он бодрится: А что я? Молодой, крепкий одинокий волк! Вбежал бандит. Увидал труп, хвост поджал. Платон с угрозой: Что, теперь твоя очередь? Тот быстро: Мы ничего, мы уходим уже... Убежал. Касси плачет: Бежать тебе надо! Платон грустно: Опять бежать... Ты это... Не поминай лихом, Кассандрушка... Касси: Господь с тобою! Он улыбается ей заплаканными глазами, нежно: Ты знаешь... если что, я помню тебя, и всегда приду на помощь, если позовешь... Касси улыбается сквозь слезы. Платон: Прощай.... Ушел. Касси опустила голову...
    Илларион спрашивает сына, зачем делить деньги, они все должны им принадлежать. Даниил пугает, что если тот не согласится, они все сделают с Ольгой сами - ключик-то у них, а место известно. Да и он не хочет один бобылем век коротать. Иллирион со скрипом согласился взять Ольгу в долю. Но Даниил тут же вспомнил про сестру. Иллариона перекорежило. Но пришлось соглашаться и на это. А Даниил не прост - он и расписочку папе приготовил. Папе пришлось подписать, удивляясь пронырливости сына. А потом заявил, что сейчас едет в гостиницу за вещами, потом вернется, и они двинут на вокзал. Даниил крикнул вслед: Я тебя здесь буду ждать! Папа: Жди, жди... И ушел.
    Юля заявила, что все в прошлом нужно оставить, и собралась уйти. Лео интересуется, куда. Она: Куда глаза глядят. Прощайте! Лео останавливает ее, предлагает прошлое забыть и начать новую жизнь, например, уехать куда-нибудь... Юля задумчиво: Мы с Вами? Лео: Да... В равном положении... Безысходность... Юля тянет: Да... Безысходность... Говорите, уехать вместе? Неееет... Ушла. Лео кивает головой и выпивает рюмку...
    Тело Мирона накрывают простыней, Лиза кидается к нему со слезами: Папочка, что ж ты наделал! Ее удерживают, а труп собираются вынести. Следователь записывает показания. Гавриил рассказывает, что когда Паша и Саша выбрались через окно и пришли сюда освободить остальных, тут уже никого не было... Саша говорит, что, видимо, бандиты чего-то не поделили между собой. Следователь соглашается с этой версией и уходит. Лиза кидается к выносящим тело отца в истерике: Папка! Саша обнимает ее, она рыдает, он утешает, отводит к Касси и усаживает возле нее...
    Надя бежит вниз по лестнице, Паша догоняет ее. Она собралась немедленно ехать в Белогорье к Васе. И тут входит Вася. Надя с криком "Вася!" кидается радостно ему на шею, обнимает, целует. Рядом стоит Люба, смотрит на них и радуется. Паша видит маму и сильно удивляется...
    Паша с улыбкой: Неужели вы сами привезли Василия! Люба улыбаеся: Может быть, вы меня научили ценить счастье больше, чем деньги и положение в обществе... И говорит, что хочет поддержать Василия, пока он сам не встанет на ноги. Предлагает Паше взять его, как хорошего специалиста, в общее дело - разводить лошадей. А она даст денег. Паша радостно сообщает, что денег не надо - Вася очень богат. Вася смотрит на него с большим удивлением, а Надя забавляется. Паша поясняет маме, что Вася и Лиза - наследники Татьяны, и все золото в подвале принадлежит им. Надя чмокает Васю и смеется. А Вася остолбенел...
    В кафе к Дронову влетает смеющаяся Ольга и сообщает, что все так, как они и предполагали - Илларион поймал пролетку, и рванул на вокзал. Они хохочут вместе. Ольга предполагает, что Илларион перевернет там все вверх дном, ничего не найдет, разозлится, вернется обратно и будет их шантажировать. Даниил смеется, что они тоже стреляные воробьи, которых на мякине не проведешь. Ольга подшучивает с ним вместе. Даниил успокаивает, что хотя папа и хитер, у них преимущество - они знают все его ходы: Мы не дураки, чтобы его дожидаться... Она смеется, а он нежно целует Ольгу...
    Паша с Касси. Они смущены, не смотрят друг на друга. Он просит у нее прощения, называет себя трусом, говорит, что боялся всю жизнь. И любил ее всю жизнь, с детства. Когда ее нет рядом, у него сердце замирает... Он целует Касси, а потом признается, что ему немного боязно - как жить с женщиной, которая все про тебя знает... Касси загадочно улыбается... (тут я пропустила конец сцены...)
    Юля на вокзале ждет поезд. Смотрит на свое кольцо и решительно снимает его с пальца...
    Бледный Саша с опаской сообщает Лизе, что у него оказались неотложные дела в Архангельске. Лиза испуганно спрашивает, надолго ли он туда едет. Саша говорит, что надолго и спрашивает ее, замирая, не согласится ли она ехать с ним. Лиза вздыхает с облегчением, и, конечно, соглашается. Саша обещает ей, что сразу по приезду они обвенчаются (а как же аннулирование прошлого венчания?...). Лиза говорит, что нужно сделать одно дело. Спрятать книгу, чтобы она никому не навредила. Саша берет из ее рук книгу и решает, что прятать они не будут Лиза: А что же? Саша со словами: А вот... кидает ее в камин. Огонь пожирает замечательный старинный фолиант. Они сели на диванчик лицом к камину и спиной к нам, и повернули головы друг к другу... Долго-долго смотели в глаза, потом Саша взял Лизу за руку, раскрыл ей ладошку, взял колечко, и надел на палец... Склонил голову и поцеловал ей руку....

    Титры: Прошло 2 года.</i>
    Играет музыка...Лиза идет по дороге, читает письмо и улыбается...Возле памятника, на котором написано Уваров Григорий и Лыкова Татаьяна, Ульяна с улыбкой кладет букет цветов... И смотрит ввысь на двух парящих высоко птиц... Лиза улыбается и читает дальше... Вася и Надя верхом. Останавливаются рядом и счастливо целуются... Гавриил и Люба возятся с двумя очаровательными внучками... Лиза читает дальше... Платона ищут в ночи всадники, а он, с пистолетом в руках, озирается в каких-то горах... Лиза улыбается... Пирамиды, пески... Несут крытые носилки... Слуга увидел в песке следы и трубочку со свитком. Поднял, подал в носилки папирус. Дронов взял, вернулся к Ольге, Ольга целует его страстно, и он откидывает папирус в сторону, и увлекается ею.... Лиза идет по временному поселку. Кругом бурное строительство железной дороги, снуют рабочие... Лиза подходит к Саше. Он обнимает ее одной рукой, и показывает вдаль, где будет проходить его детище, с увлечением рассказывает ей о чем-то. Потом бережно прикасается к ее уже большому животику... Она улыбается спокойно и умиротворенно. Они очень нежно целуются....

    КОНЕЦ

    0


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов России » Талисман любви (2005) - Россия