Осталось...

Tv novelas и не только.Форум о теленовелах

Объявление

Доброго времени суток всем! Добро пожаловать на форум "Tvnovelas и не только"!
Навигация по форуму Стоп кадр Наши активисты

Правила форума


Новости форума


VIP-раздел


Мы в контакте


Проекты нашего форума


Регистрация


61 СЕРИЯ!


    Здравствуй, гость! Для просмотра всех разделов вам необходимо зарегистрироваться

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов России » Талисман любви (2005) - Россия


    Талисман любви (2005) - Россия

    Сообщений 21 страница 40 из 58

    21

    Серия № 21

    Началось все со сфинкса. Явились к нему Мариула с господином своим, одетым теперь в приличное пальтецо с меховым воротничком и щегольскую шляпу. И вопрошает она, что же дальше. И отвечает он, рассматривая булыганы в постаменте, что они на правильном пути…

    Повторяется замечательный сон Саши… Но опять перед Юлей, зовущей мужа как из преисподни,  падает решетка, а Саша оказывается в своем кабинете в огне. И хочет он встать, а ноги его не слушаются, и заходится он в кашле, а позвать на помощь не может…

    И снова испуганную Касси выручает подошедший Паша. С очаровательной улыбкой он объясняет маман, что она ясновидящая, потому что предсказала ему победу на скачках, и была права. Маман оживляется и вопросительно смотрит на Касси. А та в гробовом молчании  пялит на Пашу удивленные очи… И тут вбегает слуга с криками, что пожар в кабинете Александра Гаврилыча.

    Долли, пряча за спиной талисман, требует от Ромашки убить мужа и заходится в веселом хохоте. Он думает, что это шутка, но она заверяет, что ей не до шуток, и начинает рыдать над своей несчастной судьбой. Он боится крови, а она считает его настоящим мужчиной, и подзуживает до такого состояния, что в нем просыпаются силы, прижав к себе, слегка отклонить ее из вертикального положения в слегка горизонтальное. Ну, чтобы поцеловать. Но поцелуя не получается из-за снова вовремя прибывшего мужа. Савву несколько удивила эта композиция из фигур…

    Но Платоше стало проще обхватить ее шейку лапищами. Хотя пока хватал, он успела поорать и позвать на помощь. Как всегда, откликнулся одноглазый, и немедленно приступил к делу удушения Платона сзади. Такая цепочка выстроилась из душащих…

    Вполне здоровенькая Надя в это время подошла близко к Лизиной комнате и наткнулась на Стешку. Спрашивает о Васе. Стешке не понятно, зачем ей именно этот конюх – ведь их у них навалом. Надя отвечать не намерена, но тут же вспоминает, как Вася ее на снегу подымал, а она ему со стоном заявила, что чувствует себя навек опозоренной… И поняла, кажется, куда Васю после этого понесло…

    Лео упал на колени возле бездыханного тела, окровавленного аккурат в том месте, где сердце располагается, и давай подползать поближе… И тут двое слуг нарисовались очень кстати. Она перепуганы, он не меньше, однако сквозь заикания, к нему самообладание начало возвращаться. Он им заявил, что Вася сам напал, а он защищался.  Слуги у него все же ребята с совестью, предложили доктора позвать, да барин без совести, отверг, вынеся приговор: Мертв! И тут его посетило облегчение, и он даже смог подняться и распрямиться во весь свой жалкий рост…

    Лео уже деятелен и больше не заикается. Велел им молчать за материальные блага. А чего не сделаешь ради материальных-то благ, особенно, видать с несладкой жизни у такого хозяина? Помялись, да решили согласиться. Однако не забыли упомянуть, что мертвеца полагается земле предать. Он принял – а чего не предать-то? Да только велел сделать это подальше в лесу, чтоб не нашел никто. Пистолет убрал в ящик, а они тело уволокли. И тут он увидел кисет Надин на полу. Подобрал и рассматривая, с усмешкой: Боже мой, как трогательно! Услышал шаги и кисет быстро за спину спрятал. А это Надя влетела, жаль поздновато… И с вызовом: Где Василий, Леонид Максимович?!

    Лизе вырваться удалось, чуть живая и полузадохнувшаяся вывалилась она прямо на руки к поджидающей за порогом Стешеке. Призрак, такой реальный, вобщем-то,  куда-то смылся… (что-то для призрака он душит классно, да еще огревает по затылку тоже не слабо, небось, живет где-то в тайных ходах дома, как призрак замка Моррисвиль, и шастает туда-сюда по комнатам…) Платон, откашлявшись, рванул вслед за Лизком, да застопорился на выходе, потому как появился Гавриил на горизонте. Отцу семьи показался подозрительным запах гари, но Стеша его успокоила, что это он сам дымит своим куревом. Тут папа увидел, что Лизок почти на последнем издыхании висит на руках у Стешки, и поинтересовался, что с ней стряслось.

    А Саша продолжает задыхаться, и уже в отчаянии, как вдруг кувшин на столе сам поехал в его сторону так, что он смог до него дотянуться. Саша схватил, и давай поливать все вокруг. Вода льется, а кабинет звуками наполняется,  будто охает кто-то и ахает, и вода его обжигает… Саша смотрит, и удивляется, что вода в кувшине что-то вроде вечного источника – не заканчивается. Так весь пожар сам и потушил. Ну и тогда, понятно, помощь подоспела. В лице Паши и слуги. А вместо огня, один дым остался, и Саша посреди этого кошмара с кувшином…

    Савве стало интересно, что это Ромашка делает. Долли придумала сходу, что так он ее обучал дыхательным упражнениям. Рома  у своей ученицы тоже кое-чему научился, и очень убедительно поддержал. Вдвоем они показали Савве, как муж тоже может заниматься с женой этими упражнениями. Савве они очень пришлись по душе, а учитель под это дело быстренько распрощался. Савва, вдохновленный такой увлекательной деятельностью, радостно сообщил, что утаил от сестрицы из выигрыша часть денег, и они могут катить во Францию к родственникам Долли. Она все старается отделаться от него, а ему хочется еще большего – может, там у них и ребеночек получится… Долли почти в обмороке…

    Даниил лазает по сфинксу. Он чует сокровища нутром. А Мариула думает, что никаких сокровищ нет, все пытается ему глаза раскрыть, что на деньги счастье не купишь. А что ему счастье – он хочет тайну открыть: Хоть сдохну, а открою! А она с нешуточным волнением орет: Сдохнуть можно за любимого человека, а не за деньги! Он грубо утихомиривает ее и требует не мешать. И тогда она, со слезами отчаяния в глазах, наконец, решилась: Все. Ухожу я. Он к ней голову удивленно повернул..

    В кабинете Саши уже кроме Паши Люба: С Лизой? Служанкой? А она тут причем? Паша отмахивается от матери: Мама, не приставай, Саша был только что на волосок от смерти! Люба упрекает, почему он не выскочил,  на помощь не позвал. Саша в состоянии потрясения, говорит, что не мог пошевелиться и выдавить ни звука, словно его опоили чем… И тут вспоминает, как шатающаяся жена принесла ему чай на подносике…

    Лиза, захлебываясь от ужаса, рассказывает, как ее душил тот же человек, что прирезал беднягу на ипподроме. И добавляет, что случилось чудо – кабы не конюх, уже бы мертвой была. Гавриил допытывается, какой конюх, уж не брат ли ее. Она понимает, что сболтнула лишнее, и быстро отговаривается, что она со сна конюха приплела. Гавриил, как узнал, что она спала, авторитетно заявил, что ей все это приснилось под влиянием впечатления от убийства, и уводит ее на кухню попить молочка с медом, а Лиза с ним соглашается… Они уходят, к Стешке вылезает Платон. Он говорит ей, что чует камень в доме и просит помочь. Обещает поделить потом с ней сокровище, да она ему не верит, с издевкой предлагает ему в помощницы взять свою ясновидящую.  И требует убираться вон. Он уходит, обменявшись любезностями: Дура! – Подлец!

    Надя требует ответа от Лео, где Василий. Лео делает невинные глазки – понятия не имеет. Тут он видит пятно крови на ковре и быстро становится на него обеими ногами. При этом исполняет виртуозный танец вокруг своей оси, не сходя с места, чтобы скрыть кисет за спиной от Нади, расхаживающей по комнате… Надя упорствует, что знает – Вася был здесь. Говорит, что он узнал, как Лео оскорбил ее, и отправился сюда. Требует ответа: Что Вы сделали с Василием?! Пугает тем, что полицию позовет. Лео беспечным тоном предлагает ей обыскать дом. Она решительно: Я так и сделаю! Повернулась и отправилась вглубь дома…

    Мариула пошла прочь, вся в слезах, а Даниил подошел сзади и принялся торжественно благодарить ее за все, что она сделала, мол, век ее не забудет. И все таким тоном, будто не с подругой  по любовным играм говорит, а с товарищем по партии.  Правда, извинился, за то, что так здорово ее обижал, это плюс. Она разочарованно: И только-то?  А он ей в ответ, что не будет ее задерживать, у каждого своя дорога. Она вздохнула: Ты прав. Пора на свободу! А он с готовностью – пора, значит, пора. Она на прощание оставляет ему напутствие: И запомни – ни один камень в мире не поможет родную душу найти! Похоже, до него ничего не дошло, и он отцеловав ей ручки и сказав прости, вернулся к своему занятию. Ее слова только что и сподвигли его вспомнить о стихе: Нам камень одолеть разлуку помогает… И он кинулся ковырять ножом основание сфинкса…

    У Долли телесные раны, и Савва убегает куда-то за компрессом. Свято место мужа пусто не бывает, и вновь появляется Ромашка. Она рыдает, а он ее утешает…

    Лиза с Кассандрой наедине. Испуганная девушка рассказывает провидице, что кабы не конюх, померла бы. И говорит, что духи ей помогают, конечно, но ей жутко. Касси изрекает, что Лиза им нужна. И спрашивает, не оставила ли женщина из подвала ей какого намека? Лиза рассказывает, что та указала на медальон. Касси просит показать ей. Смотрит, и мужчина ей уж очень нравится своей красотой… Начинает фантазировать, что Григорий эту женщину любил, и она его, раз не зря этот медальон носила. Любовь была несчастной, может, и незаконной…А дальше – больше,  Касси понесло в фантазиях куда-то не туда… Она провела параллели, что женщина, совсем как Лиза, была служанкой и в барина влюбилась. Сказала, что они похожи. Лиза отмахнулась, что нет, она тут помочь бы не смогла, потому что сама с собой разобраться не может… Но Касси настаивает, говорит, что может, они хотели, чтобы Лиза любовь приняла. По Лизе видно, что эта идея ее не убеждает: Как? Зачем? Но Касси с загадочным видом сбивает Лизу с пути истинного: Вот ответишь на чьи-нибудь чувства, и узнаешь, зачем! И в это самое мгновение угораздило ж явиться в комнату к ним Павлушу с фирменной улыбочкой на устах. Лиза, как голову подняла, так и обомлела, будто знак свыше увидела, и прозрела, что ей надо делать… И улыбается ему открыто и радостно…

    Юля в своем обычном теперь состоянии кружит по комнате. Врывается перепачканный в золе Саша с требованиями сказать, зачем он а хотела его убить. Юля ни черта не соображает,  и удивленно пытается сказать, что она не хотела, и любит его. Саша кричит, что он был парализован, пошевелиться не мог! И добавляет в отчаянии, что она подсыпала ему в чай отраву: Я мог умереть! Юля напугана, пытается его целовать, и радуется своей наркотической радостью, что он жив: Слава Богу, Сашенька… Он взрывается: Ты издеваешься надо мной? Юля жалобно: Я ничего не делала, просто хотела быть хорошей женой…. Он смотрит на нее в ужасе и бессилии, и выскакивает за дверь…

    Надя обыскала дом, но ничего не обнаружила. Лео уверяет ее, что Васи нет. Она все равно требует ответа, где он и что с ним. Обвиняет себя, что это из-за нее с ним что-то случилось, потому что она не сдержалась. Лео принимается умолять ее о прощении, говорит, что не знает, что на него нашло, когда он узнал, что она выходит за него из-за денег. Она непреклонна: Ты решил мне отомстить, смешать меня с грязью… А он опять ее умоляет, заискивает, что готов все отдать, лишь бы она его простила.  Надя молчит. Лео дожимает жалобным тоном: Я могу надеяться? Ты можешь простить меня? Надя молча смотрит на него и думает…

    Двое слуг Лео копают в лесу могилу, а Васино тело неподвижно лежит возле ямы….

    Саша выстроил прислугу в шеренгу и допрашивает в ярости, кто подсыпал ему в чай отраву. Стешка с честным видом клянется, что это не они. Он отпускает их, а Ульяна рассказывает ему, что видела, как Юля приходила на кухню, чтобы самой приготовить ему чай. Вмешивается Люба, заявляя, что всегда говорила, что его жена безумна и ее надо в лечебницу отправить, а то она их тут всех со свету сживет. Между своей речью она деловито пробует готовящуюся еду и дает советы добавить соли. Саша твердым тоном поясняет, что Юля никуда не поедет, что она ему жена и будет жить в этом доме. Ей нужен уход, и она поправится. Люба тут же советует приставить к Юле Ульяну. Но Саша неожиданно отвергает ее кандидатуру, поясняя, что Ульяна слишком мягкая и сердобольная,  будет потакать, а тут твердость нужна. Неожиданно добавляет: За ней будет присматривать Лиза. Люба с Ульяной переглянулись…

    Долли опять доводит учителя до нужной кондиции, предлагая различные сценарии, и останавливается на самоубиении. Тогда лицо его принимает зверское выражение и он решается убить Савву. Она целует его, они падают на диван, при этом сбив пирамидку на пол….

    Люба принялась за Юлю. Она говорит ей, что та доигралась – Саша хочет ее запереть в лечебницу, в желтый дом отправить. Бедная, уже напуганная мужем Юля, на грани ужаса. Люба утешает ее, что убедила Сашу повременить с этим. Он приставит к ней Лизу. Юля кричит жалобно: Не надо!  Я не хочу Лизу! Люба очень строго: Ты ревновать прекращай! Будь послушной, а то муж тебя быстро отправит! Юля уже сломлена, шепчет согласно: Пусть Лиза… Люба велит ей молчать о том, что земли ей передала, а иначе пугает тем, что она мигом вылетит отсюда. Запуганная Юля покорно твердит: Молчать, молчать! Я буду молчать!

    Платон ждет Касси в карете. Она нервно его упрекает, что пока все тушили пожар, он грабил дом. Он обижается и предлагает его обыскать. Она машет рукой и говорит, что просто переволновалась за Александра Гаврилыча, он чуть не сгорел. Платоша озабоченно спрашивает: С тобой-то все в порядке?  Она сетует, что был бы дар – спасла бы всех, предупредила. Платон обещает ей, что найдут камень – дар к ней вернется. Она с улыбкой мечтает, что тогда сможет вернуться к Уваровым, потому что у нее кроме них нет на свете никого. Он с обидой начинает ей напоминать, что Уваровы ее на улицу выгнали голодать. Она пристально смотрит на него: У тебя ведь тоже нет родни. Он, отводя глаза, обижено бурчит: Вот именно… Она рассказывает ему, что у Лизы тоже дар, что ей привидения постоянно являются.  И сетует, что не может ей помочь, потому что ее больше в дом не пустят. Тогда Платон деланно радушно предлагает звать Лизу к ним – там и научит ее всему. Касси эта идея пришлась очень по душе…

    Лиза наедине с Пашей рассказывает ему, что по дому ходят привидения, и ей страшно. Он уклончиво с улыбкой отвечает, что и он бы на ее месте испугался. Она неверно истолковывает его слова, и радостно кидается ему на шею: Павел Гаврилович, Вы мне верите? Он с готовностью: Конечно! Всякое бывает. Она уж так рада, что он верит, потому что кроме его и Кассандры ей не верит никто. Лиза добавляет, что Касси ей сказала – они не зря являются. Паша интересуется, чего ж они хотят?  Лиза: Может, чтоб загадку разгадать? Смотрит на него своими ясными сияющими очками и выпаливает:  Вы мне нужны и любовь Ваша! Он с победным видом целует ее, а потом пытает вкрадчиво: Значит, не сбежишь от меня больше? Лиза счастливо: Нет! Никуда не сбегу! Обнимает его со всею силою. И тут к ним по лестнице спускается Саша, все еще в саже, и вид у него крайне измученный.  Лиза отскакивает от Паши и испуганно смотрит на старшего Уварова. Саша устало распоряжается, чтобы Лиза ступала к его жене, он поручает ей за ней ухаживать. Лиза молча подчиняется и уходит, а Паша с мерзкой улыбочкой надвигается на него: Тебе что, других слуг мало? Загонять ее хочешь? Саша спокойно и чуть охрипшим голосом: Я хочу, чтобы она поменьше времени с тобой была. Паша осклабился: Не выйдет! Она любит меня! Саша очень серьезно: А ты ее любишь? Паша после короткой паузы, злобно: Не твое дело! Саша резюмирует: Тот и оно. И со сталью в голосе: Ухаживай, сколько хочешь, за своими танцорками. А Лизе морочить голову я не дам. Смотрит на Пашу и усталая усмешка трогает его губы…

    Даниил все ковыряет свои булыжники, как вдруг обнаруживает меж ними дыру, аккурат под размер талисмана. Радостно хихикает…

    Надя вытирает нос платком, который ей предложил Лео: А ты бы мог простить такое? Лео умоляет ее, напоминает, как они любили друг друга, как были счастливы… Говорит, что больше никогда не сделает ей больно. Надя холодно: Свежо предание, а верится с трудом… Встала, пошла… Он вдогонку: Я могу надеяться? Она остановилась, думает. – Может, когда-нибудь я тебя прощу… Но не сейчас. Не сегодня. Ушла…

    Слуги вырыли могилу и встали на колени возле тела помолиться. И тут Васина рука резко схватила одного из них за грудь. Они заорали от страха, а он держит, и еле слышно умоляет: Братцы… спасите… живой я… Спасите, братцы…

    0

    22

    Серия № 22
    Церковь, люди в трауре, идет заупокойная служба. Среди них Ольга в черном, и в шляпке с вуалью, косится осторожно по сторонам.

    Лиза после бани вытирает Юлю. Та недовольна, как всегда, и вдруг обнаруживает пропажу обручального кольца с пальца. Лиза предполагает, что оно упало в воду во время купания, но Юля начинает орать на нее, что это она у нее украла. Лиза пытается оправдываться, но разъяренная Юля не дает ей слова сказать…

    Паша на конюшне волнуется, куда со вчерашнего дня подевался Василий. Надя тревожится, она саамам обыскала уже все дома и у Лео. Паша удивляется, при чем здесь Лео. Надя смущенно признается, что Вася узнал, что она рассердилась на Лео и мог пойти к нему поквитаться. Она ужасается: Вдруг они подрались! Паша с улыбкой замечает, что у нее богатое воображение. Но Надя очень серьезна и напоминает, как Паша сам ей говорил, что Лео способен на подлость. Пашу это напоминание убеждает, и он предлагает сам сходить и поговорить с Лео по душам. Надя уныло замечает, что только Лео все равно правды не скажет, и Паша соглашается с ней.  Надя в тревожной задумчивости: Знать бы, что с Василием все в порядке…

    Слуги отчитываются перед Лео. Он подозревает, что они что-то скрывают, потому что их не было всю ночь. Но они стоят до конца на том, что земля была мерзлая, копать было трудно,  да и вообще, пришлось очень далеко тело тащить, чтобы его не нашли. Он им не верит, и пугает, что им же хуже будет, коли он узнает, что что-то не так. Отвечать им придется…

    Вася в постели стонет. Вокруг него суетится огненно-рыжая цыганка. Она приговаривает, что кого живым похоронили, долго проживет. Поит его, и все бормочет что-то насчет того, что он хороший человек, раз его не похоронили, а привезли к ней.  Вася в бреду все время поминает Надежду Гавриловну, а сиделка на это  отвечает, что рано о барышнях думать, сперва надо на ноги встать. Вася отвечает, что нет ему покоя…

    Саша разбирается с женой и Лизой. Он уговаривает Юлю, что Лизе незачем было красть ее кольцо. Юля гневно винит Лизу, а Саша старается спокойно ей внушить, что верит Лизе. Лиза молча стоит с таким видом, что заметно - все это ей глубоко неприятно. У Юли новый взрыв негодования от того, что он считает жену сумасшедшей, а горничную честной, и напоминает ему о том, как Лиза украла Надину подвязку. Саша спорит с ней, что Лиза ничего не крала. Юля орет, и Лиза делает попытку улизнуть, но Саша останавливает ее и запрещает. Лиза опускает голову и остается. Саша просит жену успокоиться и обещает, что сам найдет ее кольцо. Выходит из комнаты. Юля тут же орет на Лизу: Поди вон отсюда! Лиза с облегчением выскальзывает за дверь. Она догоняет Сашу и извиняется, говорит, что не видела кольца Юли, что его на ней не было еще до мытья. Он успокаивает Лизу, что верит ей, и она ни при чем. Они останавливаются и усаживаются рядом в коридоре, как старые добрые друзья. Он говорит мягко и смущенно, что должен сам просить у нее прощения. Лиза поражается: У меня? Ну что Вы! Он тихо: Конечно. Я же вижу, что тебе пришлось пережить из-за нее. Лиза, добрая душа, тут же оправдывает хозяйку: Просто Юлия Алексеевна очень дорожит этим кольцом, а я около нее в этот момент оказалась. Вот она и подумала… Саша с легкой улыбкой смотрит на нее и восхищенно головой покачивает. Потом они немного сидят молча, каждый опустив голову, и чувствуется, как между ними протягивается невидимая ниточка доверия и взаимопонимания (слушайте, это так здорово было, просто потрясающе – видно, как у этих двоих установилась какая-то внутренняя связь, как это бывает между близкими…). Потом Саша спохватывается, и с заботой и грустью в голосе: Ну… Ступай, отдохни. И старайся не думать о плохом. Я улажу это дело (еле заметно вздохнул)… как всегда… Она улыбнулась ему: Спасибо, барин! И ушла, а Саша остался сидеть один, глядя ей вслед,  в такой непонятной задумчивости на такой пронзительной ноте…

    Платон читает газету. Вернулась Касси. Он читает ей, что Лиза была свидетельницей убийства, и его забавляет то описание, что она дала. Зачитывает, и просит на него посмотреть – ведь оно подходит ко всем, и к нему тоже: Похож я? Касси пристально смотрит на него, и выносит с улыбкой приговор: У тебя глаза не злые.  Потом волнуется и опять сетует, что нет у нее дара, а то бы она сейчас вмиг бы все узнала. Ему от этих слов становится неуютно, и он быстро переключает внимание на письмо в ее руках. Она радостно сообщает, что оно как раз от Лизы, и она вот-вот придет. Платон быстро собирается уходить, Касси уговаривает остаться – у него богатый жизненный опыт, мог бы Лизе советом каким помочь… (да уж, он бы мог…) Но он отговаривается пустяками, мол, не хочет им мешать, а Лизе при нем будет неловко что-то рассказывать. Он целует Касси в лоб: Прощай, милая! И уходит. Касси как-то глупо и счастливо улыбается ему вслед: Прощай….

    Лео явился в дом Уваровых и расспрашивает Надю, нашелся ли Вася. Она говорит неприязненно, что хочет заявить в полицию. Он предлагает ей объявить вознаграждение за информацию о нем. Она удивлена: Ты же его всегда недолюбливал…. А он пылко обещает, что найдет Василия, раз это ее так тревожит. Он опять просит о примирении, и говорит, что уходит распорядиться о вознаграждении.

    Павел на конюшне сообщает с озабоченным видом Лизе, что ее брат пропал. Она в это время смотрит на него дурными глазами и улыбается дурной счастливой улыбкой, и ничего не слышит. Он замечает это ее выражение лица, и ему страшно нравится, он даже начинает весь лучиться от предвкушения удовольствия. Но тут до нее доходит смысл сказанного, она приходит в себя и впадает в тревогу. Паша успокаивающе предполагает, что Вася в деревню уехал. Лиза отметает это как невозможное – они, наоборот, от пьяницы-отца сюда сбежали.  Он предполагает, что у него зазноба. Но Лиза и это отметает – было у него когда-то что-то с одной девахой, да не сладилось. Тогда Паша думает, что он загулял. Лиза с негодованием отвергает – брат ни капли в рот не берет. Лиза заключает: Беда с ним! Надо искать! Паша с расслабленной улыбочкой: Ну вот, чуть что – сразу беда… Лиза возмутилась: Да искать надо, Павел Гаврилович! Ее осенило: И я знаю, кто поможет мне! Решительно убежала. Павел схватил пиджак и поспешил за ней: Куда ты, Лиза?

    Борю в церкви целует старая нянька, и убивается по Глебу. Он подводит ее к жене и знакомит. Ольга подбирается поближе и подслушивает, как Варя признается мужу в своей беременности – она не хотела пока говорить, да няня увидела. Она предлагает, если родится мальчик, назвать его Глебом. Ольге становится дурно, и она выбегает из церкви. А Боря с Варей, держась за руки,  нежно смотрят друг другу в глаза…

    Платон в трактире требует от мальчика, чтобы он, когда придет к Кассандре гостья, вывел Касси под любым предлогом на улицу, да одну, и увел куда-нибудь подальше от дома, и час поводил по улицам. Мальчик уходит. Появляется Стешка. Они оба изображают бурную радость, и под шуточки-прибауточки говорят друг другу колкости. Он обещает ей, что с Лизой сейчас беда приключится, и просит ее, когда она сама это увидит, чтобы принесла ему камень. Она говорит, что если Лизку порешит, то помочь согласна. Но с одним условием – чтобы он сказал ей, за что так не любит Гавриила Макарыча.

    Юля жалуется Любе, что Саша Лизу защищал, когда она у нее кольцо стащила. Что он Лизе верит, а ее не слушает. Юлю уже не ведет, она в себе, только взрывная слишком. Люба строго одергивает ее, и говорит, что она должна простить Александру его маленькие прихоти. Потому что иначе он от нее легко избавится – отправит в клинику. Юля не верит ей, что Саша так способен с ней поступить. Люба жестко: Я его знаю больше и дольше, чем ты! И советует сходить к нему, повиниться, что вспылила, и поговорить по-хорошему. Юля послушно уходит, а по Любе видно, что она успешно воплощает свой план в жизнь…

    Мирон пришел к Лео по объявлению. Говорит, что он папа Васи, и знает, где он. Лео начинает его допрашивать, и выясняется, что Мирон врет ему о том, что сын подался в деревню еще 5 дней назад.  Лео уличает его во лжи, Мирон заискивающе просит прощения и собирается уходить, но Лео посещает гениальная идея.  Он останавливает пройдоху, дает ему денег и просит оказать услугу…

    Платон уходит от ответа, говорит, что ему нет дела до старика Уварова, но Стеша не верит. Он пытается отделаться тем, что не любит богатых. Она смеется, и говорит, что не станет ему помогать – слишком много у него секретов.  Она советует ему обратиться за помощью к своей провидице, а он врет, что как только речь заходит о деньгах, у Касси дар пропадает. Она насмехается, зачем же он тогда ее пригрел. Платон, до того со смешками, вмиг серьезнеет: А вот это – не твоего собачьего ума дело! Потом они опять начинают обмениваться любезностями, оба хихикают, и Стешка уверяет его, что на нее позарился молодой Уваров. Но Платон насмехается, что Павел Лизу любит: Ты же сама говорила! Стешка перестает смеяться. Платон довольно: Больно? Стешка со стоном: Больно… Платон торжествующе и мстительно: Не быть тебе Лизкой никогда! Красивой, милой, приветливой! Стешку вдруг осеняет какая-то мысль, она смотрит на Платона, раскрыв рот, потом подходит к нему и целует жарко, он отталкивает ее в недоумении: Ты что? Она, уходя, с хохотом: Спасибо тебе, Платон, за помощь! Платоша остается сидеть за столом с удивленным лицом…

    Мариула пришла к рыжей цыганке Зарине в расстроенных чувствах. Оказалось, что бабушка ее, Папуша, сняла свой шатер, и куда-то уехала, Мариула найти ее не смогла. Зарина проницательно замечает, что бросил ее ненаглядный, а Папуша предупреждала, что память у него короткая, а сердце холодное.  Мариула видит Васю и расспрашивает, кто это. Зарина отвечает, что сама не знает,  и рассказывает, что привезли его двое и сказали, что чуть не похоронили, а он живым остался. Тут Вася снова кличет Надежду Гавриловну. Зарина говорит, что он ее постоянно поминает, видно, бросила она парня. И, глядя на Мариулу пристально: Есть у вас что-то общее… У обоих сердца разбитые…

    Юля вошла к Саше в кабинет и обнаружила, что хозяина нет. Села за стол, и обнаружила в выдвинутом ящике свое кольцо и вырезанную их газеты заметку. Читает: Новая клиника нервных расстройств в Курской губернии…. Глаза ее расширяются от ужаса…

    Лиза пришла в гости к Касси. Касси перво-наперво пытает требовательно, выяснили ли, кто поджег кабинет Александра Гавриловича? Лиза говорит, что не сказали. Но ей велели ходить за Юлей, а она обвинила ее в краже кольца. Но Александр Григорьевич такой хороший, все время за нее заступается. Вот и сегодня защитил. Касси предупреждает, чтобы она была с Юлей поосторожнее. И добавляет как бы невзначай, метнув на Лизу быстрый взгляд: И с ним тоже. Лиза вскинулась: А что? Касси со смешком отвела глаза: Ничего, забудь. Это я так…  Лиза делится своей бедой, что Вася пропал. Она просит Касси попробовать помочь, и только та собирается это сделать, как раздается стук в дверь. Мальчик требует от Касси помощи, говорит, что его бабушке плохо, и она послала его за ней, только она может ей помочь. Касси в полном недоумении, но извиняется перед Лизой, что кому-то требуется ее помощь, и ей придется уйти. Быстро одевается и уходит. Лиза медленно собирает свои вещи, идет к двери, открывает, и застывает на пороге…

    А там – Павлуша. Лиза удивлена: Павел Гаврилович! Он входит, и дверь они оставляют приоткрытой. Он извиняется перед ней, говорит, что ему захотелось за ней пройти. Лиза пылко обнимает его и с жаром благодарит.  Он хвастливо заявляет, что о ней тревожится, что близким людям надо помогать. Лиза просто счастлива, он герой в ее глазах. Но тревога берет свое: Знать бы, как можно Васеньке помочь… Платон смотрит в приоткрытую дверь и видит одну Лизу, но потом видит, как она бросается в объятия к Павлу, а тот ее утешает: Не бойся! Придем домой, позовем полицию, пусть его ищут.. Лиза растрогалась еще больше: Знаете, Павел Гаврилович, мне с Вами ничего не страшно! (эх, Лиза, Лиза…к другому Уварову должны быть по справедливости обращены эти слова…) Он помогает ей одеться и уводит. Спрятавшийся поблизости Платон разочарованно убирает уже приготовленный нож…

    Юля сидит как громом пораженная с вырезкой их газеты. Входит Саша. Она с отчаянием спрашивает, потрясая листком, что это. Он видит у нее только кольцо и улыбается: Ты нашла кольцо, Юля! Я очень рад. Она уточняет: В твоем ящике! И повторяет: Что это? Он с удивлением берет протянутую заметку и читает о клинике. Потом недоуменно: Что тут такого? Юля впадает в гнев: Ты отобрал у меня кольцо, защищал горничную, хочешь меня упечь в клинику! Он с состраданием успокаивает ее и говорит, что никогда даже не думал об этом. Говорит, что с ней все не так. Мягко спрашивает, может, она под дурманом опиума нечаянно подожгла тогда его? Она начинает плакать в отчаянии и говорить, что ничего не помнит. Силится вспомнить, и ничего не получается. Она плачет, и признается в отчаянии, что могла сама положить ему кольцо в стол, просто совсем ничего не помнит. Он поражен, видно, что ему больно за нее, а она рыдает жалобно - неужели он думает, что она могла причинить ему вред?. Он ласково успокаивает ее, как больного ребенка: Что ты, что ты! Ну, успокойся… Одевает ей на палец кольцо. Она умоляет не отправлять ее в клинику. Он обнимает ее, поглаживает, так трогательно: Успокойся… Ты жена моя, и всегда будешь рядом со мной… Она прижимается к нему,  плачет, говорит, что любит его, а он обнимает ее, и мы видим в его глазах полную обреченность…

    Лео предъявил Наде отца Васи, который сообщил девушке, что Вася уехал в деревню жениться, и просил передать ей кисет. Он протягивает ей ее подарок, и кажется, что Наде сейчас станет плохо, но она мужественно принимает удар. Папа поясняет, что у сына там зазноба, Вася все бегал к ней, а потом неладно вышло… Как узнал, что брюхата, кинулся к ней… Он парень добрый, воробья не обидит… Надя повернулась к ним спиной и кусает губы:. Потом ровным таким голосом: Жив Василий, и ладно. А остальное… Значит, судьба такая… Мирон уходит, Надя остается и мнет в руках кисет…

    Зарина говорит Мариуле, что лучше бы она нашла другое убежище, пока она не поставит болящего на ноги, потому что у нее опасно – его могут искать те, кто хотел убить. Мариула не согласна – бабушка пропала, и идти ей все равно некуда…

    Паша вызвал полицейского и дал поручение найти Василия. И тут сбоку мелькает что-то такое знакомое – клетчатое платьице и косички… Паша обращается к ней, как к Лизе, однако это Стешка вырядилась под Лизку, даже коски заплела. И вся такая скромница теперь… Улыбается… Паша заинтересованно на нее смотрит и говорит, что думал, это ее сестра. Стеша, скромно потупившись, кокетничает: Да что Вы, мы не похожи… Паша уже встал в боевую стойку, задумчиво: Да… Я раньше тоже так думал…Стеша признается со смущенной улыбкой, что с хотела с пеленок быть на нее похожей. Паша сложил руки на груди, навесил свою многообещающую улыбку: Да… Тебе это удалось….

    Лео клянется Наде, что хочет ее сделать счастливой и обещает свой грех отмолить, стать достойным ее. Он дожимает ее, уже доведенную до отчаяния. Но она говорит, что не может даже вспоминать о его прикосновениях. Он обещает, что не будет к ней прикасаться, пока она этого не захочет. Она говорит ему, что не может сказать ни да, ни нет. Он настаивает: Ты обещаешь хотя бы подумать? Надя решается: Хорошо. Я подумаю.

    Борюсик пришел страдать к Ольге. Она ему выдает, что его жена ждет ребенка, а он ей врал, будто не прикасается к ней. Он: Оленька, она моя жена! Ольга с отвращением: Какая мерзость! Он опять говорит, что ему нужна только она, но у него нет денег, и он ей ничего дать не может. Она с презрением: Да от тебя ничего и не требуется, кроме тебя самого! Он ноет, что устал, только что похоронил брата, и предлагает ей оставить все,  как есть. Она: Милый мой! Я пожертвовала собой, честью своей семьи  ради тебя! Он хочет ее погладить, она кричит: Не трогай меня! И требует, чтобы он ушел. Он встает: Хорошо. Я уйду. Но скажи, кто будет оплачивать твои счета? Она вдруг выпаливает: Я стану падшей женщиной, все лучше! Боре смешно: О… Оскорбленная невинность пошла на панель, так как любовник изменил ей с собственной женой! Ольга с презрением: По крайней мере, мужчины не будут мне лгать, что любят! Боря иронично: Да? Ну что ж, посмотрим… Уходит, а Ольга решительно твердит ем вслед: Посмотрим… Посмотрим…

    0

    23

    Серия № 23

    Стешка с лукавой улыбочкой предлагает Паше помочь. Или, может,  Лизоньку позвать… Паша быстро: Нет-нет, не стоит… Она делает вид, что уходит, идет мимо него и говорит, что в доме много работы… Он хватает ее за руку резко и с усмешкой: Понял я, что ты задумала!

    Надя рассказывает Лизе, что Вася в деревню уехал, мужичок какой-то рассказал, что жениться. Лиза горячо спорит, что быть этого не может, нет у него никого. Расспрашивает имя «невесты»,  и утверждает, что эта девушка живет недалеко от них, и  к Васе отношения не имеет. Лиза еще больше волнуется и говорит, что ей надо с Васей обязательно свидеться, и поговорить. Она собирается в деревню ехать…

    Гавриил в кабинете. Влетает Саша в деятельном настроении. Папа замечает, что тут еще гарью пахнет, а Саша радуется, что говорил с тайным советником, и тот обещал содействие. И что он Саше рассказал о том, что кто-то активно скупает земли в тех местах, где они собираются ветку строить. Папа как обычно отмахивается, не верит, что кому-то это придет в голову, тем более он считает, что Юлины земли пока у них, а без них все бесполезно. Но Сашу не сбить, он уверяет, что это делается целенаправленно, и что кто-то орудует прямо под их носом. И делает вывод, что у них в доме завелся лазутчик, иначе откуда скупщик знает о его планах по строительству? Папа уже сомневается: Ты думаешь, что это кто-то из нас? Саша торжествующе: Более того. Я даже знаю, кто! Папа губы кусать принялся…

    Ромашка читает сам себе вслух худлит про убийство…

    Даниил в трактире рассматривает свою любимую картинку на открытке, а сзади ему в спину смотрит папа. Даня резко поворачивается, но вместо папы осталась на соседнем столике газетка и дымящаяся сигара в пепельнице …

    Люба с Лео у него в кабинете ведут дела. Она радостно возбуждена, как все ловко они устроили. Он хвастает, что земли от сих и до сих – показывает ей на плане – им уже принадлежат. Он дает ей подписать бумаги. Она интересуется: Где ж тут подписать, дорогой зятек? Лео с поджатыми губами сообщает ей, что она поторопилась с этим «зятек», они с Надей поссорились, и свадьбы наверное не будет. Люба сразу в бой: Это что же? Земли мои получили, а меня побоку? Не выйдет!

    Но Лео поспешил заверить, что у него ничего такого и в мыслях не было – ее обманывать. А она напоминает, что земли Юли – ее, а без них – никуда… Он продолжает ее заверять, что она в заблуждении, и Люба успокаивается и берет снова перо. Он заверяет ее, что даже если свадьба с Надей расстроится, он все равно построит дорогу. Злорадно: Хочу посмотреть на физиономию Александра, когда он узнает, как мы его облапошили! Люба советует ему поехать к Наде и помириться. Помолчав, Лео с чувством: Как представлю, что она может принадлежать другому – все кипит!

    Надя тревожится, что Лизе опасно ехать в Белогорье, и она расстроена, что опять останется совсем одна. Говорит, что Лиза, да Вася только ее настоящие друзья (а что это все забывают про Сашу-то?...). Лиза удивленно улыбается, что Надя назвала Васю другом. Надя расхваливает его, говорит, что с ним не страшно, и что когда она поссорилась с Лео, Вася ее защитил. Лиза удивляется, неужели жених ее обидел? Надя ей призналась, что это так. Но добавила, что он повинился. Лиза советует ей тогда помириться, говорит, что она привыкнет, ведь ей с ним жить придется. И думает, что Надя его любит. А Надя говорит, что не знает, любит ли. Тогда Лиза советует ей отложить свадьбу. Надя не знает, что делать. Лиза заключает, что в любом случае, принимать решение ей самой. Проводит ласково по Надиной щеке: Бедненькая Вы моя… Надя порывисто прижимает Лизу к себе, Лиза тоже ее обнимает. Надя говорит, что ей будет очень не хватать ее. А Лиза тоже расчувствовалась, что будет скучать по ним всем и по их дому….

    Паша Стешке больно заломил руку и вопрошает, чего это она – его завлечь хочет? От боли ей приходится сознаться. А он торжествующе замечает, что раскусил ее сразу. Стешка дает ему отпор – говорит, что тоже знает кое-что о нем. За Лизкой он ухаживает, чтобы в постель завалить, и ей жаль его, потому что не получится. - Молодая она, обидчивая, ждет кого-то – не понять кого – принца, что ли? Паша самоуверенно: Это мы еще посмотрим… А Стешка ему льстит, писанным красавцем называет, и предлагает, что если ему надоест за Лизкой бегать, пусть к ней приходит. С откровенной улыбочкой: Я умею с мужчинами обходиться… Паша даже смутился слегка: Ну знаешь… А она гордо : Да! Не пожалеете! И удалилась неспешно. Паша с восхищением ей во след: Ах ты… бестия!

    К Ольге заявился мужчина и предлагает ей оставить дом, потому что его владелец отказался от дальнейшей оплаты. Она пугается и просит его подождать – она достанет денег. Но он ждать не хочет и ведет себя довольно грубо. Но тут появляется Саша и защищает сестру. Он представляется, и его имя производит на мужчину большое впечатление, он слышал о строительстве Уваровыми железной дороги. Саша ставит его на место. А он начинает перед Сашей лебезить, соглашается подождать, пока Саша все не оплатит в ближайшее время, и уходит. Оля радостно кидается на шею брату…

    К Даниилу в трактир приходит Долли и рыдает, что потеряла камень после того, как нашла. Она думает, его упер Савва.  Она умоляет брата ничего не говорить мужу про ее происхождение. А он по-доброму успокаивает ее, что никогда не хотел разрушить ее жизнь. Долли проявляет чувство благодарности (оказывается, оно у нее имеется…), и озабоченно спрашивает, что же делать теперь с камнем. Он ей рассказывает, что у него есть планы на Ольгу, с ее помощью он проникнет в дом к Уваровым. Сестра сообщает, что ничего не выйдет - Ольга рассорилась с семьей. Он самоуверенно обещает, что помирит ее с ними. Она сомневается, но он полон оптимизма, и уводит ее из трактира. А папа смотрит деткам вслед поверх книжки, которой прикрывает свое лицо…

    Паша активно расчищает навоз в конюшне. Лиза пришла к нему и удивляется, чего это он сам работает. Беспокоится, не запачкается ли он. Она предлагает помочь. Он говорит, что у нее и без этого полно дел по службе. Лиза очень трезво замечает, что дело не в службе, а в дружбе. Смотрит на него серьезно и испытующе: Вы же сами говорили, что мы друзья. Он с восхищением: Ты удивительная девушка…. Лиза отмахивается: Да я обычная. Он спорит: Нет. Не обычная. Ни одна женщина еще мне такие слова не говорила…Лиза прикидывается наивной: А сестры? Он качает головой: Сестры – это другое… Лиза с легкой иронией: Если я Вам не родня и не друг, то кто? Паша с жаром: Лиза, ты мне больше, чем друг… У Лизы словно пелена с глаз спала. Она сейчас совсем другая, не восторженная глуповатая девочка, а умудренная жизнью женщина. С усмешкой, жестко: А кто? Кукла? Или зверек, с которым можно в кошки-мышки играть? Или тоже нет? Вырвала у него руки: А может быть, служанка, которую можно в постель уложить? Паша смотрит на нее пораженно и молчит…

    Ольга плачет и говорит Саше, что Борис оказался мерзавцем. Она не знает, что ей делать. Саша утешает и ласково говорит, что возвращаться домой ей надо, все уже соскучились… Она противится, домой не хочет, а собирается еще здесь пожить какое-то время. Тогда Саша признается ей, что это невозможно, потому что семья почти разорена, и он не в состоянии заплатить долги, а из дома придется съехать и сдать его. Но обещает, что обязательно найдет выход Оля в шоке.  Она ноет: Сашенька, а как же я?  И бедный Саша обнимает ее и обещает ей придумать что-нибудь для нее, только просит время. Она зажмуривается  и успокоено улыбается: Я люблю тебя…

    Рома читает свою увлекательную книгу дальше, про отравление розами, натягивает черные перчатки и капает какую-то гадость из пузырька в стоящий на столе букет желтых роз в вазе…

    Лиза повернулась и пошла, но остановилась и провела рукой по глазам. Не оборачиваясь: Простите, Павел Гаврилович. Это я себе что-то нафантазировала. А все гораздо проще, на самом деле. Паша бархатно: Что ты Лиза… Ты особенная… Лиза не поддалась: В конце концов, не важно, кто я Вам – сестра, подруга… Паша остановил ее снова: Постой, я не могу выразить, что чувствую. Мы настоящие друзья, поверь! Лиза повернулась к нему решительно: Хорошо. Я Вас ни в чем не виню, Павел Гаврилович. Ушла. Павел скривился от досады: Господи! Какой же я болван!

    Даниил навестил Ольгу. Он надеется, что не явился причиной их с другом ссоры. И узнает, что они рассорились.  Он ей сочувствует, а она спрашивает: А Вы со всеми женщинами вот так? Он удивленно: Как? Она с усмешкой: С родственной нежностью и братским участием! Я никогда не поверю, что женщины не чувствуют Вашей фальши! Она не верит, что он пришел просто поболтать. Он усаживается рядом: А Вы циничны, Ольга Гавриловна… Она вдруг взрывается, что думает, - всем им от женщин надо одно – получить свое. А дальше…  У нее опять слезы на глазах, а он понимает, что ее личная жизнь треснула, и начинает ей дурить голову. Говорит, что, видно,  судьба ей с другом расстаться, он ей не пара, и так ей даже лучше. Что она умная и сильная… Она плачет, что не умная  и не сильная, и не знает, что ей делать. Он: Может, перестать валять дурака, Ольга Гавриловна, и вернуться домой?  Она задумывается: Вы сейчас говорите как мой брат. И с подозрением: Но не знаю, стоит ли мне  верить Вам как брату? Он за ее спиной усмехается…

    Рома несет цветочки в комнату Саввы, но тот хватает его за плечо и спрашивает, что ему здесь надо. Ромашка, запинаясь от страха, лепечет, что Савва такой добрый и хороший – его приютил, что это ему в знак величайшей благодарности… Савва спрашивает, что у него с руками. Ромашка: Мерзнут… Савва выпинывает его с цветами из комнаты, ругаясь, что от цветов у него сенная лихорадка,  и в подтверждении чихает…

    Саша обнаруживает Любу, читающую какую-то бумагу и обвиняет: Опять шпионить изволите? Люба грубит: Что сказал? Саша требует ответа, кто скупает земли вокруг их железной дороги: Никто кроме Вас не мог выдать конкурентам наши планы! Она презрительно: Ложь! У меня и денег-то нет! Она начинает возмущаться, что ищет способы спасти семью, он ей отвечает, и они орут друг на друга, опять выясняя, кто разорил семью, и тут входит Надя и пытаясь их перекричать: Маменька! Саша! Пожалуйста! Сколько можно ссориться из-за денег?! Люба резко: А тебя это не касается! Твое дело - сторона.  Надя: А что я могу сделать? Люба ядовито: Ну конечно! Все, что могла,  ты уже сделала! Надя гордо: Это Вы… о чем? Я-то в чем виновата? Саша быстро просит Надю не вмешиваться – они сами разберутся: А то попадешь под горячую руку… Люба начинает попрекать Надю, что она Леонида выгнала, когда семье так нужна была ее помощь. Саша советует Наде: Не слушай ее. И горячо: Ничего не может быть хуже, чем жить с нелюбимым человеком!  Обнял Надю за плечи, мамаша же продолжила упреки, что Надя о семье не думает. Надя со слезами в голосе: Да что ж Вы, маменька! И выбежала из кабинета. Саша смотрит на мачеху с упреком…

    Даниил смеется, что уж точно ему, как брату, верить не стоит. Он начинает проникновенно рассказывать, какой он одинокий, и как завидовал всегда крепким семьям. Спросил, крепкая ли у Оли семья. Она подпала под его настрой и грустно сказала, что скучает по братьям, сестре и отцу: А с мачехой…. Боюсь, не поладим… Он: Не зарекайтесь! Предлагает ей выпить коньячка, она соглашается, он рассказывает, что отец ушел от них, когда он был маленьким, и лица его он не помнит, но с тех пор ненавидит его всей душой. Но жалеет, что ни разу с ним не поговорил… Задумался якобы грустно… И изрек с чувством: Знаете, возвращайтесь домой! Худой мир лучше доброй ссоры..  Оля размягчено: Спасибо… Но печально добавляет, что семья разорилась и дом теперь сдадут постояльцам, так что возвращаться ей некуда… Даниилу новость показалась многообещающей…

    Ромашка опять что-то мудрит,  но уже со статуей возле двери. Но саввина рука снова хватает его сзади, и тот вопрошает: Что Вы опять затеяли, а? Рома часто и испуганно мигает…

    Надя пришла к папе. Он сидит и рассматривает милые сердцу вещицы, будто прощается с домом. Она сетует, что он не заслужил покинуть дом. Папа шутит, что счастье не в стенах и мебели,  в том, чтобы быть отцом такой красавицы. Она обняла его. Он говорит, что главное – чтобы она была счастлива, тогда и он будет. И грустно: Вот так… моя милая…. Вышел из комнаты. А Надя уселась за его стол. И тут прибежал мальчик, сказав, что ее видеть хотят на конюшне. Надя обрадовано: Кто? Василий? Мальчик говорит, что сказывать не велено. Надя бежит на конюшню…

    Люба и Гавриил сидят в ожидании арендатора. Люба нервничает, что он опаздывает. Гавриил сомневается, надежный ли он человек, знает ли о нем жена. Та только отмахивается: Лишь бы денег дал! Входит Дронов в элегантнейшем сером костюме, надевает очки и радостно извиняется, что опоздал…

    Надя пришла на конюшню, и обнаружила там белого жеребчика, украшенного большим розовым бантом. Она умилилась: Чей ты, малыш? Откуда-то выскочил Лео: Он твой! Надя смотрит на него удивленно: Но именины мои прошли, а праздника не предвидится… Лео пафосно обещает ей, что каждый день ее теперь будет, как праздник. Разливается соловьем, обещает ее теперь катать верхом и возить к Ольге хоть каждый день – все, что она пожелает… Он уверен, что станет самым счастливым человеком на свете, и обещает, что каждый ее день будет счастливее предыдущего. Торжественно: Ты согласна? Надя думает, и видимо, вспоминает о своем долге перед семьей. Потом решительно: Да! Он подхватывает ее в эйфории, кружит, потом ставит на пол, обнимает, целует: Надя! Боже мой! Какое счастье! Надя с равнодушным лицом убирает с глаз упавшую прядку волос…

    Лиза убирает пыль в комнате. Сзади подкрадывается Паша и пугает ее. Она хочет уйти. Он садится за рояль, наигрывает мелодию и напевает: Не уходи, побудь со мною… Она продолжает стирать пыль. Он предлагает ей помузицировать. Она бесстрастно: Мы не обучены. Он предлагает обучиться. Снова наигрывает и поет: Сердце красавицы склонно к измене… Она не реагирует вообще, и он обиженно: Ты меня совсем не слушаешь! Лиза теперь похожа на взрослую женщину, разговаривающую с маленьким глупым мальчишкой. Она замечает: Мне работать нужно. Он дурачится. Воскликнув: Ты разбила мне сердце!, падает на диванчик как подкошенный. Почувствовал под собой что-то: Кажется я ранен…. Достал камень, бормочет: Что это за орудие? Сущий клад… Лизе надоело, и она решила все же уйти. Он увидел и вскочил: Ах! Куда Вы, мадемуазель! Бухнулся на колени и таким образом двинулся к ней: Умоляю Вас, не уходите! Останьтесь…  Лиза повернулась к нему, взмолилась: Павел Гаврилович! Ну зачем Вы дразните меня? Я ведь живой человек, не камень. Вы говорите,  а мне больно… Отвернулась: Из простых я. Не сделать Вам  из меня барышню, а стало быть, не судьба нам с Вами… Он так и застыл на коленях… Она пошла прочь. А талисман в его руке засиял волшебным светом. Паша встряхнулся, и глазами захлопал…

    0

    24

    Серия № 24

    Юля спит. Просыпается, ощупывает пустую подушку рядом, спросонья зовет Сашу… Села, и тут нашла в кровати свадебный портрет в рамочке. Явно видно, что стоит Саша, а вот рядом с ним невеста в фате, а разглядеть кто, не удается. Но, наверное, не Юля, потому что она в ужасе водит по невесте пальцем и шепчет: Нееет!

    Саша у себя в кабинете за делами. Входит Надя. Он ласково приветствует ее. Она целует его, и говорит, что тут еще пахнет горелым. Саша, глядя в свои бумаги, поясняет, что скоро они сдадут дом, и новые жильцы здесь сделают ремонт так, как пожелают. И обещает, что он работает над тем, чтобы у них появились деньги. Надя замечает, что деньги у них появятся раньше, чем он думает, и ремонт они сами смогут сделать… И выпаливает: Я завтра венчаюсь с Леонидом! Саша потрясенно отрывается от бумаг: Как? Завтра… невозможно…

    Ромашка говорит, что Савва вовремя появился, он как раз о нем думал. От невозможности ничего придумать, Рома врет на ходу, что эта статуя и Савва похожи как две капли воды, уговаривает его сравнить разрез глаз, подбородок, плечи и мускулистый живот. Савва с сомнением ощупывает свой живот, и отнекивается, но потом дает себя уговорить, и ему льстит такое сравнение. В результате он начинает самодовольно соглашаться, что может, и есть что-то общее, как вдруг статуя обрушивается прямо на Ромашку…

    Гавриил и Люба проводят Даниила по дому. Они ему рассказывают, что сын сейчас прокладывает железную дорогу, и семья должна быть ближе к нему, поэтому им приходится уехать отсюда. Даниил поддакивает, что он слышал об этом от Саввы, который приходит играть в заведение Поташова. Для Любы это является откровением.  Дронов хочет поздороваться со старым знакомым Саввой Евсеичем, но Люба отчего-то отказывает ему, сообщив, что Савва сейчас отдыхает.

    Платон пришел к Зарине и столкнулся там с Мариулой. Он ее знает, потому что имел дела с ее бабкой. Она усмехается: Это не ты у нее камень украл? Платон кривится: Нет, просто поносить взял. Она спрашивает, что ему нужно. Он говорит, что ему нужно знать, где дружок ее, Даниил, он у него кое-что забрал… Она отвечает с вызовом, что этого не знает, а даже если бы знала, не сказала. Платон угрожает, что это он сейчас и проверит. Зовет своих Амбалов.

    Лиза пытается уйти от Паши, говоря, что не судьба им. Но тут в его руке талисман сверкает ярко, и он хватает ее за руку: Лиза, постой! Она останавливается спиной к нему. Он: Я тебя никуда не отпущу! Поворачивает ее, целует, а она не сопротивляется, потом подхватывает на руки и кружит по комнате, приговаривая восторженно: Моя чудесная, моя Лиза! Остановился, смотрит ей в глаза: Я люблю тебя! Снова целует ее, потом гладит по лицу и выпаливает: Выходи за меня замуж! До того она смотрела на него с тревогой в глазах, но после этих его слов глаза ее вдруг засияли счастьем….

    Она отошла, встала спиной, смущенно улыбаясь: Что Вы сказали? Что Вы сказали, Павел Гаврилович?! Он, затаив дыхание: Ты согласна, Лиза? Она просто не знает, куда себя деть от волнения: Я…не знаю… то есть…. я согласна, Павел Гаврилович! Он опять вошел в роль: Хочу смотреть в твои глаза безотрывно, и говорить с тобой… Лизка млеет… И вдруг неожиданно: Приходи сегодня ко мне ночью. Я буду ждать тебя. Глаза ее потухли, она снова отошла от него. С горечью: Для чего? Хотите перед Богом и людьми меня женой назвать, а сами… Он вкрадчиво: Вот о свадьбе и поговорим. О твоем платье подумаем, какое лучше заказать… Лизе идея не по душе: Нет, не хорошо это, барин… Он дожимает: Не доверяешь мне? Думаешь, обмануть тебя хочу? Она оборачивается быстро, и горячо: Вы хороший, я знаю! Но чует мое сердце, не правильно это… Он холодно: Значит, не любишь. А если любишь, то верить должна! У Лизы на лице борьба… Он настойчиво: Так ты придешь? Лиза растеряно: Не знаю… Посмотрим… Уходит. И тут появляется Долли, она пришла помузицировать. Паша сидит на диванчике, в рассеянности подкидывает в руке камень, и бормочет, что музыка нервы успокаивает… Долли подходит, забирает у него талисман, сообщая, что это ее вещица, и она давно уже ее ищет. Он без сожаления отдает камень…

    Саша пытается уговорить Надю отказаться от этого брака. Говорит, что Лео плохой человек,  что его поступку нет оправдания. Надя начинает жениха защищать, и такое впечатление, что чем жарче она это делает, тем больше пытается уверить самою себя… Она говорит, что это была глупая, злая шутка. А Лео любит ее. Саша вне себя: Ну, знаешь! Приличные люди так не поступают! Потом уговаривает ее, что вступить в брак не так трудно, гораздо труднее потом его разорвать. Горько: Уж поверь мне! Просит ее подождать с браком. Но Надя его не слушает: Нет! Я все решила. Мы будем счастливы, я это чувствую! И прошу, приходи нас завтра поздравить. Он отвернулся от нее в тоскливом молчании…

    Ромашка лежит на полу, вытаращив на Савву  глаза и восхищенно повторяет бессмысленные слова о красоте неземной. Савва за него очень беспокоится, думает врача позвать. Прибегает Долли, и отправляет Савву чего-нибудь выпить для успокоения…

    Мариула обвиняет Платона, что он сам камень украл. Платон хватает ее за горло и требует сказать, где камень. Она его к Уваровым посылает. Платон удивляется, что это за драгоценность такая, что даже Уваровы за нею бегают. Требует сказать, что ее дружок выведал про камень. А Мариула заявляет, что не скажет, потому что ничего не боится. Тогда Платон кровожадно обещает, что на ее глазах ее тетке глотку перережет…

    Саша вошел к Юле, и она в сильном волнении дала ему в руки портрет. Он смотрит – обычное свадебное фото его и Юли… Саша недоуменно: Ну и что? Юля смотрит сама, и видит то же, что и он. Она в смятении, а он уговаривает ее отдохнуть. Просит прилечь, а он сейчас позовет к ней Лизу: Она посидит с тобой. Юля внезапно умоляет выпустить ее на улицу, ей нужно срочно отсюда выйти куда-нибудь, из этого дома… Он протестует: Я знаю, что тебе сейчас надо – оставаться в постели… Тогда она упрашивает его посидеть с ней. Он быстро: Прости меня, не могу, у меня сейчас совещание вкладчиков… И быстро уходит, а Юля испуганно смотрит ему вслед. Схватилась за голову и шепчет: Я схожу с ума…

    Долли сидит возле постели Ромашки, у него на лбу компресс. Он говорит ей, что не может этого сделать – поднять руку на человека. Она хнычет. Он клянется, что любит ее, но не может загубить чужую душу. Она пугает его, что не сможет быть рядом с ним, потому что Савва их застанет вместе и убьет. Он твердит, что не может… Она дает ему в руки кристалл, и велит зажать в кулаке, а тот будет ему помогать. Рома зажимает, зажмуривается, и обещает ей, что все для нее сделает…

    Лиза в романтическом настроении играет с перышком из подушки. Стешка спрашивает, чего это она отлынивает от работы. Лиза со счастливым и бесшабашным выражением лица делится, что Павел Гаврилович сегодня ее замуж позвал. Гордо: Любит меня. Стешка обалдела и даже помолчала немного. А потом предположила, что может, он смеется над ней. А Лиза уверена, что нет: Правду говорит. Спрашивал, какое платье хочу, какое не хочу… Стеша интересуется: А барыня знает? Смотри, косы тебе повыдергает!  Лиза сообщает довольно, что Павел Гаврилыч ее ночью к себе позвал. Стешка смеется: Так бы и сказала! Ну сходи, потешь его. Лиза вдруг впервые сомневается: А вдруг он только потешиться хочет? Стешка серьезно: Да… У нас с господами такая любовь… Сперва потешится, потом из дома выкинет…Убедила Лизку, та решительно: Нет. Не пойду. Думаешь, простит? Стеша легко: Простит. Погрустит, погрустит, и заснет. И тут Стеша спохватывается, что пора ей по делам идти, что-то она там обещала Любовь Евсеевне…Уходит,  а Лиза задумывается…

    Даниил осматривает комнату Саввы и пытается под шумок открыть шкаф – якобы у Саввы прекрасный вкус, и эту комнату он сестричке присмотрел… Но Люба ему этого не позволяет и уводит дальше. Даниил говорит, что ему нравится дом, и он готов ударить с ними по рукам. Старшие Уваровы очень довольны…

    Мариулу жаль тетку, и она решается открыть, что знает. Что сам камень никчемный, но на нем знаки какие-то, разгадать их надо.  А она ничего не знает об этом, рассталась с приятелем возле сфинкса, а куда он дальше пошел, не в курсе. Говорит, что ее друг рассудок потерял из-за камня.

    Стешка моется спиной к двери, отчего-то в нижнем белье. Стучат, она разрешает войти. Это Паша. При виде Стеши в неглиже он смущенно отворачивается и говорит: Я не смотрю. Где Лиза? Она прислала записку. Просила зайти. Стешка усмехается и продолжает поливаться водой: Просила? Заходите, подождите… Паша: Я смотрю, ее здесь нет… Стеша двусмысленно: Вы хорошо посмотрели? Паша: Да. Нет. Стешка с довольным смехом: Да или нет? Он тоже смеется: Ты бы хоть рубаху надела… Холодно. Стеша развлекается: Да я закаленная! Он уходит, а она ему в след: А Вы еще раз заходите. Еще посмотрите… Он вышел за дверь, остановился, ухватился за узел галстука и еле дух перевел…

    Даниил ушел, Гавриил радуется, а Люба говорит, чтобы не радовался  - не ровен час, передумает…

    Лиза на кухне моет полы. Там ее находит Надя и просит, чтобы она занялась цветами для венчания. Потом спохватывается, что Лиза занята, и говорит, что попросит Стешу. Лиза озабоченно: Выходит, простили его, раз решили… Надя уверяет ее, что Лео совсем другим стал, раскаялся. Лиза очень сомневается: Как-то странно это… Не знаю, бывает ли, что сперва один был, потом другим стал…  Надя горячо: Я верю, что он любит меня! Лиза еще больше сомневается: Не знаю, можно ли верить словам… Как в народе говорят: влюбленные ничего не видят и не замечают… Надя догадывается, что Лиза тоже влюблена. Лиза кивает. Они шушукаются, Наде очень любопытно, что он за человек, какие у них отношения: Ты целовалась с ним? Лиза смущенно кивает. Надя спрашивает, что она при этом чувствовала. Лиза мечтательно: Будто солнце светит…И ты чувствуешь, что сейчас сгоришь! Помолчала и решительно: И пусть сгорю, лишь бы он рядом был! Надя с жаром подхватывает: Точно! Ты так хорошо сказала.  А потом? У вас что-то было?  Лиза строго: Что Вы! До свадьбы нельзя! Надя задумчиво: Я тоже так думала… А как подумаю сейчас о брачной ночи, страшно становится…. Лиза улыбается…

    Юля внезапно проснулась. Села. Рядом конверт. Вскрыла, читает. Это от Саши, он пишет, что надеется, она его простит. Что он больше не может лгать – он полюбил их служанку Лизу, и чтобы не вызвать гнева родителей, они вынуждены уехать…Входит Люба. Юля летит ей навстречу и роняет листок. Люба в недоумении: Что случилось? Юля закрывает лицо руками и в отчаянии: Боже мой! Саша! Мой Саша где? Саша! С этими душераздирающими криками она выбегает за дверь. Люба удивленно смотрит ей вслед.

    Даниил крадучись, в пальто,  входит в спальню к Савве. Тот мирно похрапывает в постельке. Даниил только к шкафу потянулся, как в дверях появился трясущийся от страха Ромашка. Он осторожно крадется к постели Саввы. Даниил уже под кроватью, высовывает руку, чтобы забрать со скамеечки шляпу. Ромашка подбирается к этой скамеечке и осторожно кладет на нее талисман. Потом достает удавку, приноравливается и наклоняется к Савве. Внезапно тот открывает глаза и громко изрекает: Подожди! Ты не должен делать этого, мой мальчик! Ромашка моргает в ужасе…

    У Саши в кабинете собрались деловые люди, и он проводит совещание. Внезапно дверь открывается и врывается полуобезумевшая Юля. При виде Саши она с облегчением выпаливает: Саша! Саша, слава Богу, ты не уехал! Я знала, что ты не мог уехать! Он смотрит на нее с недоумением. Она показывает ему листок: Твое письмо… Он берет и читает, потом удивленно: Ты принесла список продуктов… Обнимает растерянную жену за плечи и уводит, а Гавриил продолжает совещание…

    Лиза в подвале снова сталкивается со Стешой и заявляет: Я решила – пойду ночью к Павлу Гавриловичу! Стешка: Иди. Потешится и забудет тебя. Лиза упрямо говорит, что любит его, и верит: Так чего же  ждать? Стеша поддакивает: Правильно. Тогда пошевеливайся, а то заснет твой Павел Гаврилович! Выходит и тихонько запирает снаружи дверь на щеколду…

    Рома винится и говорит, что все равно у него бы ничего не вышло.  Савва обещает его свести со своими друзьями, которые этим очень интересуются. Они просто не понимают друг друга, и долго говорят каждый о своем. Дронов под кроватью недоуменно прислушивается ко всему этому бреду, не забыв при этом вытянуть руку и забрать со скамеечки талисман. В результате выясняется, что Савва решил, будто Рома голубой и влюбился в него. И Савва проникся к нему жалостью, что не может ответить на его чувства. Потому что любит жену и вообще любит женщин, а не мужчин. До Ромы доходит, и он начинает нервно хохотать: Вы думаете, что я…. Какой ужас! Смех переходит в рыдания. Савва пытается успокоить его…

    Паша в своей спальне в халате. Стешка проскользнула в дверь и спряталась за занавеской. Павлуша не видел, кто вошел, и позвал: Лиза… Стешина голая рука высунулась призывно из-за портьеры. Паша отодвинул ткань: Стеша? Стешка призывно улыбаясь: Неужели Вы думаете, что Лизка, деревенщина немытая, на такое решится? Она дотрагивается до него и со страстным  возгласом: Ой, какой горячий! припадает к его губам,  а он особо-то и не сопротивляется, хотя и ничего сам не предпринимает…

    Платон уходит и велит своим двум помощникам следить за пленницами. За стеной Вася приходит в себя, и в полубреду произносит с трудом: Сейчас! Потом пытается сесть, и падает обратно в постель…

    Лиза хочет выйти, а дверь заперта. Она зовет: Эй! Кто меня запер? Стучит в дверь. Потом оглядывается, находит нож и подцепляет им щеколду. Дверь открывается, и она выходит из подвала…

    Савва велит Роме мужаться, и рассказывает ему трогательную историю, когда еще до Долли он влюбился в одну девушку, а она над ним насмехалась, и это было обидно… Рома рыдает, говорит, какой Савва чуткий:  И  как она могла так с Вами поступить!  Савва продолжает утешать, а Даниил под кроватью морщится…

    Лиза открыла дверь и оторопела, увидев целующихся Пашу и Стешу. Лицо ее помертвело. Паша принялся мямлить: Лиза, я сейчас все объясню… Сам не знаю, как это вышло… Делает шаг к ней, но Лиза кричит: Не подходите ко мне! Слышите? Не подходите! Убегает, а Паша подходит к двери, опирается на косяк с несчастным видом, Стеша стоит сзади и гладит его по головке утешающее...

    Юля лежит в своей постели с перерезанными венами. Входит Саша, видит картину и в ужасе начинает ее трясти: Юля! Господи, Юля! Она болтается в его руках, как неживая… Крикнув: Подожди, я сейчас! О Господи! Саша пулей вылетает из комнаты…

    Лиза, рыдая, быстро собирает свои вещи. Идет к дверям, а они опять плотно закрываются, и в комнате появляется синяя женщина. Лиза орет с ненавистью: Уйди с глаз моих! Я видеть тебя больше не могу! Та умоляюще сложила руки. Лиза бьется в дверь. Рыдает, потом оборачивается и зло кричит: А я все равно уйду! Нечего мне больше здесь делать. Обманула ты меня! Нет здесь моей любви! Призрак развел руками в попытке что-то сказать… Но Лизе теперь все равно: Здесь только грязь, ненависть и подлость! Я лучше умру, чем еще день проведу в этом доме! Свет померк, женщина исчезла, дверь открылась, и Лиза выскочила вон….

    0

    25

    Серия № 25

    У постели Юли собрались домочадцы, и врач сообщает, что ее душевное состояние неустойчивое, возможен рецидив.  Саша взволнованно говорит, что должно же быть какое-то средство. Врач отвечает, что лекарство для нее – покой, сон и забота, нужно только время… Люба невзначай замечает, что Юля может испортить Наде свадьбу непредсказуемыми действиями, и предлагает отправить ее в лечебницу. Даже Гавриила эта идея смущает: Люба, ну что ты говоришь… Но доктору она  приходится весьма по душе, он считает, что у Юли там будет покой и уход. Саша некоторое время подавленно размышляет, потом тяжко вздыхает и соглашается: Если нет другого выхода… Согласен…

    Злой Пашка приходит в комнату Лизы и Стешки, а Стеша там опять в нижнем белье. Она пытается снова на него воздействовать, но ему не до этого,  он требует сказать, где Лиза. Она говорит, что Лизы нет, она не знает, куда та подалась, вот только маменьке записку оставила… Читает по слогам, запинается, Паша отнимает у нее письмо, и дочитывает сам. Там сказано, что Лиза больше не может жить в этом доме, люди тут непонятные, чужие. И она уезжает в деревню. Паша нервно рвет листок и повторяет : Непонятные… чужие… Быстро уходит, Стешка кидается на закрывшуюся дверь с кулачками, и кричит отчаянно: Павел Гаврилович! Ну, забудьте Вы ее!

    Боря собирается ехать на квартиру  Глеба и говорит Варе, что нужно распорядиться делами брата. Она просится с ним. Он заботливо: Только этого тебе не хватало! Она целует его и шутливо журит, что, может, у него там какая-нибудь красотка… Он нежно: Ну что ты… Разве я найду кого-нибудь лучше тебя… Они обнимаются….

    Надя прибежала к Оле и хочет с ней поговорить. Взволнованно выпаливает: Оля, я выхожу замуж за Леонида! Мне кажется, это ужасная ошибка…

    Мариула хотела стянуть связанными за спиной руками нож у спящего бандита, но он проснулся, и давай ее пугать…

    Даниил у сфинкса, вставил кристалл в отверстие в постаменте, нижний камень выдвинулся, он достал оттуда деревянную трубочку, и вынул лист бумаги. Читает… Недалеко от него Платон прячется за деревом…

    Домочадцы провожают доктора вниз по лестнице. Саша волнуется, что лечебница – это все же слишком… А Люба считает, что надо Юлю отправить туда немедленно. Саша протестует, что отвезет жену туда сам. Гавриил напоминает ему, что тогда он опоздает к свадьбе. Саша решает, что пусть Юля пока спит, а он ее отвезет, когда гости разойдутся.

    Лиза не в деревне, она у Касси. Та бегает по комнате и переживает, что Платона не было всю ночь, как бы с ним чего не приключилось. Лиза тоже в слезах, она завидует, что Касси есть кого ждать… Они откровенничают, и Касси догадывается, что Лизу обидел Паша. Лиза рассказывает, рыдая, что Паша ей ласковые слова говорил, а сам со Стешей… Касси утешает, что люди часто сами не знают, чего говорят. Лиза упрекает Касси, что она ей сама ее уверяла, что Павел Гаврилович – ее судьба, и через любовь с ним она тайны дома узнает. Касси сетует, что дар потеряла, утешает Лизу и вспоминает, что ей может помочь цыганка Зарина.

    К Варе пришел давешний господин, что пытался Ольгу выгнать за неуплату. Он хотел поговорить с Борей, но того дома не оказалось. Поэтому попросил передать ему, что его квартирантка денег не платит – не хорошо это… Варя потрясена… Он хочет уйти, но Варя останавливает его, и требует объяснений…

    Оля пришла в дом Уваровых. Надя встретила ее в холле. Надя умоляет Ольгу придти на ее свадьбу Ольга опасается гнева родителей и расспрашивает Надю о Лео. Та со слезами в голосе говорит: Я его не люблю! Я думала, что люблю, а теперь люблю другого… Оля: Кого? Надя дрожащим голосом: Не важно, уже поздно, он уехал… К другой отправился, и подарок мой мне вернул… Оля обнимает Надю: Подожди! Как же ты пойдешь за Леонида, если любишь другого? Надя начинает ей говорить про свой долг и помощь семье, но Оля перебивает, - при чем здесь семья и деньги? – Любовь должна быть взаимной! Надя выпаливает в сердцах: Много ты видела радости от своей любви с Борисом! Ольга закрывает лицо руками, и горько плачет. Надя пугается, обнимает и просит у нее прощения.  В этот бурный момент появляется Люба и гневно восклицает, как это Ольга посмела явиться в дом?! Надя с вызовом выкрикивает, что это она пригласила Олю, и что это ее свадьба и сестра обязательно будет там. Люба пытается вставить, что подумают люди, но Надя кричит на это: И пусть катятся все! Ольга – моя сестра! Оля целует Надю на прощание и говорит растроганно, что всегда  будет с ней сердцем. Уходит. Люба зло смотрит ей вслед, а Гавриил отвернулся в сторону с мрачным лицом…

    Бандит угрожает женщинам, и тут стук в дверь. На пороге Касси. Бандит узнает в ней гадалку. Она тут же ориентируется и придумывает, что ей было видение о том, что тут умрет кто-то. Такой здоровый мужик… Он спрашивает, не похож ли на него. Она говорит, что смутно видела, и хочет взглянуть на его приятеля. Оттесняет его от двери, и тут выныривает откуда-то Лизка,  отличным хуком сбивает мужика с ног, и он летит кувырком вниз с лестницы…

    Даниил радостно хихикает, но тут подскакивает Платон, бьет его, хватает бумагу и убегает. Даниил очухивается, поднимается и несется вдогонку…

    Оля вернулась в квартиру. И тут входит Варя.. Они стоят друг напротив друга,  пристально изучая ...

    Саша отправляется еще раз в потайной ход подвала. Снова рассматривает надпись ГРИ. Слышит звуки и возвращается. Там Гавриил пришел за бутылкой вина - слуг не найти, в доме суета. Папа интересуется, что это сын тут делает, потому что им уже скоро ехать на венчание. Саша говорит, что у него Юля из головы не идет. Плоха она очень… И ему как-то странно, что все происшествия в доме связаны с Юлей и Лизой. Папа замечает, что он очень изменился – раньше постоянно подшучивал над потусторонними силами, а теперь сам поверил. Саша задумчиво отвечает, что все люди со временем меняются. Но папа просит сказать напрямик – он удивлен - при чем здесь Лиза. Зачем Саша со служанкой об этом говорит? Саша в отчаянии: Да хоть с чертом! Мне нужно знать, что с женой творится! Папа не одобряет, ему кажется ,что Саше лучше молчать, потому что неровен час, узнает мачеха, что он привидения гоняет, и леонидовы деньги тут не помогут… Уходит в досаде. А Саша слышит странные звуки из подземелья, идет туда снова, там пылает огонь, и на стене вместо букв ГРИ выцарапано отчетливо НАЙДИ ЛИЗУ…

    Юля пришла в себя и слабым голосом стала требовать Сащу. Ульяна ласково ее уговаривает успокоиться, он сейчас придет, но Юля только и твердит, что Саша ей нужен немедленно. Она плачет и умоляет, Ульяну пугает ее состояние. Юля видит свои запястья и не понимает, что это. Оказывается, она ничего не помнит. Ульяна напоминает ей про пожар, и Юля рыдает в отчаянии, что это она подожгла Сашу, а сама этого не помнит. Ульяна говорит, что и слава Богу, что она ничего не помнит… А Юля требует и требует Сашу, заливаясь слезами. Ульяна тоже плачет от сострадания и обещает его позвать…

    Даниил несется за Платоном и почти настигает. Тот прыгает с моста на лед реки. Льдины раскалываются у него под ногам. Платон летит в полынью…

    Саша нашел Пашу в его комнате, стоящего перед зеркалом в каком-то мрачном ступоре с поднесенной к воротнику бабочкой. Саша говорит ему, что не понимает, что происходит: Ты не скажешь мне, где Лиза? Паша выдавливает, что Лиза у них больше не служит: Надоели мы ей, вот и ушла… Саша волнуется: Куда? Ей идти-то некуда! Паша медленно отходит от зеркала с мрачной миной: Саша… Это я во всем виноват. Спохватывается: Это не то, что ты думаешь! Говорит, что не дотрагивался до Лизы,  у них ничего не было, кроме поцелуев. Запинаясь: Мы со Стешей…. А Лиза это увидела… Обиделась и ушла… Смущенно и с недоумением: Я имел неосторожность предложить Лизе руку и сердце…Саша глаза выпучил: Что? Паша жалостливо: Не знаю, как это получилось… Но я был совершенно искренним! Обращается  к брату с недоумением, но как-то равнодушно: Саша… Понимаю, она премилое создание. Но что ты с ней носишься? Она как приехала в Петербург, так и уедет. Обращает внимание на свою бабочку и начинает ею заниматься: А почему ты не одет? Надя нас ждет.. Саша всю эту речь прослушал молча, стоя позади Паши и глядя ему в затылок с непередаваемым ироничным выражением лица, в который раз поражаясь своему родственнику…. На последних Пашиных словах он слегка кивнул головой: Да-да…

    Варя расспрашивает Олю о своем муже. Та говорит с достоинством, что любит Бориса. И что пожертвовала своей репутацией и честью семьи ради него, стала его содержанкой. Варе делается плохо, Оля спохватывается и просит простить ее, потому что той нельзя волноваться. Варя с горькой усмешкой: Так Вы и это знаете? Оля рассказывает, что была на похоронах и все слышала. Говорит, что была там тайно, потому что Борис сказал ей, что ему тяжело, и никто не может его утешить, и она хотела быть с ним… Варя повторяет тихо и потерянно: Никто не может утешить… Оля добавляет, что об их отношениях она знала только по его рассказам. Варя умоляет ей передать, что муж говорил об этом – она должна это знать. Оля рассказывает, что Борис говорил про жену, что она холодная и бессердечная, и женились они без любви, и живут без любви, это просто выгодный союз… А когда она увидела их вместе в парке, поняла, что он ей лгал. Варя потрясенно: Он лгал нам обоим…

    Борис разбирает бумаги брата у того на квартире. Туда пришел испуганный пожилой ювелир и принес деньги в конверте -  ведь Борис объявил, что он займется делами Глеба, вот он и просит его защитить.  Борис поражен: От кого я должен Вас защитить? Ювелир: От злых людей… Все мы платили за это Глебу Иосифовичу…

    Второй бандит нападает на женщин, но тут выползает из каморки шатающийся Вася, бьет его как следует, и валится тут же без чувств. Но бандита отрубить сумел-таки…

    Люба сжигает на подносе  свадебное фото Юли и Саши, где Юля вся зеленого цвета, и письмо. Это видит вошедшая потрясенная Юля: Что Вы делаете?! Эта фотография… и ужасное письмо… Это Вы устроили! Люба холодно кивает. Она откровенно выкладывает, что если Саша узнает, что Юлины земли ей принадлежат теперь, захочет отобрать. А так все поверили, что ты повредилась умом, и тебя скоро здесь не будет… Юля рыдает: Это Вы подожгли кабинет, опоили Сашу… Люба качает головой и говорит,  что нет, это в ее планы не входило. - Зато теперь все думают, что это сделала ты. Юля кричит: Это Вы безумная, а не я!  Люба довольно заключает, что теперь ее дельце выгорело. Юля кричит и заламывает руки, а она цинично интересуется, не опилась ли она опять опия. Юля твердо заявляет, что больше опий не принимает. Люба насмешливо признается, что она все равно добавляет ей его время от времени в питье. Оттого она такая странная. Юля рыдает в отчаянии, она уже на грани обморока: Я всем расскажу, какое Вы чудовище!  Люба с презрением: Не успеешь, милая! Вон, еле на ногах стоишь. Сядь!

    Платоша барахтается в полынье.  Даниил спрыгивает на лед. Платон просит его помочь, обещает отдать ему вещицу. Дронов с огромным трудом помогает ему выбраться и просит вернуть обещанное. Но Платон обманным путем бросает его туда, где только что был сам, произносит с сочувствием: Не обессудь, брат. Двоим нам на земле тесно будет… Даниил пытается выкарабкаться, но все напрасно…

    Юля говорит задыхаясь, с огромным трудом, охрипшим голосом: Вообразили себе… что  можете управлять…. людьми… как куклами…  И  падает в обморок. Люба звонит в колокольчик, приседает возле Юли, проверяя пульс. Приходит Стеша. Люба посылает ее за доктором и просит послать нарочного в лечебницу, чтобы Юлю забрали немедленно. Стеша спрашивает удивленно: Вы не останетесь? Люба: Я? Я не могу, мне на свадьбу дочери надо. Стеша медленно идет прочь, оглядываясь на Любу через плечо…

    Варя собирается выгнать из дома Борюсика нынче же..  Но Оля воодушевляется местью, ей кажется, что это не интересно, он должен страдать, как она страдала.  Варя замечает, что для этого нужно любить, как любили они, а он на это не способен. Оля со мстительной улыбкой поясняет, что он способен на любовь – к себе! Варя соглашается. Оля уже строит планы мести – для начала она вернет себе то, что он у нее отнял. И просит Варю для этого повременить, не выгонять его пока. Варя согласна ждать столько, сколько нужно.

    Борюсик гневно заявляет, что его брат был на государственной службе, был честным человеком и потомственным дворянином. Требует от ювелира убираться вместе с его деньгами. Тот идет к двери, но останавливается там, и тихо на прощание: Покойный, хоть и братом Вам был,  но тому кто его убил, я уверен, будет прощен этот грех. Ваш брат был ненасытный упырь, обирал и держал в страхе честных тружеников. Гореть ему в адском пламени!

    Даниил просит помощи, а Платон убегает. Дронов совершенно выбивается из сил…

    Церковь. Довольная  Люба шепчется с Лео о том, что все у них идет по плану, все, как они задумали, будет, и станут они железнодорожными магнатами…

    Вася снова в полуобмороке, возле его постели столпились все женщины, Лиза пытается допытаться у него, кто его ранил, говорит, думала, что он в Белогорье. Мариула, утирающая Васе лоб, властно заявляет Лизе, чтобы она оставила его в покое: Чего пристала, как банный лист? Видишь, плохо ему!  Вася бормочет еле слышно: Помоги…. Наде… помоги…

    Церковь. Пришла Ольга, мачеха шипит о позоре и негодует. Надя заявляет: Если Оля не останется, я уйду вместе с ней! Просит отца сказать маменьке об этом. Папа уверяет дочку, что она здесь главная и все будет, как она захочет. Надя благодарно обнимает его. Гавриил при всех расцеловывает Ольгу, а Савва очень радуется, какой молодец Уваров. Люба опять шипит, что не понимает, чего муж добивается – чтобы для Нади закрыли двери всех приличных домов?

    Хмурые Паша и Саша молча стоят в церкви рядом в сторонке. Паша, взглянув на Сашу, тихо: Все о Лизе думаешь? Саша неприязненно: Да если и так, тебе-то что? Паша безразлично: Ничего. Но все же не забывай, что она всего-навсего служанка. Саша возмущенно: Если бы ты попал в беду, она бы помогла. А ты ее оскорбил! И в ус не дуешь… Пошел прочь, а Паша за ним: Я уже покаялся. Улыбается широко. Продолжает: Не будем портить Наде праздник своими хмурыми лицами. Саша останавливается и усмехается: Конечно. Ты можешь улыбаться, как ни в чем не бывало, когда по твоей вине кто-то страдает! Паша еще сильнее улыбается, уже с оттенком насмешки: Да ты влюбился, братец! Саша тихо, приподняв бровь: Опять за свое… Вздор! Отведя взгляд: Вздор…. Паща мотает головой, проницательно: Как бы не так… Саша берет себя в руки и бодро: Лиза у меня работает. Я не могу спокойно к этому относиться. Ее надо найти, вот и все. Паша: Надо, но к чему так спешить? Он говорит, что может, она уже давно в деревне у себя в избе чай пьет. Саша задумывается: В деревне…. В деревне… Душновато здесь. Выйду я… Уходит…

    Лиза продолжает пытаться выудить у Васи хоть что-то, а все ее одергивают, что ему больно слова произносить, и активнее всех ведет себя Мариула.  Но Вася сам не умолкает: Помоги… Леонид… обидел… Лиза в волнении: Леонид обидел Надю? И ей надо помочь? Да? До нее доходит: Боже мой… Это он тебя ранил? Боже мой, Надежда Гавриловна должна все узнать!
    Папа с Надей. Он говорит ей ласково, что хочет, чтобы она была счастлива, а он будет радоваться, глядя на нее, да внуков поджидать… На этих словах Надя оглядывается на Лео, стоящего с гостями. Потом решительно говорит отцу: Все так и будет, папенька!

    0

    26

    26 серия
    Вася снова стонет и просит Надю спасти от Лео, а Лиза снова рвется предупредить барышню о том, что ее жених чудовище. Лиза всем объявляет, что идет к Надежде Гавриловне, потому что медлить нельзя – свадьба у нее сегодня. Касси соглашается, что Лиза идет к Наде, а она сама в полицию – чтобы бандитов пришли забрать. Вася все порывается сам идти, но Лиза упрашивает его не вставать, и обещает, что все сделает сама.

    Надя и Лео, каждый в своей группке гостей, ожидают начала венчания. Паша посматривает на них с кислой миной. Савва восторженно напоминает Долли, как они здесь же венчались. Какие-то девицы шепчутся, что шафер жениха – сам князь Оболенский! Ольга оглядывается по сторонам и везде видит счастливые парочки. Ей становится дурно, он прикрывает глаза… Савва так расчувствовался, что попытался чмокнуть Долли, но она резко дернулась от него  назад, и уронила стойку со свечами. Пронесся тревожный шепот, что это плохая примета, а девушки принялись неистово креститься…

    Борюсик трясет книги в поисках больших денег Глеба, но находит там какую-то жалкую завалящую банкноту. Ищет дальше и приговаривает нетерпеливо: Глебушка, ты же был небедным человеком… Если ювелир не врал, конечно… Ну, где же твое богатство-то? И вдруг видит -  из-под картины что-то высовывается… Подошел, отодвинул ее от стены и замер…

    Бездыханную Юлию двое санитаров перекладывают с пола на носилки, а нарядная Стешка над ними командует. Они велят ей побыстрее собрать вещи больной, и вынести им…

    Платон снова крадет у Даниила талисман и швыряет того в воду. Он уходит, а Дронов выбивается из сил. И когда он уже плавает лицом вниз, как утопленник, появляется его папаша. Зацепив Дронова за одежду, он тянет его с натугой, и радостно приговаривает: Успел! Слава Богу! Рано тебе.. еще умирать… Вытащил, а Даниил почти без сознания…

    Платон вернулся домой в своей шубейке совершенно окоченевший. Достал непослушными пальцами из кармана талисман, долго любовался, а потом взял, и  в чайник его засунул, потому как ничего больше на ум не пришло. Подошел к зеркальцу, уставился на свою физиономию, да вдруг парализовало его… И пошли у него яркие всполохи воспоминаний его деяний -  как кинулся с ножом на старую цыганку…, как душил Лизку в конюшне…. , как прирезал Глеба…, как швырнул Дронова в прорубь…  Мрачно глядя на свое отражение, заговорил он медленно, как приговор зачитал себе: Не простит тебя Господь…. Гореть тебе в аду, Платон, за грехи твои… И в ту минуту вошла Касси, увидела его лицо и ужаснулась: Что с тобой! Подошла и обнаружила, что он мокрый весь, заволновалась: Ты что, в прорубь упал, что ли? А он уставился на нее потрясенным взглядом…

    Полиция пришла к цыганкам забирать бандитов. А Зарина с Мариулой уже такие гордые, да смелые, рассказывают, что с негодяями  еще один был, да утек. И в бандитов плюются. Только полиция ушла, вылез Вася из-за занавески. Решительно заявил, что ему надо с барышней повидаться. Они его уговаривают: Очумел, что ли? У него кровь сочится, а он собрался идти куда-то… А Вася твердит упрямо: Надо спасти Надежду Гавриловну… Видят они, что его не уломать, и Зарина просит Мариулу налить ему на дорожку ее настоечки, для придания силы. Он послушно выпивает, и через пару шагов валится им на руки, а они его относят в кровать…

    В церкви. Надя подошла поговорить с Олей, заметив, что та плакала. Надя радуется, что у нее свадьба, как они вместе когда-то с Олей мечтали – все красиво, волшебно, как в сказке… (а я чего-то не поняла – недавно она еще этой свадьбы вроде не хотела и согласилась только из чувства долга, а что теперь радуется? ох уж эти непостоянные женщины…) Папа пытается увести Надю, но она не хочет бросать сестёр, и просит еще немножко подождать. Она видит, что Оля закручинилась еще больше и горячо уверяет ее, что у нее тоже все будет хорошо. А та: Не будет. Приложила руку к груди: Здесь холодно и пусто…Не могу я Бориса из сердца выкинуть! Надя не знает, как еще утешить сестру: Я тебя очень люблю! И тут папа настаивает, что время пришло, и уводит Наденьку к алтарю…

    Санитары уносят Юлю, и тут врывается Лиза с криками: Где Надежда Гавриловна?  Стеша с удивлением: А что ты тут делаешь? И добавляет, что в церкви она, на венчании. Лиза взволнованно верещит, что остановить надо венчание: Я должна ей всю правду о женихе рассказать! Стешка схватила Лизу за руки и не пускает. Лиза отчаянно вырывается, и эту драку застают санитары. Стешка орет, чтобы они ее забрали, что она с детства припадочная, а тут ее барыня выгнала из дома, так она решила отомстить. Лиза кричит, что все неправда, и вырывается, и все повторяет, что нужно венчание остановить. Санитары, видя такое дело, верят Стешке и хватают Лизу под руки. Тащат к выходу, и вдруг возле Стешки появляется одноглазый. Лиза, увидев его, кричит только ему: Спасите меня! Он чуть улыбается ей и подмигивает. Санитары тащат упирающуюся девушку, и впопыхах не замечают, что кто-то подставляет им ножку… Они валятся на пол, Лиза освобождается, и несется прочь, но в последний момент оборачивается и ищет взглядом своего спасителя… Но уже и нет никого… Она убегает…

    Венчание в разгаре… Священник читает молитву и надевает сперва кольцо на палец Нади, потом Лео. И, вроде бы, он уже надел его, а оно вдруг со звоном падает на пол… И снова шепот проносится по церкви… Павел косится на молодых… Рядом с ним девушки тревожно шушукаются: Все это не к добру! Столько знаков сразу… Не видать молодоженам счастья! Паша подошел к отцу, тревожно: Отец, не нравится мне это… Но Гавриил как всегда благодушно настроен: Не будь суеверным! Но Паша не может успокоиться: Чует мое сердце – Наденька не будет счастлива… Может, остановить церемонию, пока не поздно? Тут Гавриил затягивает любимую  песню, как всем им нужны капиталы Лео. И добавляет ехидно: Рысаки твои, чай не бесплатно достаются… Паша скуксился обиженно: Спасибо, что верите так в меня! А папа учит, чтобы он привечал теперь Леонид Максимыча… Паша задумчиво: Стало быть, наше благосостояние только от него зависит? Папа в ответ: Стало быть, так… И Павлуша на том понуро замолчал…

    Борюсик снявши картину, любуется здоровенными пачками денег, заткнутыми за ее нижнюю раму. И тут слышит шаги. Быстро отворачивает картину задником к стене. Входит Оля. Он радостно вскрикивает: Оля! Вот это сюрприз! А она опять ему выговоры пришла задавать. Хочет в глаза ему посмотреть, требует сказать ей правду, что он не собирался от жены уехать, и бесстыже ей лгал. Он принялся себя выгораживать, и опять у них все пошло по привычной нам схеме. Она обвиняет, он лихо отбивается, она не верит… Она в меланхолии, а он скачет, как горный козлик…Ну а закончилось все это тоже в старом стиле – она ему заявила, что ненавидит, а он попросил повторить. Она повторила, а он полез целоваться. Она сперва понаслаждалась, потом отодвинула его… Несильно… И повторила снова, что ненавидит. Он расцвел победной улыбкой, а она ему улыбнулась в ответ…

    Платон, стуча зубами, быстро придумал, что на реке ребятишки играли, один упал в полынью, пришлось вызволять. Касси принялась его раздевать, скороговоркой рассказывая, что с Лизкой ходила к цыганкам, а там бандиты оказались… Платон в тревоге перебил: Не обидели? Касси легко: Нет, все по-доброму получилось! Они в участке… Платон машинально повторил: В участке… Касси принялась его, по пояс голого,  активно растирать полотенцем, как вдруг он остановил ее: Постой, Кассанда… Не заслужил я твоей доброты… Она остановилась, глядя на него удивленно… Он со смесью горечи и нежности: И тебя не заслужил… Они стоят близко, и глядят друг другу в глаза… Платон потянулся к ней губами, и почти коснулся…

    Папаша дроновский оттащил сына к кирпичной стене, и орет: Кто-нибудь, помогите! И сыну: Держись! И снова зовет на помощь, и пытается растирать полумертвого Даниила…

    Борюсик в возбужденном состоянии, что денег привалило, радужно расписывает, как они с Олей будут счастливы. И предлагает сбежать отсюда в Париж, например. Говорит, что Глеб был богат, а теперь все богатство перешло к нему. Оля в ужасе от того, что он готов бросить жену с еще неродившимся ребенком. Борюсик бодро замечает, что детей надо рожать с любимыми женщинами. Оля еще больше ужасается: Какое же ты чудовище! Она понимает, что он и ее может так же бросить с еще неродившимся младенцем. Он пылко: Никогда! Клянусь! Ольга встает и быстро покидает его, а он кричит вдогонку: Оленька! и радостно смеется…

    Обряд венчания продолжается. Священник спрашивает по очереди жениха и невесту, нет ли у них обязательства перед другими. Оба, не колеблясь, отвечают отрицательно. Савва умильно обращается к Паше, как хороша невеста, и какого хорошего жениха ей Бог дал. На последних словах Паша на него глянул таким волком, что Савва резко замолчал… Венчание в разгаре…

    Вася, придя в себя, лежа в постели, говорит с тоскою, что видно, не судьба ему с Надеждой Гавриловной увидеться… Мариула спрашивает, о  Наде, верно красивая она? Вася поэтично: Как ясно солнышко – глаз не оторвать! Без нее мне не жить! Мариула вздыхает: Меня б так кто любил… Вася не верит, что ее не любят. Она говорит, что кабы любил, не отпустил бы… Вася переключается на болезненную тему и заявляет, что Надежда Гавриловна из богатых, и он ей не пара. Мариула возражает, что человека любят за красоту и ум, а не за богатство… Вася: Верно… Мне бы только ее голос услышать… И тут Мариула кааааак поцелует его! Вася аж обалдел, и смотрит на нее недоуменно…

    Народ собирается возле Даниила и его отца. Мимо идет Ольга и,  услышав крики, сворачивает к ним…

    Платон пытается поцеловать Касси, но она отдергивается: Не могу я, Платон, так… Он усмехается невесело и говорит мягко, чтобы не боялась – он свое слово сдержит… Она смущенно: Ты хороший человек. Я хочу тебя полюбить, только срок дай… Он проницательно: А что, был кто прежде? Она уклончиво: Я очень любила одного человека, а он не отвечал на мои чувства… Платон засуетился вдруг: До сих пор по нему сохнешь? Небось, он  из Уваровых? Ожесточенно: Павел? Касси: Нет! Он настойчиво: Александр? Касси не нравится его допрос, и она уклоняется от ответа. Платон зло: А, значит, Александр! Забегал: Не одну тебя они обидели… Гнилая семейка! И как-то совсем по-детски, с обидой: А Александр твой - дурак дураком! Касси смотрит на него с доброй улыбкой: Смешной ты, Платоша! Забрала его одежду и унесла. Он опешил и смотрит ей во след…  Поскорее бы, а то никак не дождемся, чтобы Лиза с Сашей вместе принялись хотя бы скрываться от душегуба…

    Ольга подошла, говорит, что знает этого человека. Тут папаша радостно на нее и сбагрил сыночка. Говорит, раз знаете, вот и забирайте к себе, приютите на время. Она решительно назвала свой адрес, чтобы Даниила отнесли к ней домой,  его подхватили на руки, а папаша остался, тиха повторяя про себя ее адрес…

    Вася пораженно: Ты чего? Ты зачем? Мариула со смущенными смешками: Хотела помочь тебе невесту позабыть… Вася проницательно: Может, сама хотела забыть кого? Мариула: Может, и хотела… И снова тянется губами к Васе. Но Вася не хочет: Ты очень красивая, но… Она застыла над ним: Ну что? Отодвинулась и покорно: Хорошо. Правду говорят – если любишь кого, хоть всех перецелуешь, а ничего не изменится… Уныло: Вот мы с тобой и проверили… Он молча смотрит на нее. Она успокаивает: Не волнуйся, это я сдуру. И говорит, что уходит. Он интересуется, куда. Она говорит, что за лошадкой – ему же надо к невесте отправляться. Вася расчувствовался: Спасибо! Век тебя не забуду! Она, уже выходя, задержалась на секунду: А я тебя. Вышла, а он глубоко задумался… (ой, не к добру Мариула ему такие мысли в голову заронила… Не ровен час, с горя решит с ней утешиться ….

    Варя вернулась домой, и Борюсик набросился на нее с поцелуйчиками.  Она удивляется, что стряслось. А у него рот до ушей: Просто так, настроение… Она сообщает ему, что родители прислали письмо, зовут их в свое поместье.  Спрашивает, когда они едут. Он говорит, что поедет она, а он позже. Объясняет это делами, которые оставил Глеб. Она заявляет, что тогда тоже подождет. И предлагает ему помочь. Он отказывается, что все сделает сам, тем более, что скоро уедет. На несколько недель, или месяцев… Видно по нему, что у него эйфория от богатства и свободы от финансов жены… Она поднимает бровь, и говорит, что хочет с ним. Он отказывает, потому что ей надо беречь их будущего ребенка. Она жалуется, что нехорошо опять отставлять ее одну. Он настаивает, что должен закончить дела – это вопрос их семейной чести. И добавляет: Уезжаю завтра. И просит у нее денег на дорогу, и хочет их получить как можно скорее. Она вроде как подыгрывает его шутливому тону, но еле сдерживается. Сдержалась и тут: Ну конечно! Ты их получишь! Целует его страстно, отстраняется и смотрит испытующе в его глаза…

    Даниил в постели под одеялом, и картины недавно происшедших событий проплывают перед ним, как бред… В конце он видит размыто папочку, который изрекает: Ничего в мире не пропадает бесследно, и куда-то удаляется… После чего Дронов окончательно приходит в себя.

    Венчание продолжается. Павел не выдерживает, и говорит Гавриилу тихо: Извини, отец, но я не могу на это смотреть спокойно… Уходит, а отец шепчет вслед недовольно: Павел, куда? Вернись! Но тот не хочет ничего слышать…

    Лиза бежит бегом вдоль длинной ограды церкви, но у ворот ее перехватывают санитары, возглавляемые торжествующей Стешкой, и запихивают в санитарную карету, не смотря на ее отчаянные крики и сопротивление. Стешка злорадно: Что надрываешься? Я ж говорила, припадочная! Карета трогается, и крики затихают вдали…

    Венчание завершено. Все поздравляют новобрачных, особенно радуется мамаша. Гавриил желает им детишек, и Лео довольно заявляет, что хочет трех-четырех. Надя с улыбкой: Да, милый, я теперь твоя жена, и буду во всем тебе подчиняться!

    Даниил просыпается на диване, а в ногах у него прикорнула Ольга, которую он тоже разбудил. Он удивлен и ничего не может понять, как здесь оказался. Путано начинает о чем-то спрашивать. Она его поит каким-то гадким отваром, он интересуется, где его одежда. Она говорит, что сушится. Он бормочет, запинаясь, что в одежде одна вещь… Она перебивает, что все ему вернет, когда высохнет. Неожиданно он на минуту застывает: Как же… Вы красивая, Ольга Гавриловна! И опять отвлекается на свои проблемы, просит у нее бумажечку, хочет все записать… Она обещает, что даст ему бумажечку, но тут докладывают, что к ней пришли. Она выходи из комнаты и плотно закрывает дверь.  Ждет в коридоре. Влетает стремительно Варя в темных одеждах и  шляпке с вуалью. Молча с размахом лепит Оле пощечину. Оля вскрикивает, а Варя сверлит ее горящими ненавистью глазами…

    Все гости переместились в дом Уваровых. Мама ловит Пашу и корит его за то, что он ушел посреди венчания. Тот отвечает: Я не мог смотреть, как наша Наденька и этот скользкий тип… Маман перебивает, что дети любят друг друга и требует не мешать их счастью. Тут возле них появляется Надя, Паша подхватывает ее на руки и кружит точно также красиво, как кружил давеча Лизу. Ставит ее на ноги: Поздравляю, сестренка! И сдержанно протягивает руку Лео для рукопожатия, которое тут же и состоялось… Гавриил говорит, что идет в погреб за шампанским, но Паша вызывается сходить сам, подальше от всего этого…

    За колонной прячется Вася. Его обнаруживает Ульяна и удивляется, что он вернулся. Вася сообщает ей, что ему надо с Надеждой Гавриловной поговорить Ульяна: Потом поговоришь! У нас свадьба  - Наденька и Леонид Максимович обвенчались. Вася смотрит и видит, как Надя и Лео стоят в стороне от всех, близко-близко друг к другу, и не отрывают друг от друга глаз… Ульяна вздыхает тяжко: Намучается она с ним, горемычная…. Пойду я… Она уходит, а несчастный Вася видит, как Надюша счастливо улыбается своему жениху, держа его за руки. И от боли закрыл он глаза….

    Касси занимается хозяйством, пытается из чайника воды налить, но что-то мешает. Достает оттуда талисман, верит в руках, гладит и улыбается…

    В темноте больничной палаты спит Юля. Врач сообщает тихо сиделке: Запомните, эта пациентка под особым присмотром! Уход и забота круглые сутки.

    Лизу в ночнушке втолкнули в палату, и заперли дверь. Она стучит по ней кулачками и кричит: Это ошибка! Выпустите меня отсюда! Слышит позади себя шум и оборачивается. Палата полна кроватей и безумных женщин, которых ее вопли и стук выводят из равновесия, они устремляются к двери, и начинают тоже кричать и стучать, а Лиза в ужасе затихает и только трясется…

    0

    27

    27 серия

    К Ольге стремительно подошла Варя, и молча влепила ей отменную пощечину.

    Касси смотрит на талисман. Усмехается невесело: Дар-то мой не вернуть…Даже ты не можешь помочь…. Положила его на стол, сложила руки и оперлась о них подбородком, не отрывая от него взгляда…

    Люба отвела Надю в сторонку и радостно благодарит ее, называет нашей спасительницей, и интересуется: Все хорошо? Надя роняет: Да-да, мама и уходит… Савва настойчиво говорит Долли про Париж и ее родню, от чего ее окатывает новой волной ужаса. Тут Лео поднимает бокал за здоровье родителей молодой жены. Говорит, что обрел счастье в новой семье, и дороже них у него никого нет. Надя улыбается, и тут видит прячущегося Василия. Улыбка сходит с ее лица…

    Саша в кабинете при параде, не находит себе места. Входит слуга, Саша живо интересуется, не вернулся ли Прохор. Слуга подтверждает, что вернулся. Саша просит его звать, и поторопиться. Но тут появляется Паша. Саша дергается ему навстречу, но видя, что это брат, разочаровывается. Паша хочет ему составить компанию, спрятавшись от дорогих гостей. Язвительно говорит, что не может смотреть на нового родственника. Тут входит Прохор, и отчитывается перед Сашей, что съездил в деревню, как он и просил. Нет там ни Лизки, ни ее брата Васи, и никто о них ничего там не слышал. Саша отпустил слугу. А Паша удивленно на него уставился…

    Лиза снова колотит в дверь и требует выпустить ее. Но больные женщины начинают кричать и лезть к дверям

    Оля, держась за щеку, пытается объясниться с Варей. Та плачет и обвиняет Олю в том,  что она ей поверила, а Оля собралась уехать с ее мужем. Ольга горячо заверяет, что он ее звал ехать, но она отказала. Оля клянется в этом. Варя рыдает и обзывает Борюсика низким человеком. Но она не понимает, на какие деньги он там собрался жить? На ее? Тогда он держит ее за великодушную дуру… Оля утешает ее, и говорит, что у Борюсика много денег, от его брата. Варя поражена, ведь Глеб был мелким чиновником… Она говорит, что это подло - Боря только что попросил у нее денег на дорогу, а у него их так много… Хочет выгнать его. Но Оля просит ее не делать этого, потому что это для него слишком легко будет…

    Платон домой вернулся и застал Касси за любованием талисманом. Он бурчит, где она камень взяла? Она, ничуть не смущаясь: Нашла. Думала дар вернуть… Он предполагает, что может, время нужно для этого. Она уверена, что ничего не получится. И с обидой говорит, что он от нее камень скрыл. Он заявляет, что хотел ей сюрприз сделать. Да не вышло. Она тут же расчувствовалась, что не стоит его доброты. Плантон горячо: Это я твоего мизинца не стою! Она спрашивает, чего он такой смурной. А он признается, что не может загадку разгадать, ума не хватает. Спрашивает: Может, ты сообразительнее будешь? Она предлагает попробовать. Он дает ей свиток Даниила. Касси азартно: Попытка – не пытка…

    Паша спокойно замечает, что нет ее в деревне – значит, где-то в городе. Саша тревожно: Не попала бы в какую-нибудь западню…Паша наливает вино и предлагает выпить за Наденьку. Вздыхает: Но видит Бог, не одобряю ее выбор…Саша тихо: Да уж…. чокаются и выпивают. Паша советует: Ты бы о жене лучше побеспокоился. Где Юля-то? Паша очень устало и раздраженно: Не знаю… Утомили меня до крайности ее выходки! Помолчал: А насчет Лизы, кстати. Не по твоей ли вине ее нет дома? Паша возмущен: Я ей не врал! Саша, сколько можно говорить! Я был ею заинтересован. Ты же знаешь… Саша тихо: Знаю. Может, интерес твой был искренним, а клятвы лживыми… Паша с обидою: Я любил ее по-настоящему! Саша насмешливо: Да…. По-настоящему…. И на сколько же еще хватило твоей настоящей любви? Паша молчит и хмурится… Саша с горечью: Эх, Паша, Паша! Пойми, слуги такие же люди, как и мы. Да, они родились небогатыми, но им также как и нам, бывает и больно, и горько…. , и обидно, и одиноко… Отправился к выходу, а Паша остался сидеть, хмуря брови…

    Надя говорит гостям, что ей надо с подружками поговорить, и убегает. Долли,  пытаясь вызвать ревность Ромашки, пиликает на скрипке и громко говорит Савве, что хочет учиться играть на этом инструменте. Он, как обычно, в восторге и  со всем согласен. Когда Савва куда-то исчезает, изрядно напившийся Рома ревниво спрашивает ее, что все это значит. Она объясняет с ужимками, что учитель пения ей больше не нужен – она устала петь, и хотя она его любит, но он все равно не может избавить ее от изувера…

    Саша пытает Любовь Евсеевну, где Юля. Она с улыбкой отвечает, что Юле не здоровится, и она почивает. Но он раздражается и говорит, что знает – она врет – он обошел весь дом, и Юли нигде нет. Тогда она сообщает, что не хотели они пока ничего ему говорить, но Юля была опасна для них, и она отправила ее в лечебницу. Саша потрясенно: В лечебницу… Он возмущен тем, что она сделала и обещает вернуть Юлю нынче же домой. Он убегает, а Люба довольно улыбается…

    В больничной палате № 6 безумные женщины трясутся, хохочут и плачут… Одна Лиза стоит и молчит. Медсестра вроде проявляет к ней участие, и  Лиза пытается убедить ее, что она здесь по ошибке,  а сама здорова. Сестра объясняет ей, что здесь все так говорят, но обычно болезнь проникает вглубь… Она говорит Лизе, что врачи разберутся. Лиза умоляет ее помочь выйти отсюда, но та только успокаивает ее как умалишенную…

    Касси с Платоном уже без сил, все пытаются разгадать загадку в стихотворной форме. Платон уже было махнул рукой, но она не сдается, читает вновь и вновь, и вдруг радостно улыбается: А я поняла, кажется!

    Даниил стучится в комнату Ольги. Она видит, что он в чужой одежде и попрекает его. Он просит прощения, но ему нечего надеть…Он смущен, они шутят про одежду, про то, что Даня любит пастельные ткани и пастельные платья. Она замечает в его руках листок и выдергивает его у него. Он пытается сопротивляться, но вяло. Она читает стихотворение на обрывке бумаги. Там есть слова «багет» и «Бонапарт». Оля связывает их к пирожными «Наполеон», и вдруг ей страшно хочется пирожных, и она зовет его в самую лучшую кондитерскую, которая готовит эти пирожные. Он хочет сперва сам ей принести коробку, но она быстро уговаривает его пойти туда вместе.

    Надя подошла к Васе: Он стоит, облокотившись о стену. Она с деланным равнодушием: Вот уж не ожидала тебя увидеть… Он в ответ поздравляет ее. Она пытает: Ты удивлен? Он с иронией: Чему уж тут удивляться, Надежда Гавриловна…Она начинает уговаривать его, что Лео добр к ней, и у семьи теперь долгов нет… Он поддакивает в своей манере. Она переходит в нападение: А ты свою Катю повидал? Он неподдельно удивлен: Какую Катю? Она злорадно: Колодину, которая под сердцем твоего ребенка носит! Вася искренне возмущен: Как можно, барышня, такое говорить! Мы с Катей с сызмальства  дружим, чтобы такие вольности допускать! Повернулся: Пойду я… Но силы его оставили, и он упал на пол. Оперся рукой об пол, и Надя увидела, что рука вся и пол от нее в крови… Испугалась: Василий… Что с тобой?

    Стешка на пороге появилась: Звали, Павел Гаврилович? Паша игриво: Что, как чужая, на пороге стоишь? Снял пиджак, идет к ней с улыбочкой: Ну, что ты обещала? Стешка расцвела от счастья. Он ее страстно целует и глупо интересуется: Это ты для меня Лизу в кладовке заперла? Стеша испугано: Нет, не я. Он отстранился, смотрит на нее пристально. До нее дошло. Улыбается горько: А я Вам поверила, Павел Гаврилович…Паша уже отошел от нее, холодно: Ишь ты, обиделась! Значит, не ошибся – твоих рук дело. Стеша с отчаянием: Зачем Вам Лизка? За ручку держать, да в глазки смотреть Вам мало будет! Паша зло: Эта недотрога во сто крат милее, чем ты! Стеша потерянно: Чем же… Он грубо: Тебе не понять. И обещает ей,  что найдет Лизу во что бы то ни стало, и извинится. Уходит, а Стешка ревмя ревет: Ищите, ищите!

    Саша приехал в клинику и возмущается, по какому праву забрали сюда его жену. Потому что они уже давно договаривались, чтобы этого не делать без его согласия. Врач спокойно объясняет, что его жена впала в буйство,  родственникам пришлось вызвать карету. Для этого вполне достаточно согласия одного из родственников, и Любовь Евсеевна… Саша  в бешенстве: Ах, Любовь Евсеевна! Заявил категорично, что немедленно забирает Юлю домой. Врач говорит, что это неверное решение. Саша останавливается: Почему? Врач открывает Юлину палату и говорит, что он сам все увидит…. Саша вошел в полутемное помещение. На кровати Юля в беспамятстве бредит, постанывая, голова ее мечется по подушке, и она не открывает глаз. Картина настолько угнетающая, что Саша не выдерживает, присаживается рядом, наклоняется к ней и кричит в отчаянии: Юлечка! Поедем домой! Я за тобой приехал! Посмотри на меня! Он кричит, а она никак не реагирует на его крики, глаз не открывает, только стала еще больше метаться… Врач просит не тревожить ее, а Саша продолжает пытаться достучаться до жены: Посмотри на меня! Это я, Саша!  Но все напрасно, ничего не меняется…Саша поднялся на ноги, медленно стал отступать назад… Отвернулся…Замер спиной к нам и палате… Смахнул слезу… Тихо и безнадежно: Что с ней, доктор? Врач: Чудовищное перенапряжение. Саша в отчаянии: Боже мой, какие ужасные последствия…. Ей удастся вылечиться? Врач: Время, покой и специальное лечение, разумеется… Саша сообразил: Да-да, конечно… Достал деньги трясущимися руками и отдал врачу.: Вы правы… Ей нужно остаться… Смотрит издали на Юлю с состраданием… Выходит из палаты.

    В кондитерскую заявились Оля с Даней, и Оля говорит пожилому кондитеру, что у них есть друг, который про это заведение написал стихи. Зачитывает. Дочитав, она просит фирменный «Наполеон». Кондитер любезно приглашает их сесть за столик. Они садятся, Оля страшно довольна. Но Даниил все равно не верит, что стишок связан с кондитерской. Оля убеждает его, что это так, и предлагает поискать доказательств. Находит на стуле, на котором сидит, розы, и радуется. Проверяют – на других стульях роз нет. Спрашивают у кондитера, почему здесь стулья разные. Он начинает им рассказывать об этом старинную легенду…

    Сестра уговаривает Лизу, что все будет хорошо, и порывается уйти. Лиза бросается к ней с криком: Верьте мне! Верьте мне! Чем вызывает в той большие сомнения в своей адекватности. В это время какая-то больная хватает Лизу сзади и цепко держит….

    Саша идет по коридору к выходу и слышит крик: «Поговорите со мной!» Он чувствует знакомый голос и просит врача позволить ему войти в палату. Тот отговаривает, но Саша настаивает, потому что голос ему показался очень знакомым,  и он хочет проверить. Врач открывает дверь, но оттуда скопом лезут безумные женщины, и за ними никого и ничего не видно. Саша стоит на пороге в полном ступоре и смотрит на этот ужас. Врач говорит ему, что это очень тяжелое зрелище. В это время из глубины палаты, пытаясь перекричать стоящий вой, Лиза видит Сашу и зовет: Александр Гаврилович, я здесь! Александр Гаврилович! Но ей не вырваться из рук безумной, а он ее не слышит… И видит Лиза, как дверь за ним закрывается….

    Кондитер рассказывает историю, что когда-то в очень давние времена, когда еще не было принято встречаться молодому человеку и девушке, здесь встречалась первая такая пара влюбленных. Но однажды они больше не пришли, и никто не знал, что с ними случилось. Годы спустя тот мужчина вернулся, но без спутницы. Он оставил тогда деду кондитера письмо с благодарностью за самые счастливые часы жизни, которые он провел здесь, и приобрел один из стульев. И попросил, что если она вернется, сказать ей, что он купил этот стул. Она поймет, что это значит. Но девушка не вернулась, и ее спутника больше никто не видел. А дед сохранил эту благодарность господина… Кондитер снял со стены старое письмо в рамочке со стеклом, и подал притихшим посетителям.  Оля мечтательно заявила, что ей нравится красота этой легенды, А Даниил принялся рассматривать письмо и решил, что сходит с ума, потому что ему этот почерк отчего-то очень знаком. Он силится вспомнить, где его видел, а Ольга требует прекратить комедию,  забирает у него письмо, чтобы взглянуть. И тоже поражается. Она узнает почерк своего прадеда, его фамильный герб… И спрашивает Даниила, откуда ему может быть известно что-то об этом. Тот неохотно признается, что нашел случайно письма от какого-то Григория к какой-то Татьяне. Оля говорит, что Григорий – ее прадед, но ни о какой Татьяне она не знает. Потом спохватывается, что на точно таком же стуле с розой она сидела в гостиной все свое детство. Даниил интересуется, где может быть этот стул сейчас. Она предполагает, что на чердаке. Он ее пытается быстро увести из кондитерской, она подчиняется, но ставит условие, что на ее чердак они полезут вместе.  И он ей предварительно все расскажет. Он рычит недовольно, но обещает ее взять с собой, а расскажет ей все потом. Они уходят, и не замечают, что у самого выхода, прикрывшись газеткой, в тени за столиком восседает папа Дронова… Он убирает газету, довольно улыбается, не спеша закуривает, и глубоко задумывается….

    Надя испуганно: Что случилось? Ты ранен? Вася деланно равнодушно: Да ничего. В деревне подрался. Надя ревниво: Выходит, был все-таки в деревне! Вася начинает уничтожать следы крови с пола. С готовностью: Был! Она: А зачем вернулся? Он: За сапогами! Она с обидой: А кисет, значит, мой подарок, мне вернул - без надобности оказался… Он с улыбочкой:  Без сапог не могу, а без кисета можно … Она совсем обиженно: А я-то от всего сердца… Он кровь вытер и собрался уйти. Она ему счастья пожелала, и он ответил тем же. На дорожку он повинился: Простите, коли не угодил. Надя нервно: И ты прости!  Он ушел, а она осталась в уже совсем невеселом настроении…

    Кондитер раскладывает товар на витрине, как вдруг, откуда не возьмись – Платон. Кекс слямзил. Кондитер перепугался, что он все отдал уже, что должен был. Но Платоша не за долгом. Протягивает ему свиток и требует объяснить, что все это значит. Кондитер читает то же стихотворение, что и Ольга, и говорит: По-моему, об этом говорила давешняя посетительница… Платон требует сказать, кто она. Кондитер пожимает плечами: Откуда мне знать, она не представлялась… Тогда Платон принялся душить беднягу, а тот хрипит: Пустите, все скажу! А Платон все душит, и не отпускает…

    В лизину палату снова вошли давешняя сестра с санитаром, они принесли лекарства для больных. Лиза медленно идет к ним, но сестра настороже: Все никак не успокоишься, голубка? Лиза говорит, что здесь был Уваров, и он приезжал за ней. Сестра насмешливо объясняет ей, что он приезжал к жене. Лиза умоляет догнать его и сказать, что Лиза Кольцова здесь. Сестра насмехается: И откуда тебя может знать такой знатный господин! Лиза говорит, что работала у них служанкой. Сестра не верит: Будет тебе… Тогда Лиза снимает спрятанный где-то на ноге медальон  и просит передать его Саше. Сестра берет его и удивленно осматривает: Передам, будь покойна. Ушла, а Лиза улыбается с облегчением…

    Паша пришел к Касси за помощью. Он изображает полное отчаяние и просит помочь найти Лизу. Она усмехается, что от нее теперь нет помощи. Он удивленно: Ты же… волшебница… Она еще горше усмехается: Была когда-то… Паша запинается от волнения: Мне… очень надо… Лизу найти! Понимаешь… я ее обидел. Что теперь с ней… Где она сейчас… Плачет горючими слезами. Он сидит, Касси рядом присела, гладит его по головке и утешает, а из приоткрытой входной двери Платон за ними подглядывает… А Паша захлебывается: Я во всем виноват, понимаешь?...

    Саша выходит на темную зимнюю улицу… Идет сгорбившись, его провожает врач. Потом они прощаются, и Саша печально спрашивает, может ли он приехать завтра. Врач разрешает, Саша благодарит… Идет к своей коляске. На крыльцо выбежала сестра с медальоном в руках. Но остановилась, увидев, что Саша уже садится в коляску… Она так и застыла с медальоном на цепочке, а в палате Лиза, забравшись на подоконник, видя уезжающего Сашу, барабанит сквозь решетку в стекло и кричит отчаянно: Александр Гаврилыч! Я здесь! Ее стаскивают с окна безумные товарки. Он уехал, она упала на четвереньки, и вид у нее уже почти такой же безумный, как у остальных обитателей палаты….

    0

    28

    28 серия

    Даниил у ворот особняка Уваровых прикидывается арендатором и просит сторожа впустить его. Но сторож докладывает, что дом больше не сдается. Разочарованный Дронов возвращается к стоящей неподалеку Оле. Она сетует, как же они попадут на чердак. Но у Дронова уже есть новая мыслишка…

    Касси кормит Платона, и суетится, не зная чем угодить. Он есть молча, хмуро, не глядя на нее. Она спрашивает, чего он такой смурной со вчерашнего вечера. Платон, наконец, рот раскрыл: А вы с Павлом вчера что? Касси серьезно: Мы друзья с ним. Платон зловеще: А ты теперь должна стать не просто другом, а ближе… гораздо ближе… Касси удивленно смотрит на него.

    Лео замечает пятно крови на ковре. Вот-вот должна войти Надя, и он орет на слуг, чтобы поторопились убрать ковер. Они сворачивают его и уносят, столкнувшись в дверях с Надей. Она интересуется, зачем выносят отсюда ковер. Лео ласково объясняет, что хочет все обновить, и начать новую жизнь. Надя восторгается красивыми розами в своей спальне. Целуя ей по очереди пальчики, он с нежностью говорит, что хочет, чтобы ее жизнь здесь началась с аромата роз. Она нежно улыбается ему, а он спохватывается, что у него важная встреча. Надя волнуется за Пашу из-за скачек, и за Василия… Мимоходом рассказывает, что он приходил за вещами. Лео в это время углубился в бумаги, и не сразу расслышал последнюю фразу. Но когда, наконец,  расслышал, побледнел и дернулся: Кто он?  Надя: Василий. Я его во время свадьбы видела. Лео помертвел…

    Саша и Гавриил в кабинете с тайным советником. Саша уговаривает его помочь узнать, кто вставляет им палки в колеса. И обещает заплатить за информацию. Советник делает оскорбленное лицо и возмущается тем, что ему предлагают взятку. Быстро прощается и уходит. Гавриил в мрачном настроении, а Саша лихорадочно говорит, что что-нибудь придумает, ведь нельзя же им жить на деньги Лео. И тут вступает Паша. С радостной улыбкой он обещает: Я все изменю! Он хочет помочь и заняться делом. Саша, как всегда, иронично усмехается, что Паша, никак,  заинтересовался делами. Паша важно: Все меняются. Он говорит, что собрался ехать в деревню и убедить Василия вернуться до скачек. Саша смотрит на него насмешливо…

    Лиза видит висящий на шее у сестры медальон, и спрашивает у нее, почему она не передала его  Уварову. Сестра с издевкой сообщает, что не может приставать к важным людям: Я в своем уме! Лиза горячо продолжает, что он бы дал ей денег. Сестра говорит, что откуда ей знать, что Лиза говорит правду. Лиза опять объясняет, что служила в доме Уваровых, а сестра ее посылает подальше. Лиза протягивает руку к медальону и требует отдать его назад. Сестра грозно: Руки! И требует от санитаров забрать девушку: У нее приступ! Они хватают горемыку…

    Долли пишет письмо. Савва с оптимизмом заявляет ей, что отправляется немедленно за билетами, и они едут в Париж. Долли рассказывает ему, что получила письмо от маменьки, где она сообщает, что папенькин друг привез из путешествия тропическую лихорадку, и заразил папеньку.  И теперь маменька отговаривает ее, Долли, приезжать, пока он не поправится. Но Долли считает, что они должны ехать. Савва с энтузиазмом соглашается, но Долли намекает, что это очень серьезная болезнь…. Но она все равно горит желанием ехать. Тут Савва призадумывается, и его острое желание начинает активно притупляться. По мере того, как Долли все более горячо уговаривает его, он все сильнее утрачивает пыл. В результате она делает вид, что вняла его доводам и соглашается подождать. Хвалит мужа и тут же просит денег на портного, потому что у нее жутко шаткое настроение. Он с удовольствием достает банкноты и начинает отсчитывать, Долли радуется, но тут появляется Любовь Евсеевна и обрушивается на братца за утаивание денег от семьи. Отбирает всю пачку и заявляет, что  теперь с них глаз не спустит, и деньги теперь они будут получать раз в месяц, и никаких обнов и ресторанов…

    Касси недоумевает, зачем она должна стать ближе к Павлу… Она объясняет ревнующему Платону, что Паша пришел к ней вчера, потому что Лизу искал, и помощи просил, а она ничего не может, потому что у нее дара нет. Она расстроилась, а он ее утешает, что все идет как надо,  и дар к ней вернется, только ему нужна ее помощь. Он просит ее привести его в особняк. Заманивает: Александра видеть хочешь?  Она смущенно лепечет: Любовь Евсеевна не захочет… Платон убеждает: А ты камень ей покажи, и скажи, что он тебе помог. Касси колеблется, и он делает неотразимый ход: И на ненаглядного своего полюбуешься…  Касси поводит плечами, но на лице уже написано согласие. Платон удовлетворенно: Ну вот и ладненько…

    Надя заметила, что с Лео не  все нормально: Что с тобой? Я сказала, что Василий вернулся. Лео настороженно спрашивает, о чем они говорили. Надя истолковывает это превратно, и с жаром убеждает его, что она теперь ему жена, и нечего ее ревновать. Что у Васи остались дома какие-то вещи. Он заберет их, и вернется в деревню.

    Платон и Касси уже в доме Уваровых. Он тихо инструктирует ее, что будет ждать через час на улице возле пролетки. Касси заметно нервничает и крутит в руках камень. Он замечает тихо: Что ты тискаешь его все время? Сломаешь.  Не забудь - камень магический… Нежно целует ее в щечку, шепчет: С Богом! И уходит. Касси нервно осматривается, и тут видит спускающегося по лестнице Сашу.  Заволновалась пуще прежнего, разулыбалась глупой улыбкой: Александр Гаврилович… Он улыбается в ответ и здоровается. Она сообщает, что пришла к Любовь Евсеевне. Выпаливает: Я снова гадать могу! Саша говорит ей приветливо, что рад, что у нее все так хорошо. Потому что она им не чужая все же, столько лет под одной крышей прожили…  Она, смущаясь, говорит, что очень скучает без него. Саша с вежливой улыбкой: Правда? Касси со скрытым намеком: Да, Вы даже не представляете, как! Саша вежлив с ней и радушен, однако в глазах его, кроме вежливости, нет ни малейшего интереса. Он заторопился, извинился, что ему надо к Юле в больницу. Пошел к дверям. И тут… Талисман, который Касси сжимала в руках за своей спиной, вдруг полыхнул ярким светом. Взгляд у девушки сделался влюбленным, и она вдруг воскликнула со страстью в голосе: Александр Гаврилович! Подождите! Он удивленно обернулся: Что такое? Она смотрит на него с обожанием и улыбается…

    В палату к Лизе пришел врач на осмотр. Там собрались все – и санитары, и медсестра. Лиза умоляет, чтобы ее отпустили и обещает врачу, что будет вести себя спокойно. Он велел отпустить. Потом его внимание переключилось на какую-то сложную больную, и, Лиза, воспользовавшись всеобщим отвлечением от ее персоны, тихо выскользнула в открытую дверь. Осмотрелась – никого. Быстро рванула по коридору…

    Сзади донеслись крики: Стоять! Лиза отчаянно бежит и видит, что ей некуда деваться.  Увидела в приоткрытую дверь сидящую на постели и уставившуюся в одну точку Юлю. Вбежала, бросилась на колени, зовет ее по имени…. А Юля не реагирует, только покачивается. Лиза ее руку взяла, к губам поднесла, пытается достучаться до Юли, умоляет ее сказать Александру Гаврилычу, что ее держат тут насильно… Юля не реагирует… Лиза в отчаянии трясет ее и кричит… И тут ее ловят и оттаскивают, а она продолжает вырываться. Когда Лизу выдворяют за дверь, взгляд у Юли становится осмысленным…

    Врач упрекает Лизу: Милая, что же ты меня обманываешь? Она со слезами упрашивает, что должна сказать Надежде Гавриловне, что Вася ранен! Тут терпению доктора приходит конец, и он обращается к торжествующей сестре: Сестра! Да у нее припадок! Помогите ей. В ответ сестра угрожающе поднимает наполненный транквилизаторами шприц…

    Лео допрашивает своих слуг. Они признаются ему, что хотели закопать тело, но обнаружили, что он еще дышал. Поэтому отнесли его к цыганке, которая лечит. Лео гневно: Как трогательно! Кто мог подумать, что вы такие милосердные? Орет: Вы о себе подумали? Вы обо мне подумали?  Это слышит Надя, стоящая возле кабинета. На последних словах она входит и требует отчета: Что происходит? Лео оттесняет ее в сторону и говорит, что распекать слуг будет он, а ее отправляет навестить свою семью. Целует ее и выводит из кабинета, а она оглядывается с недоумением на слуг…

    Долли поет нарочито кошмарно. Рома ее останавливает и требует повторить. Она повторяет точно также. Он упрекает ее, что она думает о чем-то или о ком-то во время их занятия. Он ревнует ее к волосатому скрипачу. Она попрекает его, что он не способен на решительные поступки, он орет, что не собирается участвовать в покушении на Савву Евсеича. Она умело манипулирует им, и со слезами заявляет, что у них никогда не будет совместного счастья, он не станет известным певцом и у них никогда не будет детей, и они не умрут в один день… Он начинает хлюпать носом, а она завершает экзекуцию: Ну что ж, воля Ваша!

    Платон роется в старой рухляди на чердаке дома Уваровых, как вдруг видит, что к окну приближаются люди. Он отскакивает и прячется за портьерой.  В окно влезают Даниил с Ольгой.

    Касси стоит молча, с обожанием глядя на Сашу. Саша не выдерживает, вежливо: Я очень спешу. Что ты хотела сказать? А Касси словно умом повредилась, или опия опилась: Я смотрю  и нее понимаю, как же я так долго могла Вас не видеть…. Конечно, Вы женатый человек, и я не могу… Он смотрит на нее с недоумением. Она решительно: Я люблю Вас, Александр Гаврилович! Он молча взирает на нее, словно она огрела его чем-то по голове. Она продолжает: Конечно, я могла бы промолчать… Он обретает дар речи, и видно, как растерян, и как ему жаль. С состраданием: Кассандра… Кассандра…Я очень хорошо отношусь к тебе… Ты замечательный человек, чистый, светлый… Она помертвела: Значит человек… Не женщина.. Саше мучительно подбирает слова: Поверь, я не хочу, чтобы ты страдала… Касси убито: Значит, я Вам не нужна… Саша отступает к дверям и  еле слышно: Прости… Прости… Уходит. Касси в изнеможении падает на стул,  ее рука безвольно опускается, и из нее на пол выпадает талисман. Она этого не видит, и смотрит с отчаянием в одну точку…

    Надя находит Пашу на конюшне. Они страшно радуются друг другу, он обнимает ее и приподнимает на руках. Винится, что бы так занят делами, что даже не подарил ей ничего на свадьбу. Обещает сестре, что исправится и сделает ей потрясающий подарок. Она ловит его на слове и заставляет пообещать, что он в качестве подарка исполнит ее желание. Он обещает, и она просит его немедленно ехать с ней в ее новый дом и помириться с Лео. Ему это не очень по душе, но обещания надо выполнять. Надя радуется, а он интересуется, знает ли Леонид об их планах. Надя: Еще нет.

    Лео с уже знакомым нам тайным советником рассматривают карты земель, и коварный злодей объясняет, что все земли уже принадлежат им. Советник интересуется, а как же очень важный участок. Лео радостно заявляет, что с ним все в порядке – Любовь Евсеевна постаралась. Советник начинает суетиться, что теперь он соберет всех нужных людей, и пора приниматься за работу. И обещает, что у них будут трудиться лучшие инженеры. Потом многозначительно предупреждает, что Александр Гаврилович не оставляет попыток узнать, кто ему препятствует, и предлагал ему сегодня деньги за сведения…  Лео все понимает правильно, шуршит бумажками и кладет рядом с чиновником внушительный конверт. Заверяет, что здесь гораздо больше, что мог предложить ему Саша…

    Саша пришел к Юле в палату. Она уже сидит, нормально реагирует на него, и понимает, где находится. Он ласково говорит, что врач ему сказал – ей уже лучше. Она кроткая, как овечка, и кивает ему. Он радуется, и спрашивает, принести ли ей что-нибудь. Она: Не знаю…  Он заботливо поясняет, что хочет, чтобы ее окружали любимые вещи. Она тихо: Мне нужен только ты… Он уговаривает ее, что нужно еще немного потерпеть, подлечиться, и она вернется домой. Он уже собирается уйти, и направляется к двери, а она жалеет, что не была на Надиной свадьбе и спрашивает его, все ли хорошо дома. Он отвечает с улыбкой, что да, но Лиза куда-то пропала, и они не могут ее найти. Юля отчетливо вспоминает, как Лиза стояла перед ней на коленях и умоляла передать Саше, что ее здесь держат насильно… Она неожиданно быстро идет к кровати и молча укладывается на нее лицом к стене и спиной к Саше.  Он вернулся от двери и подсел к ней: Что с тобой? Она, глядя в стену, тихо: Я устала… Он ласково: Ну поспи, отдохни…  Ушел. А Юля, не меняя позы, умиротворенно улыбается своему…

    Врач сидит возле кровати спящей Лизы и строчит что-то в бумагах. Потом захлопывает папку и велит сестре собрать лизины вещи, потому что надо отвезти ее в другую клинику. Сестра насмешливо сообщает, что у нее и вещей-то нет… Доктор велит ей проследить, чтобы Лизу быстрее убрали отсюда. Она уходит из палаты…

    Платон прячется за занавеской, а Ольга с Даниилом копаются в сваленных в груды вещах. Даниил нацепил на себя рога оленя, и позвал Ольгу полюбоваться на него. Она прыснула со смеху. И тут появляется Гавриил. Дронов успевает спрятаться. Папа поражен, что это Оля тут делает. Она говорит, что пришла забрать свои вещи. Подумала, что ее не пустят с парадного входа, вот и решила залезть через окно. Папа не на шутку взволновался: Девочка моя, это твой дом! Ты не должна так входить в свой дом! Она успокаивает его и ласково говорит, что ей его очень не хватает. Папа растроганно: Я тоже скучаю… Ты должна вернуться! Люба должна понять! Оля обнимает его: Папочка… Потом напоминает ему про стул с розой, на котором она сидела в детстве. Гавриил хорошо помнит его. Гавриил говорит, что он не выкинул этот стул, потому что его отец им очень дорожил. Люба велела отвезти его на дачу. Тут Оля сообщила, что нашла все, что хотела, и собралась покинуть дом через окно, но папа гордо заявил: Ни в коем случае! Моя дочь выйдет через парадный вход. Даже если кому-то это не понравится! Пошли!  Уводит Олю, а Дронов вылезает в окно. Платон выходит из засады, поигрывая ножичком и довольно улыбаясь. Увидел на полу оброненную бумажку, поднял, повертел, и засунул ее за пазуху…

    Советник уходит, и сталкивается в дверях кабинета с входящими Надей и Пашей. Лео торопливо складывает карту на столе, что не укрывается от взгляда Паши. Надя весело сообщает мужу, что Павлуша прибыл на чай, и предлагает Лео пригласит к чаю господина. Но советник вежливо отказывается, дела. Уходит. А Паша с улыбочкой интересуется, кто это. Лео туманно отвечает, что это чиновник, приходил по делам. Надя берет их за руки, зажмуривается, и улыбаясь говорит: Я загадаю - два самых дорогих мне мужчины будут пить со мной чай! Она говорит, что идет распорядиться насчет чая, и покидает их. Паша немедленно подходит к столу и начинает разворачивать карту.  Лео издали пытается его остановить: Положите… Паша улыбается ему и продолжает разворачивать. Увидел план: Так вот кто Александра обошел! Какая подлость…

    Долли идет по пустынной улице. Чьи-то мужские ноги передвигаются вслед за ней. Из-за колонны какой-то человек набрасывает ей на голову черный мешок. Она отчаянно вопит…

    Ольга и Даниил в своей квартире. Он говорит ей, что поедет к ней на дачу. Она зажмуривается: С каким удовольствием я еду в Крым! Он удивленно заявляет, что не берет ее с собой. Она мягко возмущается, что он собрался на ее дачу, и без нее! И поворачивает все так, что это он должен просить у нее разрешения, чтобы она его взяла с собой. Он оторопел от ее хитрости, а она не дает ему слова сказать. Говорит, что готова выполнить его просьбу, но прежде он должен выполнить ее...

    Надя выходит из кабинета Лео и видит слугу Тимофея, уходящего из дома с узелком своих пожиток. Она удивляется, куда это он. Он поясняет, что его рассчитали Леонид Максимович. Надя поражена, ведь Лео всегда его хвалил: За что? Он, усмехаясь невесело, предлагает спросить самой у мужа.

    Паша обличает, что этот чиновник был сегодня у Саши, и не назвал ему, кто земли скупает. Угрожает, что все выложит Наде, если Лео не откажется от своих планов. 

    Лизу, неподвижно висящую на руках санитаров, вынесли на улицу, и загружают в карету. Доктор в кабинете знакомит Сашу с сестрой, которая ухаживает за его супругой. Саша начинает благодарить, оборачивается и видит на шее у женщины медальон. Делает к ней шаг, взволнованно: Постойте! Откуда у Вас этот медальон? Она небрежно: Так… безделица… Саша с пристрастием: Я прошу ответить на вопрос - откуда Вы его взяли?!

    Кассандра лежит на кровати, страдает и ревет: Стыдно как… Не надо было говорить… Кто я? Простая девчонка… Как могла осмелиться… И вдруг взрывается отчаянием: Не любит он меня! Платон участливо: Так и сказал? Касси рыдает: Да… Платон забегал, горячо: Дурак! Слепой! Да как можно такую душу чистую не заметить? Касси перестает страдать, поднимает на него удивленные глаза. А он продолжает с жаром: Не стоит он твоей любви! Касси тихо, глядя на него: А кто стоит? Он сел рядом и поник: Я тоже не стою… Мечтал бы, да не стою… Они близко-близко… Касси смотрит ему в глаза, а в них столько нежности, боли и любви, что губы ее тянутся к нему, и он осторожно и нежно целует ее, отрывается, и они тонут в глазах друг друга…

    Лизу заталкивают в карету, а вдали видно, как Саша выскакивает из дверей клиники и несется со всех ног к карете, крича отчаянно: Стой! Его не слышат, захлопывают дверь кареты и трогают. Он подбегает, с трудом дыша, и почти кидается под колеса. Кучер  поражен: Вам что, жизни не жаль?! Но Саша его не слышит, он отпирает двери кареты, вышвыривает оттуда санитаров, выносит на руках тело Лизы, зовет ее нежно и отчаянно: Лиза… Лиза… Остановился, задыхаясь от бега, переживаний,  страха, что чуть ее не потерял, а она ничего не видит и не слышит…

    0

    29

    29 серия

    Лиза в постели, возле нее Ульяна подает ей свой настой на травах. Саша сидит на стуле около кровати. Лиза благодарит тетушку за чай и говорит, что ей стало и правда легче. И рассказывает с дрожью в голосе, как ей страшно было: Если бы не Александр Гаврилович… Ульяна расчувствовалась не на шутку, превозносит  Сашу до небес, говорит, что если бы не он, Лиза могла там навсегда остаться: Вот, Александр Гаврилович – твой ангел-хранитель! Саша засмущался и забормотал: Полноте, полноте, няня… Ты Лиза, лучше расскажи, как попала в клинику. Лиза начинает вспоминать, что искала Надежду Гавриловну, тут же спохватывается, что сболтнула лишнего, и говорит, что у нее в голове путаница какая-то. Все прошло – и слава Богу! Ульяна принялась благодарить Бога, и тут на пороге появился Паша с большим аляповатым букетом в руках. Воцарилась тишина, все уставились на него. Лиза нахмурилась и отвернулась в противоположную двери сторону. Саша говорит, что Лизе нужен покой. Паша насмешливо: Ты никак, братец, в сиделки подался? Саша быстро парирует: А ты в скоморохи? Паша возмущенно: Я пришел объяснить… Саша прерывает его и говорит, что он мог бы выбрать более удобное для извинений время, потому что Лиза еще не оправилась от потрясения. Но Паша ведь любит только себя. И снова: Лиза, пожалуйста…. И тут в дверях молча появляется Вася. Лишь при его появлении Лиза оживляется и радуется по-настоящему.

    Любовь Евсеевна встретилась с Лео, и в ужасе от того, что Паша узнал о планах Лео и его участии в их делишках. Ей не по себе, что Паша видел чертежи: Если он узнает о моем участии в деле… Лео успокаивает ее, что нет, он ничего не знает. И добавляет вкрадчиво, что для него лично главное – чтобы Наденька ни о чем не узнала. И пугает Л.Е. тем, что если Паша все расскажет Наде, ему придется упомянуть и ее: Не обессудьте… Люба приобрела бледный вид…

    Даниил ужинает в трактире. К нему подходит молодая цыганка погадать, а он отказывается. Она предсказывает ему дальнюю дорогу в суровые края. Он, не переставая усиленно жевать, хмыкает,  что Крым – не суровый край. Это слышит стоящая поодаль Мариула, подходит к его столику, садится рядом и заявляет, что хочет с ним в Крым.  Напоминает, что удачу ему приносит. Потом спрашивает: Или тебе теперь другая удачу приносит? Он смотрит на нее и брови его лезут вверх.

    Борис сидит за столом и считает пачки с деньгами. Врывается Ольга, с порога страстно заявляет, что не может без него жить, бежит через всю комнату к нему, эффектно ложится грудью на стол и плавно въезжает в страстный поцелуй. Не забывая при этом выкрикивать слова любви, страсти и предложение уехать вместе. Он не верит ей и понимает, что ей что-то надо. Она становится серьезной и говорит, что его не проведешь. Начинает ему все рассказывать. Что была вчера в казино и проиграла все проходимцу Дронову, и заложила все свои драгоценности. И дальше играла в долг. А завтра она должна отдать ему деньги. Ольга умоляет Борюсика простить ее, плачет и говорит, что не хочет, чтобы он пострадал. Он не понимает, что значит, пострадал. Она поясняет, что Дронов сказал ей, что если она не принесет денег, он пойдет к Варе и все расскажет про них. Боря сперва в большой досаде, задумывается, но потом уверенно обещает, что все будет нормально, он не даст ее в обиду ни Дронову, ни кому-то еще. Оля делает вид, что счастлива и страстно целует его. Варя смотрит на них…

    Вася просит разрешения проведать сестру. Лиза радостно: Я так ждала тебя! Саша засуетился: Ну, Василий, останься, побудь с сестрой. А мы, пожалуй, пойдем. Потянул брата, и настойчиво: Да, Паша? Тому пришлось с неохотой положить букетик и выйти из комнаты.

    Вася сообщает Лизе, что уезжает обратно в деревню. Она не рада этому: А как же Надя? Вася сообщает, что Надя замужем и счастлива.  С тоской: Любит она его… Я видел ее такой счастливой на свадьбе… Лиза за него переживает, а он ее учит, что не след им с барами дела иметь, и от любви к ним одни несчастья. Лиза поддакивает: Значит, правду тетенька говорила… Вася говорит беспокоится за нее и просит ее тоже забыть барина. Поклянись, что будешь остерегаться – что Александра, что Павла. Лиза с готовностью: Клянусь! Он обнял ее и целует…

    Мариула ревнует Даниила к Ольге, а он придуривается, что не знает, о ком она говорит.  Он интересуется, зачем она себе душу ковыряет, и зачем пришла. Она вспоминает, что было между ними, и думает, неужели все это было зря. Он объясняет ей, что просто люди сходятся и расходятся. Она интересуется, а почему же они женятся. Он напоминает ей, что она другая, что она цыганка, но забыла об этом. И торжественно заявляет, что им же все равно – сегодня Петербург, завтра Стамбул… Она кричит: Завтра Крым! И уходит, обиженная…

    Люба возмущена до глубины души, что Лео ее шантажирует, она уже жалеет, что связалась с ним и выдала дочь за такого человека. Он язвительно замечает, что у нее не было просто времени, чтобы к нему повнимательнее присмотреться. Лео разъясняет ей, что они оба рискуют, она – семьей, он супругой. И говорит, что нужно действовать. Она смиренно спрашивает, что должна делать. Лео сообщает ей, что она должна отвлечь Павла от этих дел. Она недоумевает, как. Лео не знает, но ведь хватило же у нее фантазии сотворить все это… Люба задумывается, прикусив губу…

    Надя придает последний штришок остановке в комнате, приглядывается, и довольно усаживается на диванчик. Сзади подходит Лео и делает ей комплименты, как она красиво переставила мебель. Она говорит, что ей захотелось похозяйничать. Лео очень рад, что она хозяйничает. Они приблизились лицами и нежничают друг с другом, улыбаются нежно.  И тут докладывают, что прибыла гостья. Это Лиза. Она как-то сжата вся внутри и быстро здоровается, глядя в сторону. Надя говорит, чтобы Лиза переезжала к ним.  Лиза твердо отказывается, объясняет, что Александр Гаврилович велел ей ходить за Юлией,  когда она из лечебницы вернется. Надя очень расстроена, а Лео спрашивает Лизу, а может, она надумает? Лиза еще активнее трясет головой: Нет, нет! Я ей нужнее. Торопливо просит прощения и быстро уходит.    Надя задумчиво интересуется: Что это  Лиза будто боится тебя? Лео выкручивается, что ничего, кроме нее, не замечает…

    Стешка притащилась с лопатой в конюшню, где Паша постоянно проводит время в обществе лошадей и усердно трудится вместо Василия. Она пытается опять обратить внимание барина на себя, а он говорит ей, что душа у нее черная и упрекает, как она додумалась  Лизу запереть в кладовке. Стешка говорит, что она ведь там не умерла: Зато нам с Вами радость вышла! Паша философствует со вздохом: Чужая радость тебе досталась… Стеша усмехается: А сами Вы не против были, о Лизке, чай, и не вспомнили… Пытается его снова целовать. Он минуту медлит, потом  дергается как ошпаренный, чтобы снять наваждение: Змея! Долго ты у нас не прослужишь! Ушел, а Стешке стало не по себе…

    Даниил нагло качается на кресле-качалке, и глумится над пришедшим Борей.  Тот просит за Ольгу Уварову. Даня цедит: Карточный долг – святое! Боря спрашивает, что будет, если она его не отдаст. Даниил успокаивает: С Вами – ничего. А Вашей жене я расскажу о вашей дружбе с Ольгой… Борюсик прищурился: А Вы подлец…. Даниила это не трогает и он распоряжается передать Ольге, чтобы деньги завтра были у него. А сейчас он спешит к Поташову на игру, там будут нынче настоящие ставки. Борюсик очень сильно заинтересовывается, а Даниил охотно рассказывает об игре. Боря тоже хочет играть. Даниил насмешливо спрашивает, что если у него есть много денег, отчего он не заплатит за Ольгу долг? Борюсик  гордо: А вот Вас обыграю, и заплачу! Важно удаляется. У Даниила сходит его улыбочка с лица, которое становится очень напряженным и тревожным. Ольга вышла из задней комнаты: Выдохнула восхищенно: Виртуозно! Он скромно благодарит, но она замечает,что главная игра – впереди: Готовы? Даниил улыбнулся, наконец: Готов! Целует ей ручки и улыбается, и она ему в ответ…

    Маменька читает газету, а любимый сыночек Пашенька пристает с просьбой уволить Стешку. Маман интересуется, чего та натворила. Сын опять рассказывает про то, что она заперла Лизу в кладовке.  Маман не нравится его личный интерес к служанке, и то, что Лиза занимает в его мыслях больше места, чем подобает служанке. Но Паша пытается ее горячо убедить, что она не понимает – Стешка сейчас вредит Лизе, а потом и за них примется.  Маман обещает заняться этим делом.

    Саша занят делами, у него собрались какие-то люди. Мимо проходит Лиза со стопкой простыней. Он останавливает ее и сильно переживает,  почему она встала, ведь она совсем слаба, ей лежать надо. Лиза отмахивается, что лежать вредно, так она никогда не поправится, а она и свежим воздухом подышала. Встрепенулась: А Вы выходили сегодня? Там такая замечательная погода! Он удивлен,что она уже и на улицу выходила. Она делится с ним, что ездила к Надежде Гавриловне по ее просьбе: Она хочет, чтобы  я у нее служила. Саша упавшим голосом: Так ты уезжаешь от нас? Лиза заверяет, что нет, и винится, что соврала Наде, будто он попросил ее ухаживать за его женой. Его удивляет, неужели ей Надя чем не угодила. Она протестует, что нет, конечно, просто она не может прислуживать Леониду Максимычу… Тут ей делается плохо, она падает, а Саша в волнении подхватывает ее: Лиза…

    Глушковский играет с Дроновым. Ольга расхаживает за спиной у Борюсика и поддерживает его морально, а сама украдкой посматривает в его карты и делает Дронову незаметные знаки веером. Борюсик досадует, что сегодня все проигрывает, а Дронов громко удивляется, что ему сегодня везет, как никогда в жизни. Борюсик нервничает…

    Стешку вызвала Любовь Евсеевна. Она допрашивает ее, зачем Лизу в кладовой заперла. Стешка красиво врет, что Лизка сама туда пошла, а она только дверь закрыла, и все. Люба поражается ее умению врать, не понимает, кто ее научил, потому что Ульяна такая простодушная… Стешка тут же добавляет, что Лизка ей строит козни, и все на нее сваливает. Люба усмехается: А почему Павел Гаврилович о тебе то же говорил? Он меня просил рассчитать тебя.   Стешка думает, что ее дела плохи, но Люба заявляет, что не хочет ее выгонять, ей угодно, чтобы она Павла Гаврилыча от Лизки отвлекала. Стешка поняла это превратно – женскими чарами, но Люба ее одернула.  Стешка зашла в тупик. Радостно предложила сперва сходить к цыганам, чтобы Паша заболел. Люба пришла в ужас. И тут же сообразила: А вот чтобы лошадка его заболела… Стешка снова радостно рвется к цыганам. Мадам разрешает, и Стешка уходит. Но тут же  возвращается, и намекает, что снадобье может денег стоит… вообще-то… Люба дает ей какие-то монеты и напутствует: Только смотри, не подведи!

    Саша посадил Лизу на диван, дал стакан воды. Лиза напилась, а Саша осторожно расспрашивает, что у нее случилось с Леонидом. Лиза быстро: Ничего. И тут же перевела разговор на тему, что она не может покинуть их дом, пока не разгадает всех его тайн. Саша смотрит на нее с нежной улыбкой. Мягко: Можешь обращаться ко мне за помощью. Я тоже хочу добиться покоя для этого дома…  Лиза смотрит на него, начинает улыбаться, и в глазах ее зажигаются искорки. Они сидят напротив друг друга, молчаливо смотрят и улыбаются…

    Надя все никак не может понять, отчего Лиза так боялась, ей это очень странно. Лео спокойно предлагает ей написать Лизе письмо и предложить ей в три раза больше заплатить, чем родители Нади. Надя растроганно благодарит его за заботу, говорит, что он такой хороший, терпеливый… А она его мучает… Решительно: Но этого больше не будет. Я готова стать твоей женой по-настоящему… Он наклоняется к ней и целует очень нежно и долго. Она откидывает голову на спинку дивана и закрывает глаза… Он тихо: Я прикажу приготовить спальню? Она кивает: Да. А я пока напишу письмо Лизе. Он уходит, она берет бумагу и ищет перо по ящичкам бюро. Но находит пистолет и замирает над ним…

    Надя вызывает служанку и просит ее отнести письмо Лизе. Разговорчивая девушка сообщает, что она знает брата Лизы, видела его после скачек, к барину заходил, и такой был злой, смело так зашел, она удивилась даже… Надя поражена, что Вася тут был, и расспрашивает ее. Служанка говорит, что как зашел, видела, а потом больше не видала. Надя отправила ее, села за стол, достала пистолет, и смотрит на него…. Вспомнила, как упал Вася, как с руки на пол бежала кровь, а он ее собирал платком….Глаза ее расширились: Не может быть…. Василий… Бросила пистолет на стол, как какую-то гадюку…

    Вася с Мариулой попивают чаек за столиком в шатре Зарины, пересмеиваются, и пинаются ногами под столом. Вася шутит невесело, и она подхватывает. Он прощается, идет к выходу и расписывает ей красоты своей деревни, природы, а ночью он на звезды любуется… Мариула просит его взять с собой: Мне тоже плохо спится. Вместе будем на звезды смотреть, а тут их не разглядеть… Он смотрит на нее задумчиво, потом широко улыбается, быстро возвращается к столу, усаживается на место, пинает ее как следует: Ну, ладно, поехали! Мариула радуется…

    Саше уже и дела -  не в дела. Позади него шумят люди, с которыми он работает, а Саша подошел к окну, и задумчиво рассматривает портрет прадеда в медальоне. Пальцем его пошевелил, и мысль его посетила вынуть портрет. Подцепил, вытащил, и обнаружил гравировку под ним: «Моей дорогой Татьяне. Григорий.» Тихо повторил: Татьяне…. Татьяне… И вдруг ринулся куда-то…

    Даниил играет. Позади него сидит его папаша и смотрит ему в спину. Поднимается и уходит, а Даня смотрит ему  вслед…  Борис выигрывает. Он громко и довольно хвастает Ольге, что еще один кон, и он отыграет долг. И они выйдут отсюда богатыми, и тогда он все бросит и они уедут далеко отсюда!  И тут перед ним появляется Варя: Что ты собрался бросить? Меня? Нашего ребенка? Ради чего?! В игорном доме воцаряется тишина… Борюсик стонет: Вввваренька… Варя подходи близко: Подлец! И бьет его наотмашь по лицу…

    Лео возвращается в кабинет, Надя сидит спиной к нему на диванчике с низкой спинкой, лицо у нее словно маска. Он не видит этого и воркует, что велел приготовить спальню, как она хотела… Она молчит. Он целует ее в плечо: Что с тобой? Ты дрожишь вся… Она гневно: Кто стрелял в Василия? Он был здесь после скачек, а потом исчез. А на ковре кровавое пятно появилось… Лео делает невинное лицо: Что ты…. Надя обличает: Ты лжешь. У тебя в ящике стола пистолет. Лео защищается: Клевета. Навет. Надя поднимает в руке сложенный лист бумаги: Даже это? Записка от Василия. Он мне всю правду написал. Лео тут же купился на ее блеф: Надя! Я защищался, не хотел… Вытащил у нее листок из пальцев, развернул… чистый лист. Понял, что она его провела, и смотрит на нее потерянно… Надя с презрением: Вот она, правда! Ты стрелял в Василия! С жестким выражением лица достала пистолет и наставила на мужа. Он застыл, пистолет в ее руке трясется, но Надя смотрит Лео прямо в глаза с холодной яростью…

    Лиза убирается в комнате, а к ней пришел Паша. Виниться пришел. Просит хотя бы выслушать. Она нервно: А я не хочу Вас слушать, не утруждайте себя!  Он садится, а она бегает и суетится. Он называет себя подлецом, и валит на Стешку, что она все это подстроила, а он поддался, как последний болван. Просит ее поверить ему. Лиза со слезами  говорит, что не хочет верить. Она поверила, когда он замуж звал, а он посмеялся над ней. И теперь она не хочет его слушать. Он схватил ее за руки, она начала вырываться: Не хочу! Пустите меня! Вырвалась, отошла подальше, всхлипывает.  Паша: Я сейчас уйду… Только хочет ей кое-что сказать, да слов не знает… Запинается на каждом слове: Лиза… Я знаю, что хочу защитить тебя. Лиза усмехается горько: Красиво говорите… Только любовь Ваша на словах… Паша: Это раньше так было! Я хотел доказать сам себе, будто свободен, что ты не властна надо мной… я …боялся… своих чувств к тебе… Лиза: Ну что ж… Доказали?  Паша с отчаянием: Нет… И со стоном: Что же ты со мной сделала, Лиза… Я жизнь готов положить, чтобы ты только счастлива была! Прости, если можешь… Прости меня… Лиза кинулась к нему, села рядом на подушку, обхватила его голову руками. Плачет: Что ж Вы меня так раните, Павел Гаврилыч… Зачем? Зачем? Они обнимают друг друга,  Лиза глаза закрыла и рыдает горько… В это время в открытую дверь входит быстро Саша с медальоном в руке, и при виде этой картины останавливается. Смотрит на них долго, потом засовывает руку в карман, опускает голову и пристально рассматривает медальон….

    0

    30

    30 серия

    Возбужденный Савва прибежал, потрясая письмом, к Ромашке, напрасно поджидающему ученицу, и с ужасом объявил, что Долюшку похитили. Рома ему сочувствует и поддакивает, и выясняется, что преступник предусмотрел даже то, что его можно узнать по почерку – письмо составлено из газетных букв. А требуют за это сокровище 1000 рублей. И нынче же вечером необходимо оставить деньги под статуей Сатурна в Летнем саду. Требуют, чтобы пришел Савва один, если ему дорога жизнь супруги. Савва в полуобмороке…

    Касси сидит перед своими гадательными атрибутами и мечтательно задумалась…. Платон, снуя по комнате и собирая вещи, спрашивает, чего она любуется на свои стекляшки. Скоро у них будут настоящие сокровища, вот и заживут тогда. Касси замечает с улыбкой, что он похож сейчас на хищную птицу. Он соглашается: Я и есть хищник. Она с сожалением: А недавно еще так ласков был… Он деловито обещает, что скоро ей все будет, и ласки тоже, а сейчас им надо ехать в Крым, на дачу проклятых Уваровых, за стулом с розой. Обещает ей: Раздобуду сокровище – половина твоя! Поднимает бутылку с вином: Твое здоровье! и прикладывается основательно прямо к горлышку. Касси, улыбаясь, мотает головой: Нет, Платоша, ничего не получится… Не поеду я с тобой в Крым…

    Лиза прижимает к груди Пашину голову, плачет отчаянно и повторяет: Павел Гаврилович… Павел Гаврилович… Паша встает и берет лицо Лизы в свои ладони: Лиза, ты простишь меня? Целует ее долго. Никем не замеченный Саша уходит. Но Лиза вдруг вырывается: Нет, нет! Она не хочет верить ему: Все будет по-старому! Нет, не хочу, оставьте! С отчаянием: Не мучайте Вы меня! Паша тихо и покорно: Ты права, Лиза… Во всем права. Пятится к двери: А я… Я больше не стану тебя мучить… Уходит. Лиза кидается на кровать, и горько рыдает в подушку…

    Надя держит пистолет. Лео испуганно: Надя… Ты же не станешь стрелять? Она не сводит с него оружие. Лео: Ну да… Я ранил этого конюха. Но иначе было нельзя. Я защищался, понимаешь? Делает шаг к ней. Она кричит:  Не подходи! Взводит курок. Лео: Надя… Стрелять в человека – ужасно. Поверь!  Легче от этого никому не станет. Надя начинает плакать и опускает пистолет. Он радостно: Вот хорошо. Обнимает ее, она пытается вырваться, а он не пускает. Надя рыдает и кричит: Я тебя ненавижу! Я себя ненавижу! Ей удается вырваться: Оставь меня, между нами все кончено! Пошла к выходу. Лео быстренько приставил пистолет к своему виску с веселой улыбочкой: Хорошо, я тогда застрелюсь! Она обернулась в тревоге. А Лео все таким же игривым тоном: А зачем жить, если между нами все кончено?

    Платон обиженно: А я думал, мы вместе. Неужто тебе со мной плохо? Касси: Хорошо. Но в Крым не поеду. Платон ревниво: Может, тебе другой мужик нужен? Касси с улыбкой: Да не в этом дело! Платон горячо обещает,  что они разбогатеют, и отомстят всем своим обидчикам. Касси: Вот этого я и не хочу… Платон: Ты не знаешь, чего хочешь. Касси говорит ему, что хочет просто жить, а не мстить: Просто хочу жить с тобой. Платон нежно: Я тоже с тобой хочу жить. Касси грустно: Между нами сокровища будут…  Он напоминает, что давно ей говорил -  найдут сокровища, к ней дар вернется. Она уныло: А дальше что? Он подумал немного: Не знаю… Она смотрит ему в глаза нежно: В тебе два человека живут – ангел и дьявол. Как и в любом из нас. Она говорит ему, что ангел добро ищет, чтобы защитить, а бес  мешает ему. Платон говорит ей, что она так и осталась провидицей – все насквозь видит. И тихо: А по мне так – пусть бы твой дар навек сгинул! Если снова видеть будешь, наверняка побежишь от меня, сломя голову…. Целует ее долгим поцелуем,  а потом смотрит долго и нежно в глаза…

    Савва и Рома пришли к Любе. Она им говорит, что если они обратятся в полицию, Долли убьют. И просит Рому оставить их. Он отошел, и сел поблизости, весь обратившись в одно большое ухо. Люба спрашивает Савву, что он намерен делать.  Он хочет платить и говорит, что для нее 1000 рублей не деньги. Она саркастически напоминает ему, что он их чуть по миру не пустил – понятно, что это для него сущая ерунда. Он думает, что денег мог бы дать их новый родственник Лео. Она ругает его и Долли с их замашками транжир.  И считает, что если дать 1000, потом будет и 5, и 10….  Савва горячо: Тогда надо дать и 5, и 10! Она презрительно: Вот и ищи их сам! Уходит. Савва расстроено говорит Роме, что не знает, у кого просить денег. Рома подсказывает, что свет клином на Любовь Евсеевне не сошелся… Савва понимает, о ком он.

    Совершенно пьяный Паша пришел к Саше  с бутылкой и рюмашками, и заплетающимся языком с дружеской улыбкой предлагает: Выпьем, брат, за мое фиаско! Я проиграл. Победа за тобой. Садится, покачиваяь. С отчаянием: Лиза меня отвергла. Так что твоя очередь…. Не упусти! Саша пытается протестовать. Паша ему не дает сказать: Думал, я ничего не вижу? Саша гладит его и с состраданием шепчет: Тих-тих-тих… Паша с пьяной горечью: Неееет, я все вижу…. Ты ее любишь, ты боишься в этом признаться… Бормочет: По тебе не понять – то ли радостно тебе, то ли грустно.. . Лицо-маска… Налил, они чокнулись. Саша со смехом: Спасибо, братец, на добром слове! Паша примирительно: Д а я не со зла… Ты никогда не ошибаешься. Поэтому несчастлив. Саша смеется:  Ты сперва определись, счастлив я, или нет. Паша машет рукой: Вот и проверим… Лиза придет сюда сейчас. Саша в смятении: Лиза? Зачем? Паша встал, радуясь своей задумке: Я Трифона послал за ней.. Целует брата: Может, это твоя судьба, Сашка!

    Варя рыдает и обвиняет Ольгу, что она обманула ее, они же вместе собирались мстить Борису!  Ольга просит ее успокоиться. Борюсик вопит: Д а что тут происходит? Ольга хватается за горло…

    Надя умоляет Лео опустить пистолет. Он настойчиво: Ты меня простишь? Она в сильном волнении обещает. Он: Не бросишь? Она обещает. Он требовательно: Поклянись! Надя подбегает к нему, у нее истерика, слезы текут по щекам, она клянется, целует его, гладит его по лицу и лихорадочно обещает, что никогда-никогда его не бросит…  Снова целует его… В его руке пистолет издает щелчок. Она замирает… Смотрит на него потрясенно. Тихо: Он не заряжен…. Глаза ее делаются пустыми: Ты обманул меня… С презрением: Ничтожество….

    Долли сидит на стуле, опутанная веревками и с мешком на голове, и хнычет. Кто-то входит, она умоляет ее отпустить, рыдает. Этот кто-то снимает с ее головы мешок и оказывается Ромашкой. Она сильно обижается на него, а он поясняет, что скоро все сложится хорошо,  ее тиран заплатит выкуп, и ничто не сможет помешать их любви…

    Платон с какой-то смесью грусти и радости: Полюбил я тебя. Рано или поздно ты все равно меня бросишь. Но сейчас я счастливый человек! Касси растрогалась: Так когда, говоришь, ехать надо? Он очень нежно, почти шепотом: Спасибо тебе, Кассандрушка…. Она говорит, что пойдет в лавку надо сделать запасы. А он остается собираться. Она ушла, он ножичком играется, подкидывая. И тут за его спиной вошел кто-то. Он, улыбаясь: Поди, деньги забыла, растеряша… А сзади мужской голос:  Да это ты, Платоша, похоже обо всем позабыл… Обернулся – в дверях его сподручный, которого Касси полицейским сдала…

    Долли ругается, что Рома ее не предупредил заранее. До него дошло, что ее надо бы развязать. За этим долгим занятием он говорит ей о любви. Объясняет, что не говорил ей о затее, потому что боялся, что она разнервничается и сбежит. Она хочет назло сбежать, а он отговаривает, что тогда они выкупа не получат. Это ее убеждает, и она решает остаться. Спрашивает, долго ли ждать. Он считает, что недолго, однако… дольше, чем ожидалось. Объясняет, что у Саввы денег не оказалось, а Люба не дала. Долли интересуется, сколько он запросил. Он уклоняется от прямого ответа, но говорит: Думаю, нам хватит! Оба весело смеются.

    Гавриил в кабинете занимается зарядкой. Входит Савва с пальтишком на руке,  и спрашивает, где можно найти лучшего меховщика. Гавриил думает, что он собрался покупать шубу жене и говорит, что его эти вопросы не интересуют. Савва жалобно признается, что решил продать пальтишко. Гавриил заинтересовывается, зачем, ведь они вылезли из долгов, благодаря Лео. Савва уклончиво отказывается объяснять, и собирается уйти, но Гавриил уже горит любопытством и требует рассказа. Савва принимается вдохновенно врать о том, как в детве он играл на берегу озера, и свалился в воду, а Люба его спасла. И теперь он каждый год устраивает праздник и дарит ей подарки. А у него сейчас нет денег, и он хочет продать пальто. Гавриил совершенно расчувствовался, и предложил ему денег: Сколько тебе надо?

    К Саше пришла Лиза: Звали, Александр Гаврилыч? Он растерян и смущен, не знает, куда деть глаза. Краснеет и запинается, как мальчишка: Да-да. Да, Лиза… Я хотел… Наконец, вспомнил, и с облегчением: На вот, посмотри, что под портретом. Протянул ей медальон. Она очень серьезно взяла его, читает: Моей…дорогой….Татьяне… Григорий. Так эту несчастную звали Татьяной… Саша: Да…. Но в нашей родне Татьяны не было. И я все письма перерыл… Запнулся, кашлянул смущенно, показал рукой на беспорядок: Видишь, что натворил… Лиза, не замечая его состояния, сразу откликнулась по деловому: Так Вы убраться меня пригласили? Саша еще больше засмущался: Нет… Растерянно: Хотел сказать, что ничего не нашел… Лиза задумалась: А как она попала в подвал? И принялась фантазировать: А что если она была служанка, а Ваш прадед влюбился в нее?  Саша быстро: Да кто же это знает… Лиза же, все под впечатлением от собственной ситуации, сопереживает неведомой Татьяне: Сколько же она страдала! Саша поддакивает ей. Лиза внезапно спохватывается: Ну, я пойду… Саша, уже потерявший дар речи: Да… Она пошла к двери. На его лице отразилось отчаяние, что она уходит. Явно порываясь ей что-то сказать: Лиза! Она обернулась: Что?  Он, не решаясь, и отводя глаза, быстро придумал: Прибери все-таки здесь… Лиза с удивлением: Хорошо. Вернулась, присела возле раскиданных бумаг, начала подбирать. Он взялся за ручку двери… Остановился… Обернулся. На лице его снова отразилась борьба. Порывисто, с чувством: Лиза! Лиза оторвалась от бумаг: Что? Он опять не решился. Махнул рукой: Я сам приберусь… Ступай… Лиза с недоуменной улыбкой: Хорошо… Пошла, дверь за собой прикрыла, а он уселся на корточки перед грудой беспорядка и уставился в одну точку каким-то немного сумасшедшим взглядом…

    Савва сообщает Роме, что ему удалось раздобыть только 300 рублей. Он спрашивает у Ромы, как он считает, может похититель согласится и на 300?  Потому что больше не достать. Рома с вожделением выхватывает конверт у Саввы и гладит его. Говорит, еле скрывая радость, что думает, похититель на большее и не рассчитывал. Савва забирает конверт и радуется, Рома тоже.

    Стешка насыпала в корыто овес, и подсунула Ганнибалу. Тот жадно принялся жевать угощение…

    В игорном доме скандал. Борюсик требует объяснений. Ольга умоляет его заплатить долг Дронову и уехать с ней отсюда. Боря орет, показывая на Ольгу, что эта женщина ненормальная, психопатка. Варя, с отчаянным криком: Не смей мне лгать! Думаешь, все тебе сойдет с рук? достала пистолет и направила его в сторону Ольги, Дронова и других посетителей. Раздались крики ужаса. Варя нажала на курок, и прогремел выстрел…

    Платон интересуется, кто выпустил на свободу его корешей. Бандит говори, что он сбежал. Он пеняет Платону, что тот хочет получить клад в одиночку.  Платон с энтузиазмом сообщает, что едет в Крым – сокровище там. Бандит хочет с ним. Платон: Ну разумеется!

    Ольга падает на руки Даниила, бьется в конвульсиях, и замирает… По ее груди расползается красное пятно. Варя в ужасе: Ой… что я наделала… Боря впадает в панику. Варя подходит к Ольге, дотрагивается до нее: Она что… Она мертва? Господи, это же кровь! Раздается страшный визг дамочек. Варя объявляет истерично: Это кровь, господа! И поворачивается к сбившимся в стороне посетителям, держа пистолет направленным на них.  Опять раздается визг, и люди бросаются к выходу. Даниил кричит: Доктора, господин Глушковский, доктора! Но толпа уже несется к выходу с криками, и Борюсик вместе со всеми. Мгновенно зал опустел. Варя, с пистолетом наготове кричит им вслед: Куда же вы… Даня трясет бесчувственную Ольгу: Ольга Гавриловна! Ольга Гавриловна! Все кончилось. Ей, похоже, хочется еще немного полежать у него на руках, и она медленно поднимается и смеется. Варя тоже. Ольга весело говорит, что в какой-то момент ей показалось, что пистолет заряжен. А Варя делится, что ей показалось – они поймут, что это вишневая наливка. Ольга хохочет: Платье… испорчено…

    Павел вызвал ветеринара, и тот ему сообщает, что у Ганнибала катар. Паша в отчаянии – скоро скачки, и конь заявлен. Лекарь говорит, что боится, конь уже не будет никогда участвовать в скачках. Паша со страхом спрашивает, не заразятся ли от него другие лошади. Тот говорит, что могут, надо немедленно всех вывести отсюда и сообщить в санитарное управление, потому что может начаться мор. Паша убит. Он не понимает, как это могло случиться, вчера конь еще чудесно себя чувствовал... С отчаянием: Это конец… Лекарь утешает, что не надо отчаиваться, все может ограничиться только болезнью Ганнибала…

    Долли скучает одна в каморке Ромашки. Открывается дверь и она радуется: Наконец-то! Но не видит, кто вошел, а этот кто-то подкрался, и зажал ей сзади рот. Она замычала в ужасе…

    Даниил собирает деньги со стола. Варя говорит, что ни денег, ни семьи – полное фиаско. Но ей мужа не жаль. Ольга удивляется себе, как же она могла любить этого гадкого и скользкого человека. Ольга благодарит Даниила за помощь. Они все смеются. Внезапно в глубине коридора появляется папа-Дронов, стоит несколько секунд, и уходит. Даниил вспоминает размытый образ своего спасителя, а Ольга говорит, что узнала его - он вытащил Даниила из проруби. Дронов сунул ей деньги: Я сейчас! И помчался вслед за папашей…

    Надя, уже одетая, говорит Лео, что за вещами пришлет позднее. Он пытается ее остановить, но она непреклонна: Мы все выяснили. Я не могу остаться с человеком, которого ненавижу.  Он обещает, что сядет на порог ее дома, и не уйдет, пока она его не простит. Она холодно: Не умно. Да и бесполезно. Он зло6но:  Я знал, что ты любишь этого конюха. Не удивлюсь, если ты мне изменяла с ним все это время! Обещает ей, что она никогда от него не избавится, и он никогда не даст ей развода. Она спокойно: Пусть так. Но это лучше, чем жить с чудовищем. Он обещает ей, что по городу поползут о ней слухи, он позаботится об этом, и она превратится в павшую женщину. Она хочет уйти. Он кричит отчаянно: Ты моя жена! Перед Богом! Она  с сарказмом: О Боге вспомнил! Не поздно ли? Он орет: Дура, ты вернешься ко мне! На коленях приползешь! Она постояла, посмотрела на него презрительным взглядом, и ушла… Он от злобы ударил кулаком по толу и сломал перо…

    Даниил догнал отца. Спрашивает его, кто он и чего хочет от него. Тот молча достал семейное фото и подал. Даниил вытащил точно такое же фото, где у главы семейства стерто лицо… Сравнил.  Старший закашлялся. Даниил потрясенно: Отец…

    Бандит ему не верит, а Платон уверяет, что в одиночку ему такое дело не провернуть, и нужен помощник Бандит пугает, что если что, расскажет все его товарке, как он велел им к цыганкам ехать… Платон решился: Ну, чему быть, тому не миновать! И всадил тому в шею нож. Бандит упал, Платон склонился над ним… И в это мгновение в открытой настежь двери появилась Касси. Увидев всю картину, она в ужасе завизжала…

    Стешка сидит, и что-то активно распарывает ножницами. Входит Лиза и удивляется, что Стешка здесь: Разве тебе в месте не отказали? Стеша злорадно: Это тебе Пашка посулил? Напрасно! Язык-то у него длинный, а ручки короткие! Лиза с осуждением: Вот как ты про хозяина заговорила! Стешка презрительно: Какой он хозяин? У него нет никакой власти. Вся власть у Любовь Евсеевны. А я с ней всегда полажу! Лиза упрекает: Ты зачем меня к безумцам  спровадила? Стешка насмешливо: А что так? Не понравилось? По-моему, самое тебе место там. Лиза с обидой: Ты за что, сестрица, извести меня решила? Подружкой называла… Стеша насмешничает: Ой, ты Боже мой! Ты и правда сумасшедшая… Все за чистую монету принимаешь!  Поняла только тогда, когда к дуракам попала. Лиза с вызовом: А ты хотела, чтобы я там навсегда осталась. А я вишь, вернулась!  Стешка: Вот это жалко! Лиза нервно выкрикивает: Не получится у тебя ничего, слышишь?! Не получится! Стешка с тихой угрозой: Посмотрим! И тут Лизу как начало трясти, она резко обернулась, глаза ее стали страшные. В комнате вспыхнул яркий свет, Стешка вскочила в ужасе и заорала: Мама! Ринулась к двери, но Лиза взглядом ее захлопнула. Стешка кидается на дверь и визжит: Мама! Мама!

    0

    31

    31 серия

    Паша волнуется о жеребчике, как же он мог заразиться. Лекарь поясняет, что это могло случиться через корм и воду … Паша не может поверить, ведь за лошадьми ходят проверенные люди. Он спрашивает, нельзя ли на скачки выставить второго жеребца, но лекарь неумолим. Паша  в отчаянии…

    Гавриил с букетом цветов поздравляет женушку с годовщиной счастливого спасения Саввы: Героиня моя! Любушка! Хочет посмотреть, что ей Савва подарил. Она сперва не понимает, потом подтверждает, что спасла того в детстве, да он даже спасибо ей не сказал. Гавриил принялся выдирать последние волосины из лысины: Ах, я старый дурак! Обманул Савва, вытряс из меня денежки! А Люба веселится…

    Платон убивает своего сподручного. Вернувшаяся Касси орет благим матом, увидев жуткую картину. Платон спокойно: Да не волнуйся ты, Кассандрушка. Касси замолкает, входит, садится и уже тихо: Он мертв. Ты человека убил. Платон деловито объясняет, что ему ничего не оставалось делать: Он по твою душу пришел. Я ради тебя готов пришить любого, лишь бы тебе было хорошо. Касси смотрит на него и молчит. Он добавляет мягко: Ну поверь мне, Кассанрушка! Она сидит, смотрит на убитого и не может слова вымолвить…

    Рома с деньгами радостно залетает в свою каморку, зовет Долли, хвастает, что они обогатились, но находит дом пустым. Птичка упорхнула…

    Даниил сличает фотографии и опознает отца. Папа сквозь кашель просит сына простить его за спектакль в поезде – он не мог изображать свою смерть перед сыном, вот и нанял другого, но только так он мог заставить Данилку сокровище искать. Сын не понимает, почему. Отец говорит, что болен, и осталось ему месяца 2-3…

    Лиза опять запирает двери взглядом и пугает Стешку. Надвигается на нее и начинает говорить замогильным голосом (ну точь-в точь,  как обычно в фильмах ужасов говорит вселившийся в человеческое тело дьявол…): За все мне ответишь – (дальше идет перечисление стешкиных грехов – не все разобрать можно, дикция у потусторонних сил неважнецкая…) Стешка от ужаса визжит: Убить меня хочешь? Лиза, подошедшая вплотную, яростно и злобно: Убить?! Убить! В это время в дверь сильно забарабанили, и донеслись встревоженные голоса: Откройте немедленно! Лиза схватилась за голову, свет померк, и дверь открылась. Вбежали Ульяна и Саша. Лиза зарыдала, тетка утопила ее в своих объятиях. У бедной Стеши не прекращается истерика, а Ульяна строго кричит на нее: Степанида! Что тут происходит? Отвечай! А Стешка только головой мотает и ревет…

    Паша тоже в слезах. У него страшное горе. Он кричит, что все его мечты и планы рухнули, все псу под хвост! Расшвыривает ногами сено и все, что попадает под руку. Случайно обнаруживает зарытый в соломе пустой мешок. Достает и спрашивает лекаря: Что это? Тот принюхивается и осторожно предполагает, что если кто-то хотел погубить лошадей, достаточно было подсыпать овес из кормушки больной лошади. Пашины глаза загораются лютой ненавистью: Кажется я знаю, кто это… Убью!

    Стешка ревет и повторяет: Она меня убить хотела! Лиза не может найти себе места. Саша отправляет Стешу из комнаты и обещает, что сам тут разберется. Стешка выкрикивает, чтобы он сделал это как следует, и уволил лучше Лизку. Ульяна грозно одергивает ее: Будет тут барину указывать! И обещает Саше, что обязательно дознается от дочери, что произошло. Они уходят, а Саша подсел к совершенно расстроенной Лизе и успокаивающе: Ну что случилось, Лиза? Что произошло? Лиза в смятении рассказывает, что будто бес в нее вселился: Стыдно как! Страшно! Саша переспрашивает мягко: Страшно? Лиза: Да, страшно! Я убить ее хотела, прямо руки чесались! Саша поражен: Откуда? Ты всегда такая добрая, хорошая… Лиза твердит: Словно зло в меня вселилось! Верите? Саша быстро соглашается: Верю. Но хочу понять… Лиза почти в отчаянии: Я сама хочу понять! Кассандра говорила, что я не такая, как все… Саша вдруг советует ей сходить к Кассандре. Лиза с сомнением: Думаете, поможет? Саша идет к двери, и держась за ее ручку, с улыбкой: Не знаю. Но попробовать стоит. Вышел, а Лиза сидит все в том же растерянном состоянии…

    Илларион винится перед сыном, говорит, что виноват перед ним и Дашей. И хочет искупить вину. Даниил его не жалует и спрашивает, где ж он раньше был, когда им всем нужен был, и мать надрывалась, растя детей.  Папа же сулит им с сестрой огромное богатство, которое скоро окажется в руках сына.  Мы должны найти его вместе. Папа непрерывно кашляет как чахоточный на последней стадии, и не понятно, то ли болезнь так стремительно прогрессирует, то ли он придуривается.  А Даниил, глядя на него скептически и презрительно, зло советует  обойтись без его помощи: Вот сам и ищи!

    Надя решительно заявила родителям: Я ухожу от Леонида и хочу расторгнуть наш брак! Папа с мамой чуть не попадали, где стояли…

    Касси после задумчивости выдает потрясенно: Ты из-за меня жизнью рисковал! Платон подтверждает, и тут в комнату врывается разбитная соседка, деловито удостоверяется, что они допрыгались – у них труп в комнате, а она слышала, как кто-то кричал, и говорит, что немедля бежит к околоточному, а их, голубков, и загребут. Убегает, а у Платона срабатывает рефлекс бежать за ней и прирезать. Касси что-то такое чувствует, встает у него на пути, обнимает и уговаривает остаться. Он немного пытается посопротивляться, но она уговаривает его остаться и правду рассказать полицейским о том, что он ее защищал. Он колеблется, и она вопросительно добавляет: Или…? Это ее сомнение убеждает его оставить попытки убежать. Он возражает: Да нет никаких «или»! Не виноват я! Она обнимает его крепко. Он совсем спокойно и смиренно: Ладно. Не легко в убийстве признаваться, да пусть по-твоему будет, авось повезет… Касси радуется: Вот и хорошо. Ободряет его: Не бойся ничего! За правду не осудят! Платон с сомнением: Поглядим…

    Папа с Даней продолжают свою долгую и нудную перепалку. Папа хочет от сына помощи, сын попрекает папу прошлым и в помощи отказывает. Тут папа решает ему что-то показать, после чего обещает уйти и больше сына не тревожить. Ведет его куда-то, и открывает дверь.  Там сидит счастливая Дашка, грызет конфету, которую ей дал папа и пытается угостить брата. Даня с досадой говорит, что ему только ее тут не хватало…

    Люба в шоке: Это шутка? Надя решительно: Я к Леониду не вернусь! Он подлый и низкий человек! Он стрелял в Василия, нашего конюха. И чуть не убил! Маман предполагает, что конюх все наврал.  Надя запальчиво: Он не наврал! А Леонид скрыл, он меня обманул!  Гавриил тоже вне себя, он полностью поддерживает жену: Кто тебе дороже – конюх или муж?! Чувствуется, что Надю этот вопрос тоже заставил задуматься… Люба предполагает, что конюх мог сам напасть на Леонида. Надя горячо: Не мог он сам напасть! Он не такой! Люба в ужасе: Что ты говоришь? Как ты можешь такое говорить при мне и отце?! Возьми себя в руки!... Этот Василий и его сестра – от них одни неприятности! Надо было давно их уволить! Надя кричит: Неправда, они хорошие и добрые люди, я дорожу их дружбой, больше чем… Люба грозно: Больше, чем браком?! Родители требуют, чтобы дочь немедленно шла домой и помирилась с Леонидом. Надя гордо: Хорошо, я пойду. Но не к Леониду, а к Ольге, раз мне не нашлось места в отцовском доме. Теперь я понимаю, каково ей пришлось! Убежала, оставив родителей в полном шоке…

    Илларион рассказывает историю появления талисмана. Когда-то он спас цыганского барона, за что тот подарил ему этот камень, который попал к нему из гробницы фараона. Илларион хочет, чтобы дети нашли богатство и поделили.  Даниил все вспоминает прошлое и говорит, что им ничего от папы не надо. Зовет Дашку уйти отсюда. Но Дашин алчный голосок заявляет: Ты делай, что хочешь, а я сама буду за себя отвечать…(дочь вся в папашу, а сын, видно, в мамашу…) И тут папа неожиданно валится на пол…

    Околоточный с жандармами в платоновом жилище ведут дознание. Платон все им подробно рассказал, и мерзкий на вид околоточный с довольным видом заявляет, что забирает Платошу в участок, чтобы он там все еще раз повторил.  Касси вмешивается горячо: Он меня спасал! Он не виноват! Но жандармы хватают Платона под руки и волокут к выходу. Околоточный измывается, крутя руками перед лицом Кассандры: Да, знаком он нам! Одних от чужих денег спасает, а других от смерти! Касси кричит в отчаянии: Платон, родненький, прости меня! Платон спокойно: Да ты не волнуйся, красавица! Чему быть – тому не миновать! Они уходят, Кассандра останавливается посреди комнаты, озаренная мыслью: Это что же я наделала!

    Гавриил накинулся на Савву за ложь. Савва выложил всю правду про похищение Долли. Гавриил поражен, что Люба отказала Савве в денежной помощи в таком опасном для Долли деле. Савва боится, что из-за любиного промедления он припоздал с выкупом, и они могли с малюткой Долли что-то нехорошее уже сделать…

    Ромашка воет на кровати, потом ползает по полу и находит под кроватью перчатку Долли. Из чего делает вывод, что она не сама ушла, а ее похитили, и рыдает: Это я виноват! Господи! (весьма странные выводы… ну и кто ж ее мог похитить, кроме него самого?...)

    Стеша ревмя ревет и не может остановиться, поносит Лизку почем зря, а Ульяна защищает племянницу, что не могла она напасть на Стешу – девушка Лиза добрая и скромная. Ульяна пытается уговорить дочь попить чаю, но та орет обиженно: Не буду! Мама: Ну и не надо! Она объясняет дочке: Ну сорвалась, припугнула, накричала… Понять ее надо! Отец горький пьяница, а мать в могиле. Стешка ревет по-прежнему…

    Лиза рассказывает Касси о том, что с ней произошло: Будто дух вселился.. Я – не я! Касси бегает по комнате в сильнейшем волнении, и не реагирует. Лиза зовет: Кассандра,  ты меня слышишь? Касси быстро: Да-да-да… Лиза настойчиво: Ты слышишь?! Касси останавливается и более осмысленно: Да. Я помогу, только попозже. Лиза спрашивает, что стряслось. Касси объясняет, что человек из-за нее в тюрьму попал. Лиза: А что случилось? Касси: Человека убил. Лиза в ужасе: Как! Касси горячо: Он хороший! За меня заступился! Лиза с большим сомнением: Разве хороший может убить? Касси прямо не узнать: Всяк бывает! Вот в тебя тоже что-то вселилось… Лиза быстро возражает: Да я была не я! И успокаивает: Отпустят, коли не виноват. Касси с теплотой рассказывает ей, что после того, как ее выгнали на улицу, Платон ее подобрал и обогрел: Вот и я теперь должна помочь ему… Лиза хочет пойти с ней, но Касси отказывается – сама. Перед уходом ей приходит в голову мысль, что надо  устроить спиритический сеанс. Вызвать духа Татьяны, он расскажет все. Лиза страшно пугается. Но Касси настаивает: Он объяснит, что с тобой происходит. И Лиза соглашается: Хорошо.  Возвращайся скорее, на тебя одну надежда…

    Вдруг Стеша ринулась к столу: Буду чай пить! Уселась за стол, фыркая носом, а Ульяна ее упрекает, что девки обе на молодого барина засматриваются… Стешка с обидой: Это Лизка! Ульяна советует дочери приголубить и приласкать Лизу. Стешка устраивает новый рев по поводу самой себя, которую никто не любит, и не хочет приласкать и приголубить. Тут мамочка тает совершенно и начинает вокруг нее суетиться, подарки сулить, целует и обнимает. Дидятко довольно успокаивается, и начинает трескать пирожное. Мама удовлетворенно: Ешь. А с Лизой помирись, и не ругайтесь больше. Стеша благосклонно: Помирюсь. Решительно: Помирюсь! Ульяна радуется…

    Паша влетел к Лео и орет на него во всю мочь, что тот решил ему отомстить, подсунул отравленный овес. Лео орет в ответ, что ничего не понимает про овес. Паша продолжает орать, что он все расскажет Наденьке, и она не будет с Лео жить после всего этого. Лео с кривой улыбочкой: Опоздали! Ушла сегодня утром! Паша начинает просто неприлично ржать, аж покатываться (он напомнил мне в этот момент ржащую лошадь…): Стало быть, сама поняла, за какую гадину замуж вышла! Вы мое дело загубили, и я не дам Вашему делу развиться! И продолжает хохотать. Лео нагло: Минуточку! Вы, Павел Гаврилович, забыли, на чьи деньги Ваша семья живет… Что, по миру хотите их пустить? Паша  хохотать перестал, и не зная, что ему делать, принялся кивать головой, как-то весьма сдержанно и криво улыбаясь… Лео торжествующе: Скатертью дорога! А Паша только головою и мотает взад-вперед…

    Ромашка примчался к Савве узнавать о Долли. Савва не понимает, чего он так переживает из-за ученицы. А Рома: Она такая… Савва в отчаянии говорит, что она радость его жизни, и вдруг они ее убили? Ромашка сдуру рассказывает, что никто ее убивать не хотел, а только денег взять и отпустить. И что похититель здравомыслящий и порядочный. Савва уставляется на него пристально, и интересуется, откуда он решил, что похититель здравомыслящий и был один? Рома понял, что попался…

    Илларион в постели, а доктор, которого вызвал Даниил, признается, что жить старику осталось не более месяца- двух…. Илларион слабо радуется, что у него есть еще месяц, чтобы видеться со своими детьми. Доктор заявляет Данилке, что они обязательно должны быть это время рядом с папой, и уходит. Даниил не верит в болезнь отца, считает, что тот готов для своих целей инсценировать даже это. Папа улыбается кротко: На этот раз все будет всерьез. Неужели вы меня не простите? Долли подает ангельский голос: Я простила.  А где лежат сокровища? Даниил иронизирует: А есть ли они вообще? Папа твердо: Есть. Я также уверен в этом, как в том, что вы – мои дети. Даша с милой улыбочкой: Ты, Данечка, иди, а я найду их, разбогатею, и тогда Уваровых с носом оставлю! Илларион просит сына не оставлять сестру, помочь ей. Даниил зло6но: Помогу. Даша, пошли! Даша упрямо: Нет! Он с сарказмом: Веришь первому встречному - поперечному? Ну, ты уже взрослая девочка… Прощайте! Уходит.

    Стеша и Лиза стоят друг перед другом, а рядом Ульяна – контролирует процесс примирения. Стеша просит смиренно прощения. Лиза покаянно: Я сама виновата. Стеша спорит: Это я виновата!  Так они перекидываются покаянием, а потом обе прощают друг друга, а Ульяна радуется: Что вам мешает жить в согласии? Ведь родных у нас так мало, вы должны крепко держаться друг друга! Теперь обними ее, Стеша! Не укусит. Стешка раскрывает объятия и улыбается: Мир? Лиза тоже улыбается: Мир! Они обнимаются и обе радостно смеются. Ульяна на седьмом небе от счастья. Зовет: Пойдем, Стеша… Они уходят, а Лиза остается. Она берется за голову и вид у нее очень неуверенный в себе… Стеша, уходя, оглядывается на нее, и лицо ее становится очень тревожным…

    Рома неубедительно лепечет, что также сильно тревожится за Долли… И тут появляется предмет их волнений. Легко и непринужденно Долли вплывает в комнату и говорит с ходу, что ей надо ехать на дачу в Крым, чтобы поправить свое здоровье. Савва в ужасе: Что они сделали с тобой? Она просит не спрашивать об этом ужасе… Он замечает у нее кошелек и сильно удивляется, отчего бандиты не забрали его. Она уклончиво поясняет, что спрятала его в надежное место. Савва жадно: Куда? Она кокетливо замечает, что скажет это, но не при Романе Львовиче… Савве не терпится, и он просит Ромашку удалиться. Тот отходит подальше, а Долли: Что ты хочешь от меня услышать? Савва умоляюще: Ты же не станешь меня обманывать?  Я вижу, что ты что-то не договариваешь… Долли изящно: Я как чистый лист перед тобой! И интересуется, не скучал ли он без нее? Савва заявляет, что жить без нее не может, и если с ней что случится, наверное, умрет…

    Павлушка прячется за колонной. По лестнице осторожно в его сторону крадется Надя. Он пугает ее и радостно заливается смехом. Он спрашивает, от кого она прячется. Она сообщает, что папенька велел ей ехать домой, а она хочет остаться у Ольги. Говорит ему, что ушла от Леонида: Знаешь уже об этом? Паша сдержанно: Да, он говорил. Я не одобряю твой поступок, ты должна вернуться к мужу. Это будет для всех нас лучше. Надя обомлела: А для меня? Он серьезно: И для тебя. Надя с возмущением: Я не понимаю. Ты был настроен против Леонида. Ты отговаривал меня от брака с ним… Требовательно: Скажи мне, что ты затеваешь?!

    0

    32

    32 серия

    Даниил нервно собирает манатки. За этим его застает Ольга и интересуется
    – что, они снова уезжают? Он невежливо замечает, что едет один. Она
    обижается – ведь они договорились в Крым вместе ехать. Но он совершенно
    распоясался, по-хамски вымещает на ней свое плохое настроение, кричит на
    нее: Не еду я в Крым! Не нужны мне сокровища! Надоели эти сказки! (какой
    дурной характер… А она-то тут при чем, если ему настроение папа
    испортил?...) Ольга совершенно расстроилась, потому что не поверила, что
    он может так внезапно измениться, решила, что просто хочет от нее
    отделаться. И она возопила к небесам: Господи, почему меня окружают одни
    лжецы? В чем я виновата? Что делаю не так?! Даниил замер над котомкой с
    хмурым лицом…

    Касси пришла к Зарине. Та благодарит ее за помощь с бандитами, и
    рассказывает про их главаря – что был лютым, за камнем ушел – просто как
    одержим был, бандиты его пуще огня боялись. Описывает его - высокий,
    черный… Касси при этих словах что-то зябко стало.. А Зарина пристально
    на нее глядит: И тебе, Кассандра, опасаться его надо… А Касси молчит и
    думу думает…

    Борюсику докладывают, что к нему пришел портной за долгом. Борюсик велит
    передать, что все деньги он отдал. И восклицает: Должен! Всем!

    Лиза рассказывает Наде, что Вася уехал, и что не мог он ее свадьбу
    расстроить, чтобы жениха увезли в кандалах…Надя решительно заявляет, что
    поможет Паше найти нужные бумаги, и таким образом, может, удастся
    избавиться навсегда от господина Погожина. (ага, опять порезали
    сериал…Не было продолжения разговора Паши с Надей… Может, уже хватить
    резать-то? Сцены какие-то пошли - явно не с начала, обкорнанные просто
    неприлично… :( ) Лиза пугается: А вдруг он узнает? Надя уверенно: А я
    его отвлеку. Сделаю так, чтобы он боялся от меня на шаг отойти. Но Лиза
    не успокаивается: А вдруг он опять стрелять надумает? Нет, одну я Вас не
    отпущу! Тем более, у меня с ним свои счеты…

    Вася и Мариула, веселые как дети, едут на телеге уже в Белогорье. Все
    встречные с Васей постоянно здороваются, и он отвечает приветливо.
    Наконец, прибыли. Он Мариулу с повозки снял, она ему говорит о том, что
    цыгане любят путешествия, а он о том, что никогда больше в Петербург не
    вернется, ему дома хорошо. Так они подходят к пепелищу на месте Васиного
    дома, и останавливаются, как громом пораженные… Вася потерянно: Здесь
    моя изба стояла… Мариула тяжело вздыхает…

    Надя сомневается, а что они скажут Лео по поводу Лизы? Та напоминает,
    что они сами ее звали в горничные. Надя сперва соглашается, но
    беспокойство вновь одолевает ее, она боится, что это все равно опасно –
    Лео хоть и трус, но не дурак. И потом – вдруг план Павлуши не сработает?
    Лиза решительно прерывает все ее сомнения: Пойдем вместе! Они соединяют
    руки с горящими глазами, и тут к ним в комнату влетает Саша. Он выглядит
    таким счастливым, и так радуется тому, что узнал – Надя ушла от Леонида!
    Он одобряет сестру, говорит, что гордится ею, Надя очень рада такой
    реакции, потому что все ее только осуждали. Он хватает ее за руки,
    улыбается и говорит: Твой самый большой долг – быть счастливой! Он
    поднимает ее над собой и веселится. Лиза в стороне смотрит на них и ее
    рот сам растягивается до ушей. Саша смотрит на сестру снизу вверх, и с
    жаром: Ты не должна приближаться к нему ни на шаг! Слышишь меня?! Надя
    тоже радуется, и в комнате устанавливается легкая и веселая атмосфера…

    Даниил кричит на Ольгу, а та в ответ на него. Он не хочет жить чужой
    жизнью, а она считает, что он всю жизнь этим занимался: Вы лжец и
    эгоист! Выскочила из комнаты, а он вдогонку орет: Я не желаю жить жизнью
    моего отца! Не желаю! Она возвращается, с осуждением: Жестоко ссориться
    с отцом после стольких лет разлуки! Даниил презрительно: Ничего! У меня
    сестра есть, она будет искать сокровище вместе с папочкой. Он
    рассказывает любопытной Ольге про Долли, и та поражена, что жена Саввы
    оказалась не дворянкой, а такой же простушкой, как и все Дроновы. Она
    выносит ему приговор: Вы останетесь совсем один! Он опять кричит: Я
    привык быть один, мне одному замечательно, и никого не надо! (вот уж
    точно, ему лучше быть одному, тогда он веселый и бодрый, а тетки у него
    вызывают аллергию и портят характер…) Оля вдруг тихо: Что ж. Простите,
    что помешала… Ушла.

    Лиза с Надей уже в доме Леонида, нерешительно жмутся к стене и
    переговариваются тихо. Лиза спрашивает, не боязно ли Наде. Та: Ничуть!
    Лиза, почти стуча зубами: Уверена, что Леонид Максимович способен на
    все… Тут выныривает из-за портьеры хозяин, холодно: Чем обязан, Надежда
    Гавриловна? Надя важно заявляет, что она все еще его жена, и хочет
    вернуться в его дом. Лео требует от Лизы оставить их. Она покорно делает
    книксен и уходит в его кабинет. Лео с подозрением интересуется, что
    заставило Надю переменить решение. Надя сообщает, что была неправа. Лео:
    Вы хотите, чтобы я Вам поверил? Но Надя не сдается: Конечно! Я поэтому
    Лизу привела… Лиза в кабинете высматривает что-то в окна… До нее
    доносится голос Лео: Теперь давай начистоту… Лиза подошла ко второму
    окну и потянулась к защелке…

    Надя требовательно: Ты что, не рад? Лео не может поверить в такие резкие
    перемены. Надя объясняет, что говорила с маменькой, и сама много думала:
    Мы обвенчаны, и должны быть вместе. Лео язвительно парирует: Когда ты
    уходила, мы тоже были обвенчаны…

    Лиза впускает в окно Павла. Они говорят шепотом. Лиза показывает ему на
    дверь: Они там… Он улыбается ей: Ты не боишься? Она мотает отрицательно
    головой, а в глазах у нее искрится задор, она вся такая живая, уверенная
    в себе. Говорит ему, что Лео стрелял в брата, и у нее с ним счеты. Паша
    восхищенно глядя на нее: А ты изменилась… Не та девчонка, которая по
    каждому поводу верещала и все время глаза опускала… Лиза игриво:
    Конечно, если бы Вы опять рядом голый стояли, я бы и сейчас опускала!
    Повернулась к столу, а он ее сзади ухватил, балуясь. Она к нему
    повернулась с лукавым прищуром: Хватит. Давайте бумаги искать! Паша
    спохватился, вспомнил, зачем они пришли, простодушно хохотнул и вернулся
    к делу: Правильно меня Саша балбесом называет! (ну прям не знаю,
    смеяться или плакать такой его простоте…) Отпирают тихо ящики с бумагами…

    Надя, видя настороженность Лео, решается его поцеловать: Может быть, это
    тебя убедит? Она делает это так страстно, что он сперва косится на нее
    подозрительно, но вскоре весь отдается долгому поцелую…

    Боря хочет начать с начала, но Варя не желает. Он шантажирует ее тем,
    что все узнают, как она стреляла в Ольгу, и она пойдет на каторгу. Варя
    поражена, какой негодяй ее супруг. А он обещает, что позаботится о ней,
    если она согласится с ним помириться, и скажет, что она была вынуждена
    выстрелить. Хочет с ней договориться. А она смотрит на него молча
    расширившимися от его наглости глазами…

    На пепелище. Вася не может оправиться: Вся жизнь здесь прошла… Будто
    кожу содрали… Мариула гладит его и утешает. Добилась, что приободрился
    он: Руки есть, голова на плечах – деньжатами разживусь, снова дом
    построю… Она поняла, что он оправился от удара, и прощается – хочет
    пойти поискать поблизости табор цыганский, чтобы приютили. Вася
    трогательно: Прощай, может, свидимся… Каждый день буду молиться за тебя!
    Обнялись дружески, и она пошла. Да ушла недалеко – тут ее мельник с
    дружками и сцапал. Вася собрался весь, набычился, и с тихой угрозой:
    Отпусти ее… Добром прошу…

    Надя долго целуется с Лео. Потом отрывается: Теперь ты мне веришь? Он
    хрипло: Верю. Надя вопросительно: Значит, я остаюсь? Лео с жаром:
    Конечно! Подхватывает ее на руки и пытается вынести в сторону спальни.
    Надя испуганно вырывается: Нет! Отбегает в сторону: Нет-нет-нет…
    Подожди… У Лео опять вытягивается физиономия, и он пристально смотрит на
    растерянную Надю…

    Варя с облегчением говорит, что Боря снял тяжесть с ее души, что она все
    сомневалась, а теперь поняла, что была права: Ты мне больше не сможешь
    навредить! Пошел вон из моего дома! И денег моих больше не получишь, и
    на каторгу я не пойду. Он хохочет: Ты убийца, и сделала это при толпе
    свидетелей! Тебя будут судить и выход у тебя только один…. От двери
    раздается Ольгин голос: Судить ее не будут. Борис обернулся и оторопел…

    Касси с Платоном вернулись домой, он ее благодарит, веселится, как она
    поручилась за него, что жандармы просто плакали. Обнимает. Интересуется:
    А ты правда ко мне так относишься? Она сдержанно: Правда. А ты ко мне
    как? Он с готовностью: Очень хорошо. Все, что хочешь, сделаю для тебя,
    только скажи! Касси, пристально глядя на него: Платон… Камень, который
    ты мне дал давеча, я потеряла… Он резко повернулся, и улыбка сошла с его
    губ: Как… потеряла…? Касси, не отрывая взгляда: Я его… выкинула. У
    Платона заиграли желваки на щеках. Касси с тоской: Он опасный, будто из
    души твоей что-то вытягивает, и заставляет делать, что ты никогда не
    делал… Платон хватает ее за плечи, зло трясет: Ты что, сдурела, гадалка
    чертова? Что я теперь без него буду делать? Касси: Отпусти меня. Он
    разжал руки. Касси: То добр и щедр… То страшен… Кто ты на самом деле –
    зверь или человек? Платон досадливо сникает, с раскаянием: Прости,
    ладно?.. Сорвалось.. . Как услышал, что камня нет, сразу разум потерял…
    Жизни нет мне без него… Кассандра, наблюдая за ним внимательно, говорит,
    что Зарина ей сказывала, главарь бандитов тоже без камня не может… И
    тоже высокий, чернявый… (все, Зарине не жить…) Платон повернулся к ней:
    О чем ты? Кассандра обличает: Это ведь ты, Платон!

    Лиза находит еще один ящичек, начинает с трудом открывать, подзывает
    Пашу. Она извлекает оттуда большую папку и с трудом читает. Он помогает
    ей: Железные дороги… Они оба страшно радуются, от избытка чувств она
    сигает к нему на руки и обхватывает за шею. Он не удерживается на месте,
    и роняет с грохотом стул. Лео слышит шум, открывает дверь в кабинет, и
    застывает на пороге…

    Мельник говорит, что берет красивую цыганку в обмен на долги Васиного
    папани, или за Лизку, которую Мирон ему обещал. Вася пытается вызвать
    его на драку, но силы не равны, хотя Мариула собирается выступить с ним
    на пару. Тогда Вася придумывает хитрый план. Он говорит, что не стоит
    мельнику связываться с цыганами – они народ лютый, отмстят. А если его,
    Васю, побьют, он не сможет долг отца отработать. А так обещает его
    отслужить у мельника. Тот находит это разумным и берет Васю к себе в рабы…

    Варя поясняет ошеломленному Борюсику, что стреляла холостыми. Ольга
    рассказывает, что вместо крови была наливка. Боря начинает покатываться
    со смеха, и никак не может остановиться. Его восхитил этот хитроумный
    план, и он понимает, что придумать его могла только Ольга: Ты не
    перестаешь меня удивлять! Оля с горечью: И ты меня тоже. Ты ничтожество,
    я этого не знала… Теперь узнала… Но лучше поздно, чем никогда. Ушла.
    Борюсик все хохочет и обзывает себя болваном. Потом успокаивается и
    говорит жене, что теперь они квиты, она отомстила ему больно, жестоко и
    зло. И теперь им надо начать новую правдивую счастливую жизнь. Варя
    смотрит на него с презрением и говорит, что она начнет новую жизнь –
    добрую и счастливую, в которой нет места ему: Уходи. Ты в прошлом. Он
    побрел медленно к дверям, остановился… Смотрит на нее долгим взглядом…
    уходит…

    Паша стоит с папкой в руке, а Лиза обнимает его. Лео к Наде: Значит, все
    это было ложью. Надя обличающе: Было у кого поучиться! Проходит к Паше и
    становится от него по другую руку. Лео с отчаянием: Ты меня хоть
    когда-нибудь любила? Надя говорит, что и сейчас бы еще любила, если бы
    не он сам… Лео лихорадочно достает пистолет из ящика и кричит, что во
    всем виноват ее братец, если бы он не вернулся в Петербург, все были бы
    счастливы! Он наставляет пистолет на Пашу, а женщины испуганно прячутся
    за его плечами. Паша, стараясь выглядеть спокойным: Леонид Максимович,
    не пугайте женщин и …. опустите револьвер. Лиза и Надя трясутся за его
    спиной. Лео с усмешкой: Нет уж, Павел Гаврилович, пусть я проиграл, но и
    с Вами поквитаюсь… Взвел курок, и тут позади него раздался Сашин голос:
    Что здесь происходит? Саша, заложив руки за спину, мрачно осматривает
    всю открывшуюся ему картину…

    Вася работает на мельника, яки негр на плантации, а дружки хозяина ему
    передохнуть не дают. Приходит Мариула, беспокоится за него – только что
    после ранения, говорит, что едет в город, найдет там его зазнобу и
    скажет, чтобы заплатила за него долг – чай, богатая, и денег хватит.
    Вася не желает этого слышать, но Мариула уходит, гордо пообещав, что она
    свободная женщина, что задумала, сделает, и он ей не указ. Вася,
    нагрузившись новым мешком, безнадежно кряхтит ей вслед: Мариула, не
    смей… Да только она его не слышит.

    Платон спрашивает возмущенно, один он, что ли, в Петербурге чернявый да
    с бородой? – Ты спрашиваешь, кто я. Я человек. Не зверь. Но любой
    человек от такой паршивой жизни бы озверел! Достает старую фотографию и
    показывает Касси: Посмотри – одна из танцорок – моя мать… Касси тихо: А
    отец? Платон с ненавистью: Большой почитатель ее таланта! Говорит, что
    заделал ей младенца, она рано умерла, и ему пришлось себе пищу самому
    добывать. Воровать научился с детства. И таким честным голосом: Но крови
    на мне чужой нет! Она одернула: Платон… Он вспомнил: Ну, прости… Вор я,
    но не душегуб. А что парня убил того – по-другому защитить тебя не мог!
    Ушел. А Касси уже вся снова в жалости к нему…

    Лео радуется, что теперь обоих братьев пристрелит, и наставляет пистолет
    на Сашу. Его трясет: Вы у меня все отобрали – жену, дело, отобрали
    надежду… Саша спокойно предлагает ему разойтись с миром. Лео истерично:
    Вы не уйдете никуда отсюда! Саша печально: Жаль, я думал, у Вас есть
    шанс спастись… Ради Наденьки, ради всего святого, отдайте мне пистолет!
    Протянул руку, уверенно: Послушайте, Вы же не убьете никого… (слабый
    недоверчивый писк со стороны Лизы и Нади). У Лео трясется рука: Я
    выстрелю! Саша умоляюще: Подумайте о Наде – оба брата мертвы, Вы на
    каторге…Лео теряет силы… А Саша настаивает: Отдайте пистолет…отдайте… не
    надо… Лео с огромным усилием выпускает пистолет из руки, Саша забирает
    его. Лео с искаженным лицом валится без сил в кресло… Надя кидается к
    брату: Саша! Обнимает его. Саша, все еще держа пистолет на вытянутой
    руке, как мерзкую жабу, говорит медленно: Теперь мы все отсюда уйдем и
    забудем от этом. Паша с Лизой, прошмыгнув мимо него, убегают прочь. Надя
    остается возле Саши. Саша, показывая пистолет: А это, Леонид Максимович,
    я возьму, с Вашего позволения, с собой… Лео не реагирует, Саша уходит, а
    Надя на секунду задерживается, глядя на Лео с жалостью…

    Даниил сидит в комнате на полу и хлещет водку. Он здорово пьян, лицо у
    него страдальческое, он вспоминает прекрасную Ольгу, склонившуюся над
    ним в дни, когда он болел после проруби… С трудом встает, хватает рог,
    дудит в него, покачиваясь, и куда-то уходит вместе с рогом…

    В комнате Саша разбирается за столом с бумагами Лео, Надя сидит здесь
    же, и Паша с Лизой тоже. Надя все не может поверить, как Лео решился на
    такое. Лиза одобряет, что Надя ушла от такого мужа. Надя с сомнением: Не
    знаю.. Мне его жалко стало… Лиза обличающее: А он не пожалел Вас! Паша
    веселится: Надюша, мы все отлично успели, ты усыпила дракона, а тем
    временем умница Лиза отыскала документы! Неожиданно он хватает Лизу на
    руки, она издает довольный взвизг, и кружит ее. Они оба радостно
    смеются, и тут Саша поднимает на них глаза. Паша замечает это,
    останавливается, Лиза оглядывается на Сашу, сползает испуганно на пол и
    делает серьезное лицо. А Паша с новой улыбочкой добавляет к своей
    истории, что Саша героически их всех спас. Он спрашивает, как же Саша
    догадался об их задумке. Саша с иронией объясняет, что у них с самого
    утра все было на лицах написано. И с осуждением: Вы же все могли
    погибнуть! Паша беспечно: Не надо думать о плохом! Бумаги в наших руках!
    Саша тем временем снова углубился в чтение. И вдруг что-то глубоко
    поразило его. Вскочил: Что?... Читает вслух: Я, Любовь Евсеевна
    Уварова…передаю… Господи! Надя подняла голову, а Паша потрясенно
    прошептал: Это же наша мама… (ну и команда у них сколотилась… Пора уже
    банки брать, с их лихим предводителем Павлушей…)

    Оля лежит на диванчике и дремлет. Появляется Борюсик и напоминает ей,
    что это его дом. Она лениво: А… Пришел меня выгонять… Он говорит, что
    нет, мириться. Она, отворачиваясь, сонно: Извинения приняты. Ему это не
    понравилось, а она обозвала его лжецом, и что он получил то, что
    заслужил. А он говорит ей, что не обманывал ее никогда, и ничего не
    скрывал. Она напоминает ему, что он врал про их отношения с женой, а
    теперь Варя беременная. И что жена оказалась совсем другой – доброй и
    порядочной. Он заявляет, что не уйдет отсюда, пока не получит тех денег,
    которые они с Варей у него украли. Она требует, чтобы он убирался, а он
    грубо: Значит так. Я, воровка, никуда не уйду, пока не получу своих
    денег. Ольга лежит, и перестала усмехаться, а он стоит над ней, и лицо
    его излучает угрозу… (понятно. Теперь прискачет Даниил, начистит ему
    физиономию, и прямая дорожка Борюсику - встать на тропу рэкета и
    продолжить дело убиенного брата…)

    0

    33

    33 серия

    Борюсик хамит Ольге и обзывает воровкой. И тут раздается победный рев
    рога. Пьяный Даниил, еле переставляя ноги, заявляет: Вон. Боря сразу не
    понял: Что? Даниил разъясняет с длительными остановками: Я… говорю… вон!
    Он доковылял до Борюсика, и весело приставил рог к его голове. А потом
    тычками погнал его к дверям, и Боря даже не подумал сопротивляться, ушел
    покорно. Но Оля обиженно заявила, что не хочет, чтобы он вмешивался в ее
    дела. Она его не звала. Он уселся возле нее и пояснил, что ему нужен
    только адресок дачки ее семьи. Она смеется: Вы все-таки решили искать
    клад! Но не рассчитывайте, что я распахну перед Вами двери нашей дачи…
    Он глядит на нее и пьяненько лыбится…

    Ромашка бегает за Долечкой и отчитывает ее за то, что она ушла из его
    жилища, и когда он вернулся с деньгами, ее и след простыл. Она гордо
    заявляет, что ее нашел отец. Рома думает, что это был ее папа из
    Франции, и не верит, как он мог ее найти. Она заявляет, что он следил за
    ней. Рома ноет, что ей теперь деньги не нужны, и он тоже, но она
    ободряет его тем, что у нее теперь положение еще хуже. Признается, что
    она не знатного рода, а отец у нее – нищий искатель приключений…

    Лиза входит в комнату Нади и видит повсюду раскиданную одежду хозяйки.
    Из-за портьеры выходит Надя, жалуясь, что потерялась ее шаль, и просит
    Лизу помочь ей отыскать. Лиза подозрительно: Вы собрались куда? Надя
    признается: В деревню, к Василию. Лиза потрясенно: К Васе?! Надя
    вздыхает: Не могу без него, все мысли о нем… С ним надежно, спокойно, ты
    правду говорила, что он всегда защитит… (Вася-то точно… А вот бы
    задуматься Лизе о Паше – надежен ли? защитит ли? но не задумывается
    никак… ) Лиза в ужасе: Да что Вы! Не ровня он Вам, только представьте,
    как бы Вам было смешно, если бы я в барина влюбилась! Надя смотрит на
    нее серьезно: А я не смеюсь… (лизины удивленные глаза…) Я же не слепая,
    вижу, как ты на Павла смотришь, а он на тебя… Лиза глупо разулыбалась…

    В кабинете семейный разбор полетов. Присутствуют Саша – главный
    обвинитель, Паша – его помощник, Любовь Евсеевна – обвиняемая, и
    присяжный заседатель Гавриил. Саша излагает суть вопроса – как Люба,
    воздействуя на больную Юлю, незаконно вынудила ее подписать земли.
    Любовь Евсеевна уверенно отбивается. Саша и Паша наседают. Гавриил
    помалкивает, но изредка вставляет что-то вроде – Юля могла и сама
    принять такое решение… Люба ухватилась за идею, с вдохновением: Да, она
    сказала мне – Александр так холоден со мной! Пожалуйста, возьмите мои
    земли, хоть польза от них будет семье… И тут позади раздается стальной
    голос главного свидетеля обвинения Юлии: Сомневаюсь, Любовь Евсеевна!
    Все оборачиваются. Входит совершенно здоровая, элегантная,
    сногсшибательная и уверенная в себе Юлия. На ходу снимая пиджак и
    выставляя на всеобщее обозрение свои безупречные формы в сильно
    обтягивающей фигуру блузке, она победоносно заключает: Сомневаюсь, что
    обман Вам на пользу пойдет… У Любы пропал дар речи…

    Юля проходит через всю комнату и усаживается в кресло: Вопреки всему, я
    здорова. Чувствую себя прекрасно, и имею собственное мнение на то, что
    рассказывала здесь Любовь Евсеевна. Все молчат и смотрят на нее. Она с
    усмешкой, к Л.Е.: Я смотрю, Вы мне не рады? Люба быстро затараторила,
    что как раз завтра собиралась ее навестить. Юля с сарказмом: И угостить
    меня чашечкой опиума? (по залу пронесся шум…) Юля поясняет собравшимся,
    что Люба ее пожалела, и достала ей опиум, - взамен на ее земли. Саша
    потрясенно: Не может быть… И тут Гавриил вступает: Либо Вас рано
    выпустили, либо все мы сошли с ума. Слишком странные вещи Вы нам
    рассказываете. А Юля добавляет: Мало того, и пожар, и фотография, и
    письмо – дело ее рук! Она говорит, что и Л.Е. решила ее представить
    сумасшедшей и сплавить подальше в клинику. Паша в ужасе смотрит на маму.
    Люба отчаянно: Это ложь. Не слушай, Павлуша… А Саша ужасается, но
    говорит ей, что тогда ей эти земли вовсе не нужны. Люба возмущенно: Да
    не нужны мне они сто лет! Завтра же подпишу их обратно! Юля достает
    какой-то документ: Зачем же ждать до завтра? Бумага уже готова!
    Загнанная в угол Люба нервно берет перо и подписывает. Юля забирает
    документ: Благодарю. И тут стук в дверь кабинета. На пороге Лео:
    Извините. Вы, Павел Гаврилович, украли мои документы… Теперь все головы
    поворачиваются в Пашину сторону…

    Рома пристает, кто же такая Долечка и как ее зовут. Она смеется, что так
    и зовут, как всегда звали.. Он целует ей ручки и не понимает, зачем она
    понадобилась искателю приключений. Она кокетничает и жеманится, папаша
    ей сказал, что на даче Уваровых в Крыму есть сокровища… Рома снова в
    отчаянии, что с кладом он ей больше не будет нужен. А она нежненько
    предлагает ему искать вместе. Он радуется, и они начинают так страстно и
    увлеченно целоваться, что не видят, как Савва остановился возле них и
    внимательно рассматривает процесс…

    Лиза кидается к Наде: Надежда Гавриловна, миленькая, не выдавайте! Надя
    улыбается: Я тоже неровню полюбила... Вот ведь как случилось - любовь
    нас сама выбрала, так что надо идти за ней до конца! Лиза пугает ее
    тяжкой деревенской жизнью и заботами, но Надюша упряма и готова ко всем
    лишениям, считает, что справится со всеми трудностями. Она говорит о
    том, что чувствует в присутствии Васи, и интересуется, что чувствует
    Лиза с Пашей. Лиза аж заходится, описывая, как холодеет вся, и ноги
    становятся ватными… Наде это очень нравится, а Лиза убежденно говорит,
    что все стерпит ради любви… И вдруг испуганно: Хотя чувствую – не быть
    нам вместе… (ой, хоть бы это сбылось…) Надя отмахивается от ее сомнений,
    и радуется - как здорово, что они обе полюбили братьев! И обе пугаются
    мыслям, что бы было, коли бы они не попали сюда и не встретили своих
    возлюбленных… Надя встает решительно: Поеду я! Лиза тоже поднимается: С
    Богом, Надежда Гавриловна! И знайте – мое сердце всегда с Вами. Они
    горячо обнимаются… (сестрами хотят стать… через мужей… :(((((( )

    Борюсик сидит за столом, а перед ним заискивающе склонился Мирон со
    товарищем. Боря их из каталажки вытащил, чтобы служили ему верно и
    преданно. Напоминает им властно о книжице с известными именами, мол,
    пора за работу браться… (недалеко братец от старшенького ушел…) Мирон
    робко интересуется, - он теперь заместо хозяина будет? Боря важно
    изрекает, что не заместо. А хозяин. И устанавливает жесткие правила:
    Вопросов не задавать. Самим ничего не предпринимать. Делать, что я
    скажу. Ясно? Мирон как Горлум: Ясно. Хозяин…

    Даниил сообщает Оле, что привык на себя во всем полагаться и ему входные
    двери нигде не помеха. А она видит его насквозь. Он меняет тактику, и
    говорит ей, что она права, он много думал, и надумал, что семья – это
    семья, требует жертв, и он не может сестру в опасности бросить… Она
    усмехается: На меня не рассчитывайте! Он быстро: Тогда прощайте. Она
    насмешливо глядя на него: Что, не хватило смелости сказать, зачем
    пришли? Адресок дачи и без меня могли узнать у кого-то другого… Что,
    увидеть меня захотелось? Он усмехается и смотрит на нее…

    Платон у ювелира. Требует у него мзду, как наследник бывшего хозяина, да
    тот отказывает. Не успевает Платон как следует его припугнуть, как из-за
    занавески выходят Мирон с подручными, и ювелир поясняет, что им уже все
    заплатил. Мужики окружают Платона, и они улыбаются друг другу звериными
    оскалами…

    Саша и Паша провожают Лео вниз по лестнице, и Саша вежливо просит
    извинения у Лео за поступок своего брата. Лео возмущен: Извинения? Как
    бы не так! Паша замечает, что не поступай Лео так дурно, и им бы у него
    ничего брать не пришлось. Лео пугает их, что скупил и другие земельные
    участки вокруг их строительства, так что ничего у них не получится. Саша
    объясняет ему, что земли Лео все равно не нужны, он уже все подсчитал.
    Лео зло бросает, что у них по-прежнему нет денег, ведь не будут же они
    питаться землей. Саша заявляет, что свет клином не сошелся на землях
    Лео, найдет и других компаньонов. А если Лео хочет войны, пусть будет
    война. Саша: Только Вам эта война не выгодна… Лео: Кстати, о войне…
    Револьвер мой верните мне! Саша: Пожалуйста… Лео уходит. Паша
    раскладывает на столике фрукты из вазочки и предлагает Лео отстегать
    крапивой. А Саша выкладывает свое, и вторит ему: Нет, лучше сбросить с
    пизанской башни! Паша азартно: Нет, лучше с Эйфелевой! Она выше. Саша с
    веселыми искорками в глазах одобряет. Паша серьезно спрашивает: Хочешь
    дорогу в обход пустить? Но у Саши другая идея. Он нашел нового
    вкладчика, кузена, который готов дать большую сумму денег. Паша хорошо
    знаком с этим кузеном, и его охватывает жажда деятельности. Он
    предлагает пригласить этого кузена погостить у них, и хочет поговорить с
    ним по старой дружбе. Саша удивленно и радостно: Что это ты стал делами
    интересоваться? Паша очень серьезно: Так мы же семья. И знаешь, когда я
    особенно отчетливо понял это? В тот момент, когда Леонид направил на
    меня пистолет, и тут раздался твой голос… Саша неимоверно
    расчувствовался и кинулся обнимать брата… (ну, теперь у нас два братца
    такие благородные и дружные, и ответственные, что прямо хоть куда!...)

    Савва интересуется, чем они там занимаются, а Рома опять про
    вдувательные упражнения толкует. Савве это смертельно надоело и он
    заявляет, что они с Долли едут в Крым, а Рома остается, потому что он,
    Савва, желает отдохнуть от вдувательных упражнений. Рома страшно
    расстраивается, Долли устраивает истерику. Но Савва непоколебим.

    Люба вдвоем с мужем, благодарит его за то, что он ее поддержал и
    единственный понял. Муж угрюмо замечает, что он все понял, но не мог
    говорить при детях. Люба со слезами начинает уговаривать его, что только
    для детей старалась. Гавриил: И для Саши? Что ты сделала с Юлей?
    Перечеркнула всю Сашину работу! С досадой: Столько вреда от твоих
    поступков… Она опять плачется, что любит семью, он же знает. Он
    задумчиво: Теперь я сомневаюсь… Она напоминает, когда Наденька упала с
    лошади, она сидела с ней день и ночь. И когда они только поженились, у
    Сашеньки был круп, и она его выходила… Гавриил мрачно признает, что все
    так и было, но он не понимает, что двигало ею в этот раз. Она: Ах, сама
    не знаю, что на меня нашло… Он задумчиво: От тебя теперь не знаю, что и
    ожидать… Решительно: Ты уедешь подальше от детей. Она в отчаянии: Как?
    Выгоняешь меня из дома?! Он: Поедешь в Крым. Подумаешь там, и не будешь
    мешать нам с Сашей работать. Она рыдает и умоляет его не отсылать ее. Но
    он тверд как никогда: Это мое решение. Не желаю ничего слышать! Она
    цепляется за него: Нет, Гаврюша, нет! Прошу тебя! Он постоял мгновение,
    и решительно вышел из кабинета.

    Карета с Надей прикатила в деревню и остановилась посреди лужка. Надя
    вышла на жухлую траву. Орут петухи, лают собаки… Хорошо! Неуверенно и
    медленно Надя идет по лугу с небольшим чемоданчиком…Добралась до
    импровизированной времянке на пепелище. Из-под полога вынырнул Василий в
    одной рубахе. Увидел ее, обомлел, кинулись они друг к дружке, и обнялись
    крепко, он ее от земли оторвал и прижал…

    Платона притащили к Боре и бьют лицом об дверь, и швыряют на пол, и за
    волосы хватают… Боря смотрит молча и языком цокает: Больно? Платон
    лыбится. Боря объясняет, что тех, кто на чужое добро зарится, закапывают
    заживо. Платон бесстрашно советует ему не спешить: Пожалеете… Меня
    старый хозяин за пса верного держал. Я ему жизнь спас.. Боря спрашивает
    его с угрозой, почто же он тогда брата убил? Платон отрицает. Тогда Боря
    интересуется, откуда у него на пальце перстень Глеба, который покойный
    никогда не снимал: С убитого снял, мразь?!

    Вася медленно, но верно оттесняет Надю обратно к карете, приговаривая
    безостановочно, что ей надо уехать, избы тут нет, работа тяжелая, не для
    нее, и жизнь нищая. Что ей надо к мужу вернуться. Она робко возражает,
    что не любит мужа, но он говорит, что они женаты перед Богом. Таким
    манером он заталкивает ее, совсем не сопротивляющуюся, обратно в карету,
    закрывает дверцу: Ничего, дай Бог, свидимся! Трогай! Карета отъезжает,
    Вася тяжко вздыхает, глядя ей вслед…

    Ольга забавляется: Что ж Вы замолчали? Он с иронией говорит, что ему
    жаль разрушать ее иллюзии: Хотя… ха-ха… помечтать люблю! Спасибо Вам,
    пойду я… Встает. Она удивлена, за что спасибо. Он: За подсказку в
    кондитерской. Помогли мне... Она с издевкой: А Вы обращайтесь ко мне! Вы
    без меня вообще пропадете! Он обернулся: Что? Смотрит на нее пристально:
    У Вас очень богатое воображение… Оля перестает смеяться…

    Платон врет, что не знает, о чем Боря говорит – не убивал он никого.
    Мирон: Врет, гнида, ручищи по локоть в крови! Платон продолжает, что
    перстень у мальца отнял. Борис требует, чтобы Платон снял перстень.
    Платон осклабился: Мне уже не надо, забирай… Его бьют по лицу, а он
    делает обманное движение, и по очереди ударами в лица своих обидчиков,
    укладывает их по одному в нокаут… Последнего вырубил Борюсика и с
    достоинством удалился.

    Долли докладывает Ромашке, что Савва непреклонен в своем решении. И что
    она не хочет, чтобы Савва подозревал, что она едет за сокровищем. Рома
    ревнует. Она капризно велит ему подумать о своем поведении, и упархивает
    с нежным криком: Саввочка…

    Только карета отъехала, сзади появился мельник со своей бандой. Они
    смотрят девушке вслед, и мельник издевается: Что ж ты, Васятка, оплошал?
    Мог выбрать в столице нормальную девку с телесами, а не эту мышь.. При
    этих словах Вася не стерпел, и заехал обидчику как следует. Но его тут
    же скрутили приспешники, и досталось ему от них. Мельник разозлился и
    велел посадить Васю в сарай холодный, и морить голодом. Васю увели…

    Паша сидит на окне в конюшне в позе отчаявшегося. Лиза рядом участливо
    спрашивает, как лошади. Он: Плохо… Вот же животные – честнее людей,
    никогда не продают! Потому что молчат. (до чего глубокомысленно…) И в
    отчаянии: Кто их отравил?! Лекарь говорит ему, что его совет -
    избавиться от них, потому что больше толку никакого не будет, а лечение
    им обойдется недешево. Паша чуть ли не со слезами на глазах: Как я могу
    избавиться от друзей, когда им плохо! Лиза с обожанием смотрит на своего
    кумира… А он категорично: Я заплачу, сколько надо! Лечите! Лиза радостно
    улыбается… (вот дурочка-то, прости Господи… А этот младой Уваров –
    что-то с чем-то! Только что проявлял чудеса находчивости в делах семьи,
    и тут же снова все на ветер готов спустить, когда и денег-то нет…)

    Надя, отъехав от Васи подальше, снова вылезла из кареты возле колодца.
    Опрятная старушка как раз набрала в ведра воды и собралась их тащить,
    когда Надя предложила ей помочь. Бабуля, дивясь на такое чудо, принялась
    отказываться. Надя участливо спрашивает, что она – вот так на себе воду
    таскает? Бабушка жалуется, что все на себе – и воду, и дрова… Надя
    интересуется, с кем она живет. Оказалось, одна. Надя просится пожить у
    нее, хочет ей помогать. Отняла ведра, понесла сама. Бабушка жалеет:
    Ручки нежные, пальчики тонкие – зачем тебе это? Надя с чувством: Не могу
    я так! Надо мне… Есть причина. Бабушка соглашается: Коли так… Живу не в
    хоромах, но поместимся. Только не жалуйся потом. Надя радуется: Хорошо.
    И с вызовом кому-то: Я ему докажу, что могу! Подбородок вздернула, а
    бабушка улыбается и кивает понимающе…

    Касси прибежала на вокзал к Платону, разодетому в модную шляпу, плащ и с
    чемоданчиком в руке (ну, хорош!...): Что это за записка? Он,
    оглядываясь, быстро дает ей указания снять комнату в гостинице,
    поселиться там и носа не высовывать лишний раз. Они усаживаются на
    тротуар. Он говорит ей, что едет в Крым за последней подсказкой и
    сокровища будут их. Касси не хочет его отпускать, обнимает горячо, чуть
    не плачет. Он просит ее камень пока найти и привезти ему в Крым. Она с
    ревнивой обидой: Только за тем я и нужна тебе! Он: Да нет! Ты мне нужна,
    пойми ты это! Она обиженно предлагает ему попросить кого-то другого
    привезти камень. Он с нажимом: ТЫ должна привезти. Она со слезами
    говорит, что запуталась и не знает, чему верить.. Платон с отчаянием: О,
    Господи… Снимает перстень с пальца и надевает ей на палец и с нежностью:
    Вот дедовский перстень. Возьми. Я буду ждать тебя. Ну, все в порядке?
    Целует ее очень нежно…

    Юля явилась к Лео и хвастается о том, что произвела сильное впечатление
    на семью Уваровых своим появлением. С издевкой: Я любящая жена и готова
    на все! Лео: Вы же любите Александра. Она равнодушно: Нет. Уже не люблю.
    Предательство нельзя простить! Он начинает предполагать, что позже она
    передумает, и будет жалеть о том, что так говорила… Она с сарказмом:
    Нежно любящий муж легко отправляет свою здоровую жену в лечебницу…
    Жестко: Я вернулась и буду мстить. Лео расплывается в довольной улыбке:
    Вы готовы мне помогать? Юля твердо: Можете на меня рассчитывать. Он,
    целуя ей ручки, с мерзкой улыбочкой: Благодарю Вас. Не смею более
    задерживать…. Она ушла, оставив его весьма довольным подвернувшейся
    нежданной радостью…

    На вокзале Мариула тащит на поезд вещи Ольги. Любу провожает Гавриил.
    Она просит у него разрешения остаться: Наденьке нужна поддержка, и
    Павлуше. И Ульяна не справится одна с домом… Гавриил строго: Ты подумай
    лучше, как дальше жить…

    Долли говорит Савве с неприязнью, что его сестричка тоже с ними едет, и
    помешает им там… Люба мужу: Больше не повторяйся. Я уже все поняла. Он
    мрачно: Саше еще долго расхлебывать кашу, которую ты заварила… Она
    просит прощения. Он: Бог простит. И обещает ей сразу сообщить
    телеграммой, как только Саша закончит проект. На вокзале суета. Стоит
    Дронов, поигрывая тросточкой, в шляпе и плаще, как у Платона… А тот
    видит Дронова, и крякает от досады, что ему теперь трудновато придется…
    Велит Касси, чтобы она на почту наведывалась, а дня через 3 он ей
    телеграмму отобьет: И приедешь! Целует ее, и быстро уходит. Касси с
    несчастным лицом крестит его вдогонку: Храни тебя Господь, Платоша…
    Машет ему: Пока! (что-то сегодня я уверилась, что Касси в Платона
    втюрилась без остатку….)

    0

    34

    34 серия

    Деревня. Вася, связанный по рукам и ногам, лежит на сене в сарае. Один
    из мужиков приносит ему еду, и уговаривает поесть, причем даже с
    состраданием. Вася снисходит до него и просит ложку. Потом развязанными
    руками лупит со всей силы беднягу, и пытается выскочить в дверь, но путь
    ему преграждает Прохор, который в одиночку не ходит, а таскает за собой
    всю свою банду…

    Надя упрямо трет в корыте белье и глотает слезы. Чувствуется, девушке
    тяжело. Вошла бабка, встала на пороге и смотрит неприязненно. В ней
    ощущается классовая ненависть и желание отыграться за все свои жизненные
    тяготы. Издевается: Устала, барынька… Дома, поди, получше! Кофе в
    постель подают, чистое белье приносят… Надя еще усерднее принялась
    тереть белье. Старуха интересуется: Вертаться не надумала? Надя упрямо:
    Нет! Отвалилась от корыта без сил, плюхнулась на стул… Старуха скорчила
    злую гримасу и завопила по-хозяйски: Тогда чего расселась? У меня мука
    кончилась! Ступай на мельницу. Привезешь мешок! (после этой жизни Надя
    по возвращении домой, небось, пойдет в революционерки освобождать народ
    от гнета господ…)

    Саша на себя совершенно не похож, бурно радуется, бегает по комнате,
    расшвыривает бумажки во все стороны, и почти прыгает до потолка. Паша
    без сил сидит в кресле и безучастно смотрит в одну точку. Саша подбегает
    к нему, улыбается и кричит: Получилось! Пашка, получилось! Паша ровным
    тоном, не меняя позы: Поздравляю. У тебя никогда не было столько
    вкладчиков. У Саши новый приступ восторга: Ты молодец! Два дня не
    вылезал из кабинета. Не ожидал от тебя! Паша также ровно: Чего не
    сделаешь для родного брата. Саша говорит, что денег много, теперь нужно
    начинать скупать земли. Сообщает, что немедленно приглашает Леонида,
    чтобы купить у него земли. Лихорадочно собирается, Паша тоже встает, и
    тут стук в дверь. На пороге Лиза скромно: Доброе утро, Александр
    Гаврилович, Павел Гаврилович. Разрешите убраться? Они откликаются,
    здороваясь с ней. Саша смущенно: Да-да… Мы как раз собирались уходить…
    Они по очереди протискиваются мимо нее в дверь, вежливо ей кланяясь…

    Она остается одна, подходит к раскиданным по всему полу Сашей бумагам,
    опускается на корточки, и подбирает их. Одна бумага привлекает ее
    внимание, и она начинает ее читать (кстати, уже довольно бегло – учится
    девушка…): Милая Лиза! Уже поздно, работы непочатый край. А я никак не
    могу успокоиться – все мысли о тебе… Дальше идет длинный текст, смысл
    которого сводится к тому, что ему хочется бежать на самый край земли, и
    что рассудком он понимает, что это невозможно, а вот сердцем уже давно
    там – и только с ней… Лиза глаза зажмурила, письмо к груди прижала, и
    счастливо улыбается… (да нет, не верится, что это Паша написал… Письмо
    так красиво, написано с таким сильным чувством…)

    Прохор Кузьмич сетует, что семейка Кольцовская его все время обижает, а
    он к ним всегда был, можно сказать, всей душой… Вася бурчит в ответ
    возражения. И тут до них доносится голосок Нади со двора, которая
    приехала на повозке, запряженной лошадью, за мукой. Она зовет Прохора.
    Тот узнал, что это краля Васина, и угрожает: Пикнешь – я вас рядком
    положу и землицей присыплю! (вот кому надо в банду к Платону на
    подкрепление идти. Вообще, Белогорье – просто колыбель самых крутых
    отморозков…) Вышел во двор. А Вася связанный на заколоченное досками
    окно полез смотреть, как Прохор приветствует Надю…

    Паша в конюшне ласково разговаривает с лошадьми, которых отправляют на
    пахотные работы. Спрашивает грустно Ганнибала, гладя его по морде: Не
    думал, что землю придется пахать? Но это все же лучше, чем на живодерню
    идти… Его работники торопят. Он просит обождать минуту: Погоди, я ему
    сейчас все объясню… Гладит Ганнибала, и молча стоит… Потом вдруг принял
    решение: Нет, Ганнибал, оставайся в этой конюшне! И работнику: Понятно?
    Никуда он не поедет! И тут появляется Лиза с давешним письмом и сияющими
    любовью глазами: Павел Гаврилович! Паша со смурным видом: А… Лиза… Я
    рад… Лиза, не видя его похоронного настроения, вся в своих чувствах: Я
    знаю, что не должна этого делать, но не сдержалась, прочитала…
    Показывает письмо. Паша, не понимая: Письмо? Лиза протягивает ему письмо
    с глупой улыбкой: Ага… Паша берет его все с тем же подавленным видом, и
    читает. Растеряно: А… это… Ты, должно быть, обиделась? Лиза весело: Не
    обиделась! Паша угрюмо: Неужели обрадовалась? Лиза восторженно: Я о Вас
    тоже все время думаю! Паша без всякого выражения: Я рад, что ты
    прочитала это письмо. Стало быть, мир навеки? Лиза кивает усиленно: Ага!
    Паша целует ей ручку все так же уныло, и тут же оборачивается и с тоской
    смотрит на своих лошадок. Лиза следует за его взглядом и тоже перестает
    улыбаться…

    Лео пришел к Саше. Саша, еле сдерживая радость, сообщает, что решил
    исполнить свое обещание – выкупить у него земли. Лео удивлен: И цена моя
    устраивает? Саша нетерпеливо: Вполне! Если не будете круче заламывать.
    Наливает им по рюмашке. Лео с обидой интересуется, с какой это стати он
    должен устраивать Саше именины сердца. Саша полушутливо обещает, что
    если Лео откажется, то он каждый день будет приходить к нему и так
    надоест, что ему все одно придется согласиться на продажу. Лео хватается
    за голову, с тоской: Как вы меня утомляете… В дверях появляется Юля и
    слушает, как Саша дожимает Лео, и Лео дает свое согласие.. Саша
    поднимает рюмку: Тогда за сделку! Лео тоже пытается сделать ответный
    жест, но на самом интересном месте в комнату влетает Юля, извиняется
    перед Леонидом, хватает Сашу под руку и заявляет, что он ей срочно
    нужен. Саше это не слишком нравится в такой важный момент, но она
    настаивает, и уводит его…

    Надя спрашивает у Прохора, не видел ли он Василия. Тот врет, что давно
    не видал, Вася как ветер в поле – где-то шатается. Надя возражает, что
    три дня назад он здесь был, она его видела. Но Прохор настаивает, что
    Васи нет. Вася тем временем каким-то чудом оказался совсем рядом с Надей
    в дырявом сарае, она уже уезжать собралась, а Вася тихо заржал, подражая
    лошади, да так искусно, что Надина лошадка откликнулась и даже двинулась
    сама с места. Прохор заявил, что кобылка не в себе, и предупреждает
    Надю, чтобы та смотрела, как бы она ее не понесла, и в лес не затянула.
    А Надя, сообразительная девушка, сразу по сторонам принялась зыркать с
    лицом Шерлока Холмса, разгадавшего с ходу сложную шараду…

    Юля выволокла Сашу в коридор и игриво заявила, что соскучилась – не
    видела его целый день. Он досадливо заметил, что не время этому – у него
    важные переговоры с Леонидом. Она в ответ: Я не понимаю. Ты меня любишь?
    Он долго молчит, потом буднично: Да. Она требовательно: Докажи. Саша
    вымученно: Я не понимаю, каким образом… У меня важная встреча… Юля
    перебила: Хорошо. До вечера. Смотрит на него и дожидается, когда он
    скажет да. Он говорит. Тогда она с хищным видом требует от него
    пообещать, что он исполнит ее одну маленькую просьбу. Она уже так
    утомила его, и ему надо срочно возвращаться, что бездумно обещает ей:
    Ну, хорошо… Юля с победным видом: Ты знаешь, меня раздражает наша
    прислуга Лизавета. Выгони ее, пожалуйста. Саша смотрит на нее совершенно
    несчастным взглядом…

    Касси пришла к Лизе, а Стешка грубо заявляет ей, что если она явилась к
    прислуге, то приходить надо не с парадного, а через черный вход. Она
    уходит за Лизой, а Касси принялась вспоминать, как Платон, прощаясь,
    настойчиво просил ее найти камень. Она медленно подходит к тому месту,
    где призналась Саше в чувствах, и снова вспомнила, как он ответил ей:
    Поверь… Я очень не хочу, чтобы ты сейчас страдала. Прости… Ушел, а она
    упала в кресло… Касси подходит к креслу, встает на четвереньки, и
    заглядывает под кресло. Но ничего там нет…

    Саша пораженно: Ты это всерьез? Юля надменно: Разумеется! Саша
    горячится: Но почему именно Лиза? Она же ухаживает за тобой! Юля: Она
    напоминает мне о больнице. Чего ты так взволновался? Саша произносит
    пылкую речь о том, что нельзя так поступать с людьми, надо быть к ним
    милосердными. Но Юлю это нисколько не трогает, она почти истерично:
    Служанка для тебя важнее жены? Ты же только что обещал мне исполнить мое
    желание! Саша решительно: Я не могу сделать этого. Я люблю тебя, готов
    выполнить любое твое желание, но это – не могу. Юля усмехнулась, и пошла
    прочь: Тогда я сама это сделаю! Саша властно: Нет. Она остановилась,
    оглянулась на него пораженно. Саша твердо: И ты это не сделаешь. Юля,
    пристально глядя на него: Вот как? После долгого молчания, с неприязнью:
    Тогда найди ее и скажи, чтобы не попадалась мне на глаза! А я пока пойду
    и займу Леонида Максимыча разговором… Ушла, а Саша стоит и смотрит ей
    вслед с мрачным выражением…

    Стешка Лизу допрашивает с недобрым хохотком: Опять шлялась где-то? Лиза
    отвечает смущенно, что в лавку ходила. Стешка проницательно: В лошадиную
    лавку… Лиза только начала оправдываться, как пришла Ульяна и объявила,
    что ее Александр Гаврилович зовет. Стешка вспоминает, что к ней Касси
    пришла, но со смешками заявляет, что та подождем – Александр Гаврилович
    – вне очереди… После этого начинает трепать Лизу за нос, щеки и
    сюсюкать. Лиза смутилась, и постаралась побыстрее убраться. А Ульяна ни
    черта не поняла, ей показалось, что Стеша Лизку так приголубила. Она
    расчувствовалась, и давай одобрительно расхваливать дочку. Зацеловала ее
    за ее доброту к сестре, и наказала так и впредь стараться. Ушла, а
    Стешка принялась оттирать поцелуи мамаши…

    Юля провела Лео в свою спальню. Это его здорово смутило – какие деловые
    разговоры могут быть в спальне? Стеснительный оказался мальчик… Сперва
    даже не хотел входить, но она подколками и увещеваниями притупила его
    тревогу. А чтобы он не волновался, что их тут застанут, пообещала
    принять меры предосторожности. Вышла в коридор, позвала слугу и наказала
    ему тихонько, чтобы ровно через 10 минут сказал Александру, что супруга
    его в спальне дожидается. Вернулась и заявила, что все надежно – к ним
    никто не сунется. Усадила его на кровать и захотела узнать, что у него
    за шуры-муры с ее мужем. Потому что они теперь выглядят со стороны как
    лучшие друзья. Лео отвечает, что вот решил Саше земли продать. Юля
    возмущена: Как Вы могли! У нас же с Вами договор. Лео с мученическим
    видом заявляет, что Уваровы ему уже стоят поперек горла, и он хочет со
    всем развязаться, наконец. Она с усмешкой: Мило. Он просит: Давайте
    разойдемся подобру-поздорову… Она начинает накачивать его, разъясняя,
    что Александр заморочил ему голову, объегорил его.. Лео обессилено
    возражает: Неправда… Она режет: Правда! Как и то, что Надежда Гавриловна
    Вас бросила. А Вы являетесь к ее брату, и собираетесь вести с ним дела!
    Где Ваше мужское самолюбие? Лео с возмущением вскочил: Как Вы смеете
    меня оскорблять! Юля с победной усмешкой: Ну, ударьте меня! Легче
    станет! Он упал на кровать, мучительно закрыл лицо руками: Что Вы в этом
    понимаете… Юля довольно улыбается…

    Лиза пришла к Саше: Звали, Александр Гаврилович? Саша, страшно смущаясь
    и сильно волнуясь: Да… Не знаю, с чего начать… Садитесь… Бегает по
    комнате, с трудом подыскивая слова: Я давно хотел с тобой поговорить.
    Лиза с деловым видом: Про Кассандру? Не хотите, чтобы она колдовала
    здесь? Саша с улыбкой говорит, что нет, он же сам ей это предложил.
    Радостно переключается на нейтральную тему: Когда начнете? Лиза
    сообщает, что Касси ее уже дожидается, и боится в подвал идти. Саша
    вспоминает, что не за этим Лизу позвал, и снова начинает страшно
    волноваться: Но я… не об этом… Лиза. Будь поосторожнее… Не все в этом
    доме желают тебе добра… Лиза удивленно: Это Вы о Стеше? Но мы с ней
    помирились, она простила меня. Саша не знает, как сказать: Нет, я о
    другом… И выпаливает: Юлия Андреевна… после лечебницы переменилась... Ей
    нельзя нервничать и волноваться… Она видит тебя, и вспоминает о своем
    недуге… Лиза с готовностью: Вы хотите, чтобы я покинула дом? Саша
    слишком горячо и испугано: Нет! Помолчал: Не думай об этом… С жаром: Ты
    НИКОГДА не покинешь этот дом! Я тебе обещаю! Лиза не понимает его, ей
    кажется, что может быть, и правда ей лучше уехать отсюда. Он пугается, и
    с чувством: А мне бы хотелось, чтобы ты осталась тут навсегда! Лиза
    думает, что если ее Юлия Андреевна невзлюбила, может ей нельзя тут
    оставаться. Саша решительно: Нет, Лиза, ты никуда не уедешь. Я просто
    хотел предупредить тебя о Юлии Андреевне. Абсолютно ничего не понявшая
    Лиза уговаривает его не переживать так, если понадобится, она сделает
    все, как он скажет. Он, видя, что она совершенно равнодушна, вдруг
    теряет свой пыл. Глядя на нее пристально, устало: Ты иди Лиза… Кассандра
    заждалась, а … мне надо подумать….Иди…

    Надя прощается с Прохором Кузьмичем, расплачивается, садится на телегу и
    едет.. Вася наблюдает из своего сарая…

    По пояс голый Павел моет Ганнибала. Входит Стешка, и будто не видя его,
    бормочет, зачем ее глупая мать послала на конюшню за корытом… Паша
    замечает ее, выходит из стойла, пораженно: Ты? Что ты тут делаешь? Разве
    маман тебя не уволила? Стеша лыбится и сообщает радостно: Уволила. А
    потом снова не уволила… И гордо: Я теперь тише воды, ниже травы.
    Спросите хоть у Лизки, мы с ней теперь дружим! Но Паша не верит, а Стеша
    оправдывается, что и правда старается. Паша зло: Старайся в другом
    месте! Чтобы я тебя здесь больше не видел! Собирай вещички, и марш!
    Стешино лицо вытягивается, а в глазах слезы: То есть как….

    Лиза и Касси идут по темному коридору в потайную комнату. Касси холодно.
    Лиза показывает ей, где видела призрака, а где сидит скелет (бедная
    Таня, когда ж ее похоронят-то?). Касси при виде скелета орет от ужаса.
    Лиза успокаивает ее, что это вовсе не страшно. Страшно было, когда
    призрак являлся, и когда в нее вселился, и она чуть Стешку не убила. А
    это не страшно… Касси говорит уверенно, что не боится, и с призраком
    справится. Они берутся за руки и закрывают глаза. Касси потусторонним
    голосом призывает явиться Татьяну. Вспыхивает яркий свет, Касси
    вопрошает: Скажи, что тебе надо от Лизы? Лиза открывает глаза и видит
    синюю женщину. Та в растерянности: Я не знаю… Помоги мне, Лиза! Лиза
    кричит: Скажи мне, что я должна сделать? Как помочь? Женшина: Камень!
    Найди камень!

    Стешка входит в дом, ревет и злится: Рано радуетесь! Думаете,
    отделались? Я вам такое устрою! Семейка подлая… Навсегда запомните
    Стешу! Ненавижу! Бусы на себе порвала, раскатились по полу. Опустилась
    на колени, ползает, собирает, рыдая, и тут заметила под ножкой столика
    талисман. Протянула руку, взяла, хлюпает носом и рассматривает…
    (интересно, прислуга у них уборкой пола в холле не занимается вообще?
    уже неделя, почитай прошла, как Касси талисман обронила, а камень лежит
    себе…)

    Юля подсаживается к Лео на кровать, насмешливо: Ну что Вы как мальчик, у
    которого отобрали куклу? Лео гневно: Не смейте оскорблять Надю! Юля со
    смешком: Право, это после того, что она сделала? Она подкалывает его,
    подсмеивается, удивляется, как Надя могла бросить такого красавца. Он:
    Вы шутите! Она: Нет! Вы снились мне в одной пикантной ситуации… Он
    смотрит на нее с интересом: Я думал, Вы Александра любите… Она холодно:
    Любила. Вы откликнулись на мой зов о помощи. Жизнь мне спасли. И я хочу
    признаться – Вы мой герой! Целует его… Он обалдел. Она медленно
    расстегивает ему пиджак… Он лепечет: Что Вы делаете? Юля шепотом: Тихо….

    Паша в кабинете валяется в кресле в полном ступоре. Саша спрашивает его,
    как все прошло в банке? Чеки приняты? Он мычит: Я забыл… Саша
    нетерпеливо: Что забыл? Паша мямлит: Сходить в банк… Саша поражен: Т.е.,
    как забыл? Ты нездоров? Что случилось? Где бумаги? Паша молчит, потом
    меланхолично выдавливает: Я зашел на конюшню и увидел лошадок… Саша не
    понимает: При чем здесь конюшня? Где бумаги? Паша молчит равнодушно и
    смотрит в сторону. Саша находит бумаги брошенными на кресле. Он
    возмущен: Ты что, нас по миру хочешь пустить? Сейчас, когда мы в двух
    шагах от свершения самого важного проекта! Это же мои мечты, я так долго
    шел к этому… Паша с обидой: А мои мечты пропали! Скачки не состоятся…
    Саша взрывается, он осуждает Пашу, что в такой момент он опять думает о
    лошадях, забросив важное дело. Паша: Тебе не понять.. Они живые… Саша
    отмахивается: Они просто заболели… И опять говорит о значимости проекта.
    Паша перебивает с горечью: Маман права! Ты не замечаешь человеческих
    чувств! Ты холоден! Саша запальчиво: А ты горяч! Да, мы с тобой слишком
    разные… Саша говорит, что Паша думает, будто он не способен испытывать
    сильные чувства, но это не так: Просто всему свое время… Паша вновь
    пытается завести разговор о лошадях, но Саша обрывает его: Надоело! Либо
    ты вытряхиваешь из головы этот вздор, либо со мной не работаешь! Лошади…
    лошади… Убегает, а Паша головой покачивает…

    Синяя Таня требует: Лиза, найди камень! Лиза: Почему я должна слушать
    тебя? Это ты в меня вселилась? Таня почему-то посмотрела сперва куда-то
    в сторону, а потом предупредила: Берегись злого духа! Не дай им овладеть
    тобой! Лиза: Не понимаю тебя! То про духа, то про камень… Таня снова:
    Камень! Найди камень! Касси внезапно открыла глаза и голосом духа к Лизе
    злобно: Убирайся! Лиза заверещала и ринулась прочь. А Касси упала в
    обморок…

    Надя явилась к Васе в сарай, кинулась обниматься, он ей страшно рад. Она
    принялась его развязывать и сказала, что сразу догадалась, что он здесь,
    только ждала, когда мельник уйдет. Они целуются. И тут входит Прошка с
    командой: На ловца и зверь бежит! Теперь, барынька, не обессудьте…

    Касси очнулась, фонарики подняла, осторожно светит ими вокруг. Поднялась
    на ноги, пошла по комнате… Вдруг яркий свет, и видит она какие-то пятна
    светлые, а посередине красное пятно, словно чье-то очертание размытое, И
    над этим пятном реет синий дух Татьяны… Картинка исчезла, а Касси
    поинтересовалась: Кто тут? Что ты со мной делаешь?

    Лиза приносится к Пашке, кидается в его объятия с громкими криками
    ужаса. Рассказывает, захлебываясь, что там, в подвале, призраки. Он
    обнимает ее, подсмеивается, и не верит, что она что-то видела, уверяет
    ее, что все ей кажется. Но она настаивает, что видела их, а он
    снисходительно посмеивается и переводит разговор на другое: Пора уезжать
    отсюда. Лиза нахмурившись: Куда это Вы уехать хотите? Паша туманно
    замечает с мечтательной улыбкой, что мест много, например, в Европу.
    Деньжат подзаработает (интересно, чем?...), лошадок купит. Лиза
    недоуменно: Вы же сказали, что с лошадьми покончено? Паша с широкой
    фирменной улыбочкой: Что ты, Лизонька, все только начинается! Новая
    жизнь, новое дело… Лиза невесело: Уезжаете, значит… Паша смотрит ей в
    глаза, довольно: Лиза… Хочешь, поедем со мной? (такое ощущение, что ему
    это только что пришло в голову…) Лиза смотрит на него испытующе…

    Юля с Лео совершенно обнаженные, забавляются в постели. Она
    похохатывает, он бормочет: Юлия Андреевна… Входит Саша, застывает у
    двери и молча смотрит на них, увлеченных и не замечающих его, и слушает
    довольные повизгивания жены…

    0

    35

    35 серия

    В коридоре вагона сталкиваются Ольга и Даниил. Они перекидываются
    ироническими вежливостями, будто случайно встретились, и расходятся. Она
    уходит, незаметно для Дронова появляется Платон, но Дронов также уходит
    прочь…

    Паша, крепко сжимая Лизу за плечи, и глядя ей в глаза, предлагает ехать
    с ним в Европу. Лиза, в ответ неотрывно глядя ему в глаза и не веря,
    переспрашивает: Я – с Вами? В Европу? Паша убедительно заявляет, что они
    должны быть вместе: Ты дала мне поверить в себя, и ради тебя я готов
    изменить всю свою жизнь! (еще недавно он говорил похожие вещи про свое
    участие в семейных делах – тоже был готов костьми лечь, трудясь на
    строительстве железной дороги. Ну и на сколько его хватило? Глупая
    Лиза…) Настойчиво: Ты согласна? Лиза с безумно счастливыми глазами
    выдыхает: Да… Он хочет подтверждения: Ты поедешь со мной? Она не
    сопротивляется: Да… И они целуются…

    Лео с Юлей наслаждаются в постели. Вошел Саша и оторопел… С силой
    захлопнул дверь: Прошу прощения, господа. Я, кажется, помешал? Тень Лео
    поднялась в постели и принялась быстро прикрываться одеждой. Тень Юли
    поднялась неспешно и встала в вызывающую позу…

    Долли и Савва едут в просторном купе. Она опять жует что-то сладкое,
    Савва читает газету. Савва наслаждается тем, что он, наконец, наедине с
    женой, и им не мешает этот несносный учитель пения. Но Долли не согласна
    с мужем, у нее на сердце камень. Савва же считает, что как законный муж
    он бы хотел с ней быть почаще рядом. Она обзывает его тираном, а он
    удивляется этому и заворачивает ей романтический пассаж про ожидаемое в
    Крыму звездное небо на двоих, и шепот волн… Ее раздражает его
    неуемность. Она напоминает ему капризно, что только что вернулась из
    ужасного плена, и не может терпеть мужского прикосновения. Он
    интересуется – и его тоже? Она предлагает проверить, и выясняет, что это
    так. Ей делается душно от проведенных опытов, и она уходит за воздухом в
    коридор.

    Лео оделся и молча ушел, а Юля накинула пеньюар и поджала губы. Саша с
    болью: Зачем ты это сделала? Юля с издевкой: Тебе действительно, это
    интересно? Саша требовательно: Отвечай! Юля с усмешкой удовлетворения: Я
    отомстила! Саша пораженно: За что, Юля? Юля с возмущением: Отправил в
    лечебницу, и не чувствует себя виноватым! Саша растеряно: Но ты же
    действительно была больна, и тебе требовалось лечение…. Юля кричит с
    ненавистью: А из-за чего? Из-за твоего равнодушия! Саша тоже в крик:
    Чушь, Юля! Чушь! Юля обвиняет, что он должен был понимать, что все ее
    страхи серьезны. Саша: Откуда?! Юля довольно: Я совершила первый
    безумный поступок в своей жизни, и не жалею! Ни сколечки! Саша негромко,
    задыхаясь: Убирайся…. Вон… Уходит из комнаты, а Юля внезапно сгибается
    пополам, на ее лице тревога: Ой….ой…

    Внезапно кто-то хватает Долли сзади и втаскивает в купе. Это священник в
    рясе и с бородой. Он целует ее страстно, она с трудом переводит дух, и
    довольным голоском: Святой отец, Вы божественно целуетесь.. Но я люблю
    другого мужчину… Он отвечает ей чуднЫм говорком: Уж не меня ли, деточка?
    И обнаруживается, что это переодетый Ромашка. Оба страшно радуются и
    продолжают свои бурные поцелуи.

    Юлю крючит от боли: Ой-ой, мамочка! В открытую дверь это видит Ульяна,
    заходит и спрашивает, что с ней такое. Юля отвечает, что не знает – ей
    никогда так больно не было. Ульяна заботливо укладывает ее в постель и
    говорит, что пошлет за доктором. Юля продолжает стонать…

    Люба сидит в вагоне-ресторане за столиком и смотрит в окно. Появляется
    Ольга. Обе дамы удивляются друг другу. Оля признается, что рассталась с
    Борисом навсегда, и добавляет: Вы были правы… Люба очень доброжелательно
    отнеслась к Оле, и, похоже, это искренне. Она даже обрадовалась ее
    появлению. Оля принялась расспрашивать, где отец, а Люба попыталась
    соврать, что ей необходимо восстановить силы после всего, что свалилось
    на семью, и муж послал ее в Крым для этого. Потом, внезапно решившись,
    она признается Ольге с жалкой улыбкой сквозь слезы, что солгала ей: Твой
    отец выгнал меня из дома! Ольга смотрит на нее пораженно…

    Люба плачет, а Оля не понимает: Папа Вас так любит… Он не мог Вас
    выгнать! И Люба выкладывает все начистоту. И что предала семью –
    вступила в сговор с Леонидом, чтобы построить с ним железную дорогу. Оля
    не понимает, зачем, а Люба с тяжелым вздохом: Теперь я и сама не знаю…
    Была зла на Александра… И что это еще не все – она пошла дальше. Чтобы
    получить земли под строительство, она опоила Юлию опиумом, и она отдала
    земли им с Леонидом. Оля не может поверить, что мачеха могла так
    поступить. Люба, утирая слезы: Тем не менее, это правда. Когда все
    открылось, мне ничего не оставалось делать, как уехать. Оля спрашивает,
    что она теперь намерена делать. Люба с отчаянием: Не знаю… У меня больше
    нет семьи… Я теперь понимаю, каково было тебе одной, и понимаю, как
    безумно вас всех люблю! Понимаю, что поступила с тобой жестоко… Оля
    смотрит на нее с состраданием. Люба с надеждой: Мы едем вместе, мы в
    одинаковом положении… может, нам вместе будет легче пережить все это…
    Оля подбадриваюше улыбается…

    Стешка стоит у стены и глаз не сводит с талисмана. Ульяна посылает ее за
    доктором, но Стеша не двигается с место и капризно гундосит, что ее это
    не касается, ей еще хуже, чем Юлии Андреевне. Ульяна допытывается и
    узнает, что дочке Павел Гаврилович от места отказал. Ульяна
    интересуется, за что. Стеша: А вот ни за что! Ульяна обещает ей
    поговорить с молодым барином. Стеша зло: Не надо! Я сама за себя
    постоять сумею! Ульяна, вглядываясь в ее лицо: Угу. За доктором-то
    сходи… Стешка: Схожу! Ушла. А тут и Лиза подоспела радостная: Тетушка!
    Увидела, что на тетке лица нет, и озабоченно: Что с Вами? Тетка
    призналась, что Паша Стешу из дома выгнал. Лиза: Может, она натворила
    что? Ульяна говорит, что сама поговорит с Павлом. Лиза, вся как на
    иголках, улыбаясь, сообщает, что ей надо что-то важное и хорошее
    сказатью Выпаливает: Я уезжаю в Европу с Павлом Гавриловичем! Смеется
    счастливо. А Ульяна наредкость серьезна. Скептически: Куда? В Европу?
    Лиза гордо: Он меня любит! Очень любит! Ульяна: Дура-девка! Не знаешь,
    что такое господина любить… Это что солома – вспыхнет ярко, а сгорит в
    момент … Лиза упрямо: Нет! Он любит по-настоящему! Она рассказывает
    тетушке с нежностью о том, как Паша ей письмо о своих чувствах написал,
    и не решался отдать: А теперь хочет, чтобы я с ним ехала! Ульяна не
    сдается: Смотри, как бы он в Европе не забыл тебя! Лиза возмущенно: Что
    Вы такое говорите! И добавляет с замиранием сердца: Я чувствую – это
    настоящее счастье! И деловито: А за Стешу не волнуйтесь. Я с Павлушей… с
    Павлом Гаврилычем поговорю. Он меня послушает! Улыбнулась с победным
    видом, и ушла. Ульяна вслед головой качает: О, Господи!

    Савва вышел в коридор вслед за Долли, а ее и след простыл. Пошел по
    вагону, озираясь в волнении. И тут счастливая женушка выпорхнула из купе
    прямо ему в руки. Он учинил допрос, что она там делала, а она заявила,
    что исповедовалась у священника, потому что ей было плохо. Савва тоже
    захотел исповедоваться, но она увела его подальше, объяснив, что тот не
    на службе, и нельзя злоупотреблять…

    Саша вызвал к себе Лизу, предложил сесть. Он страшно взволнован, а она
    нарочито сдержана. Он суетится вокруг нее, предлагает присесть, но она
    как-то сухо отказывается. Он, пытаясь коснуться ее рукой, и не решаясь,
    с трудом начинает объясняться: Я позвал тебя, чтобы сказать, что Юля и
    я….Лиза обрывает его: Не беспокойтесь. Я все решила. Я беру расчет. Саша
    все еще пытается сказать ей то, что хотел: Ты пойми, ты останешься здесь
    не как служанка… Потом до него доходит смысл сказанного ею. Растерянно:
    Куда ты? Лиза с некоторым вызовом: Я уезжаю с Павлом Гаврилычем. Сашу
    как громом поразило: Что???? Лиза так же ровно и терпеливо повторяет: Я
    уезжаю с Павлом Гаврилычем. Саша: Куда? Лиза с каким-то непонятным
    вызовом: В Европу. Он собрался завести новых лошадей и нынче позвал меня
    с ним. А я согласилась. Саша некоторое время постоял, замерев на месте,
    потом опомнился, поник, и как-то совсем устало: А… Ну что же… Поезжай с
    Богом… Может, Европу посмотришь… Пошел прочь, а Лиза проводила его
    исподлобья долгим и очень пристальным взглядом… (у меня создалось
    странное впечатление, что у Лизы с Сашей был какой-то напряженный
    разговор, которого мы не видели, потому что неясные какие-то отношения –
    вроде были друзья, и вдруг у нее к нему даже отчуждение, и чуть ли не
    враждебность… Откуда?....)

    К Дронову приходит в купе Даша. Он уговаривает ее остановиться. Она
    иронизирует, не прыгать же ей с поезда. Он пытается убедить ее, что дело
    очень опасное, и обещает сам найти сокровище, а ей отдать половину. Она
    зло заявляет, что не верит ему, потому что он очень похож на их папочку
    – когда нужна помощь, его нет, зато когда ему что-то надо – сразу заботу
    проявляет. Его это очень обижает, но она хлопает дверью, и уходит. Зато
    появляется Платон. Он накидывает Даниилу сзади на горло удавку, и
    обещает на этот раз доделать работу до конца. Говорит, что хорошо
    подготовился. А Даниил спрашивает, как его звать. Платон радостно
    кудахчет: Платошей мама назвала… И тут Дроныч заявляет, что Платоша
    слишком долго готовился, бьет ему в поддых, и приставляет нож к горлу.
    Тот предлагает не мешкать, и спрашивает с весельем – что, не легко
    человека убить? Дронов совсем вырубает его и говорит: Зачем мне тебя
    убивать? Живи…пока…

    Саша приходит в комнату к Паше, который складывает вещички. Паша
    решительно заявляет, что хочет поговорить без обиняков: Работать с
    железной дорогой я не буду. Это не по мне. Саша: А. А что по тебе? Паша,
    не останавливая сбор вещей: Ты знаешь что – лошади. Я еду в Европу,
    начну все заново. Саша: Знаю, мне Лиза все рассказала. Паша
    многозначительно: Рассказала? Она тебе ВСЕ рассказала? Саша
    подтверждает, что все – он знает, что Паша забирает ее с собой. Паша: Я
    знаю, что ты недоволен. Саша делает удивленные глаза и деланно
    равнодушно: С чего ты это взял? Лиза служанка, она едет со своим барином
    – либо в Европу, либо в Китай… Паша с усмешкой: Неужели тебе все равно?
    А как тогда ты объяснишь это? Достает письмо Саши к Лизе и показывает
    ему, насмешливо: Кому ты в любви признавался? Саша выхватывает письмо и
    сминает смущенно. Паша говорит ему, что Лиза прочла его прежде него
    самого, и это произвело на нее впечатление! Довольно: Она думает, что
    это я написал. Саша, задыхаясь от возмущения: Так ты еще выдал письмо за
    свое! Паша презрительно: Мне еще хватило смелости признаться ей в своих
    чувствах. А ты даже не решился письмо передать! Саша аж захлебнулся: Да…
    Я сейчас пойду и скажу, кто ей написал! Рванулся к двери, а Паша тут же
    как окатил холодной водой, со своей торжествующей улыбочкой: Думаешь,
    она тебе на шею кинется? Нет, братец, ты опоздал…. Как всегда! Саша
    остановился и смотрит на Пашу совершенно убитым взглядом …

    В поезде. Савва вышел из купе и обнаружил прямо под дверью плачущую
    Долли. Он принялся расспрашивать, а она заявила, что обидела одного
    человека: Надо пойти и попросить прощения, так? Савва, потрясенно глядя
    на нее: Прощение?! Да… Видно, батюшка и прям чудеса творит… Долли уходит
    с видом смирной овечки, а Савва несется к купе Ромашки, крестится перед
    дверью, стучит и решительно входит: Простите, батюшка, Вы вели с моей
    женой духовные беседы, и она отзывалась о Вас так, что я не мог не
    зайти… Так хочется исповедоваться… Ромашка сидит спиной к гостю и
    трясется от ужаса…

    Даниил увидел Любовь Евсеевну в вагоне ресторане, незаметно подсел за
    соседний столик и обратил ее внимание на себя. Заболтал ее, очаровал,
    рассказал, что неженат и одинок, придумал, что ехал в Крым, чтобы снять
    дачу и писать картины – хобби у него такое, но оказалось, что ту дачу
    уже сдали другому. И не знает ли Л.Е., удастся ли ему в Крыму что-нибудь
    еще снять? Она любезно предлагает ему остановиться у них. Ему неловко,
    но раз она так настаивает… он согласен.

    Доли тем временем заявилась к братцу в купе. А его там нет. Она берет со
    столика нож Платона, и слышит какие-то мычащие звуки из туалета.
    Открывает дверь, оттуда вываливается связанный Платон с кляпом во рту.
    Освобождает от кляпа, и он ей дурит голову, что на него подло напали
    грабители. Просит поскорее развязать его, чтобы он мог их преследовать.
    По ходу разговора галантно вворачивает комплимент. Она пытается помочь
    ему, но тянет не за ту веревку…

    Даниил продолжает мило болтать с Л.Е., появляется Ольга, и мачеха с
    удовольствием представляет ей своего нового знакомого. Ольга и Дронов
    делают вид, что не знают друг друга, хотя она держится с ним очень
    иронично. Люба сообщает, что пригласила Даниила погостить у них в Крыму,
    и Ольге будет компания – хоть развеется. Оля спрашивает его, как долго
    он собирается у них погостить. Люба превратно истолковывает Ольгин
    интерес к молодому человеку, и радостно улыбается, думая, что Ольга
    довольна таким приятным обществом. А Даниил отвечает с приятной улыбкой:
    Затрудняюсь ответить. Крым приобрел необыкновенную притягательность
    после сегодняшнего знакомства! И кидает многозначительный взгляд Любе,
    которая пребывает в прекрасном настроении…

    Стешка прячется в конюшне, и подслушивает разговор Павла с конюхом. Паша
    просит положить в карету его чемоданы, и сообщает что уезжает в Европу,
    и Лиза едет с ним: Она сейчас собирается. Стешу на этих словах всю
    скривило. Она прижимает к себе камень, а он опять загорается своим
    зловещим светом…

    Лиза собирает вещи в своей комнате. Ульяна не оставляет попыток
    вразумить ее: Лизавета! Последний раз говорю – одумайся! Неужели родная
    тетка тебе плохого пожелает? Не хочешь слушать? Лиза, пакуя вещи: Неа!
    Ульяна решительно: Пойду к Павлу Гаврилычу умолять, чтобы не погубил
    тебя! Лиза встревожено: Не смейте! Ульяна плюется: Тьфу на тебя! И идет
    к двери. Лиза оскорблено: Что значит тьфу? Не смейте! Ульяна ушла и
    закрыла дверь. Лиза стучит в нее кулаками: Тетушка! Тетя!

    Паша и кучер уходят, а Стешка прячется в стойле у Ганнибала.
    Прислушивается… Слышит шаги, приседает, и втыкает Ганнибалу в бок
    длинный прут. Тот безумеет, выскакивает из стойла и несется во весь
    опор. Стеша слышит чей-то вскрик. Выползает с опаской из стойла и видит
    свою мать, лежащую на спине без признаков жизни…

    Саша входит в спальню жены и здоровается с врачом, только что
    закончившим осмотр Юлии. Он спрашивает: Что-то случилось? Доктор: Да, у
    Юлии Андреевны был обморок. Саша с сарказмом: Я надеюсь, ничего
    серьезного. Сомневаюсь, что Юлия Андревна больна… Та косит на него
    неприязненным взглядом, и молчит. Доктор спокойно: Совершенно верно. Она
    не больна. Она беременна. (У Юли глаза начинает вылезать на лоб…) С чем
    Вас и поздравляю! Саша молча смотрит, и потрясение читается на его лице…
    (ну что, доконали мужика все вместе взятые?...)

    0

    36

    36 серия

    Стешка пырнула беднягу Ганнибала здоровенным гвоздем, он обезумел, выбил
    перегородку, и затоптал Ульяну. Стешка в ужасе гвоздь бросила, к маме
    подползла на коленях, и давай ее качать на руках, и звать шепотом: Мам…
    мам… Открой глаза… Но Ульяна не шевельнется, а Стешка, похоже, как не в
    себе с горя… Выбежал Паша, увидел картину, взволновался и за доктором
    послал…

    В поезде Даниил подсел к Ольге за столик и мило обменялись любезными
    колкостями по поводу дальнейшего соревнования в игре «кто быстрее отыщет
    стул». Тут и Мариула присоединилась, чем неприятно поразила Дронова.

    Лиза барабанит в дверь и требует открыть. Синяя женщина выполняет ее
    пожелание. Но при этом сообщает утробным голосом: Ты не уйдешь!
    (странная она какая-то – то делает вид, что говорить не может, и только
    ручками поводит неясно, то вдруг красноречие просыпается…) Лиза с
    вызовом: Я не уйду? Сегодня же и навсегда! Но та не волнуется, только
    уточняет: Найди камень! Лиза опять переспрашивает: Камень? А Таня
    предрекает: Найдешь камень – найдешь свою любовь! Лиза призадумалась с
    озадаченным видом… (вроде, любовь нашла, какого лешего ей теперь камень?)

    Касси вернулась домой и обнаружила вспоротые подушки и перины, и пух,
    летающий по комнате. Хотела ускользнуть, да не дали. Поймали ее трое –
    Мирон, еще один, который с ним всегда в паре, и собственной персоной –
    Борюсик. Боря вежлив, но настойчив, хочет узнать, где Платон. Касси
    отвечает, что не знает – он уехал из Петербурга. Боря не верит. Отнял
    сумочку, вытряс из нее разноцветные женские безделушки, вынул из кучи
    перстень и объяснил ей, что снят он в руки его убиенного брата уже после
    смерти убийцей, каковым является ее любимый Платон. Касси сперва
    закричала отчаянно: Это неправда! Но схватилась за вещицу, и посетило ее
    видение, как Платон вспарывает ножичком Глеба… В ее глазах появляется ужас…

    Юля потрясенно: Беременна? Этого не может быть! Врач успокаивает ее, что
    это обычное дело для замужней женщины. Саша интересуется у доктора, как
    давно это произошло. Тот ставит срок – 10-12 недель. У Саши кошмарный
    вид. Доктор его успокаивает, что супруга здорова, и все будет прекрасно.
    Поздравил обоих, и распрощался. Только закрылась за ним дверь, как Юля
    тихо и потерянно: Господи… Я жду твоего ребенка… Саша молча смотрит на
    нее, аж желваки у него ходят …

    Боря давит на психику Касси – что так тяжко ей узнать, что человек, с
    которым она долго жила вместе, оказался убийцей, но ему нужно выведать,
    где Платон, который убил его единственного брата. Касси плохо и она
    хочет выйти на улицу. Но ее не пускают. Борис требует ответа. Она сквозь
    слезы в полуобморочном состоянии заявляет, что у нее нет с Платоном
    ничего общего, и она ничего не знает. Борис не верит.

    Долли распутывает веревки Платона, у нее ничего не выходит, и она режет
    их ножом. Потом хочет благодарности, но он просто целует ей ручку,
    забирает свой нож, шляпу и собирается отчалить. Она разочарованно: И
    все? Он с многообещающей улыбкой: Я вернусь и сделаю все, что Вы пожелаете!

    Рома противным голоском заявляет Савве, что не настроен на принятие
    исповеди, просто у его супруги была особая надобность… Но Савву уже не
    удержать, он признается, что сильно любит жену, но ему кажется, она его
    обманывает с учителем пения, которого он ненавидит. Испуганный Ромашка
    советует ему, что жене надо доверять. Но Савва разбушевался и пообещал,
    что когда-нибудь убьет негодяя. Священник-Рома запрещает ему это зло. Но
    Савва не знает, как с собою совладать, на что Рома советует ему простить…

    Даниил не понимает, что у Мариулы за маскарад. Ольга представляет ему
    свою служанку Наташу. Даниил злится: Вас будет теперь двое, или кого еще
    на подмогу возьмете? Мариула, поджав губки: Сами разберемся! Он с
    неприязнью: Интересный союз… Откланялся и ушел, а Мариула уселась на его
    место: Что, попалась на его удочку? Ольга с усмешкой: С чего ты взяла?
    Мариула: Я не слепая, он кружит тебе голову! Ольга беспечно улыбается и
    сообщает, что тоже не слепая, и видит все его уловки. Просто будет
    лучше, чтобы он постоянно оставался у них на виду. Мариула советует ей
    самой не обмануться: Ему никто не нужен, он тебя использует, а потом
    выкинет! А Ольга беззаботно смеется…

    Юля пытает Сашу: Ты не обрадован? Ты же хотел ребенка… Саша грустно:
    Нет, я вовсе не этого хотел…. Я мечтал о НАШЕМ ребенке…. А теперь…
    (усмехнулся) я ни в чем не уверен… Юля пытается истерично покричать о
    том, что он ее оскорбил, но Саша тут же пресекает это: О каком
    оскорблении ты говоришь?! Час назад я застал тебя здесь, в постели с
    господином Погожиным… Откуда мне знать, как давно ты этим занимаешься?
    Юля с отчаянием предлагает ему предположить, что она все это специально
    разыграла, просто для того, чтобы ему сделать больно, не по-настоящему,
    а чтобы он понял, как дурно с ней поступил… Саша в шоке: Да ты и правда
    сумасшедшая! Разве может нормальная женщина с таким ничтожеством…. Юля
    перебивает его со слезами, что если бы знала о своей беременности,
    никогда бы не стала этого делать… Саша печально: Теперь ничего не
    изменишь, Юля…. Юля рыдает. Порывисто, с надеждой: Я очень люблю тебя,
    Саша! Знаю, ты не любишь меня, но… Может, мы сможем ради ребенка
    попробовать начать все с начала?! Саша смотрит на нее с жалостью, тихо:
    Ты знаешь, я не отказываюсь от ребенка. Я буду ему отцом. Ты останешься
    в этом доме, и все по-прежнему будут считать тебя моей женой… Все… кроме
    меня… Ушел, закрыв за собой дверь, а Юля осталась рыдать в одиночестве…

    Савва продолжает плакаться лже-священнику о коварном искусителе своей
    Долечки, положив голову ему на плечо. Рома с безнадежностью в голосе
    говорит, что супруга вернется к нему, и будет любить. На Савву это
    действует бодряще, он внезапно радуется, и приглашает батюшку погостить
    у них в имении. Уходит, а Рома отчего-то совершенно не рад… (Мариулку бы
    Ромке – для бодрячка! А то от первой встречной его, беднягу, так
    распирает…)

    Юля за туалетным столиком швыряет все с него на пол. Туда летит зеркало,
    и бьется на мелкие осколки… Она плачет. В приоткрытую дверь ее видит
    Гавриил, и заходит узнать, что случилось. Она выпаливает ему правду о
    беременности и жалуется, что Саша не рад. Свекор успокаивает невестку,
    что это сперва, потому что мужчины всегда так, а потом будет с нее
    пылинки сдувать. Ностальгически вспоминает, как трясся над своей первой
    супругой, когда она Сашу носила. Постепенно Юля успокаивается и начинает
    улыбаться сквозь слезы. Она верит в то, что Саше никуда не деться – он
    еще к ней вернется. Тем более, что Гавриил обещает ей, что она будет
    красивой мамочкой, и у них родится прекрасный малыш, от которого Саша
    придет в восторг…

    К имению Уваровых в Крыму подкатила карета и открытая коляска.
    Новоприбывшие вошли в особняк. Даниилу нравится дом, а Ольга предлагает
    ему прогуляться по живописным окрестностям. Люба тоже советует ему не
    пренебречь советом падчерицы. В это время Мариула видит поблизости
    молодого высокого и статного цыгана, выходит к нему и интересуется,
    откуда он узнал, что она здесь. Он смотрит на нее влюбленными глазами и
    говорит – цыганская почта… Она недовольно поводит плечами и фыркает: Что
    тебе надо от меня?! Он, улыбаясь: Быть с тобой! Она злится, и он
    поспешно объясняет, что его прислала Зарина, помогать Мариуле: Так что
    буду постоянно рядом… Мариула послала его подальше, и вернулась в дом.
    Люба недовольно спросила, что тут делают цыгане, а Мариула отбрехалась,
    что просто предлагали лошадей для прогулок.

    Ольга отправила Даниила в его комнату с Наташей-Мариулой – разбирать его
    вещи. Он любезничает, а Оля мило обещает всегда быть рядом. Дронов с
    Мариулой уходят, а Люба удивляется, до чего Оля любезна с гостем, просто
    приятно смотреть. Оля вспоминает, как они тут жили, и невзначай
    спрашивает о стуле с розой – якобы хочет обставить свою комнату старой
    мебелью, а на стуле этом еще в детстве сидела… Люба вспоминает, что стул
    как раз был в гостевой, куда поселили Дронова. Ольга слегка напрягается,
    и быстро идет туда…

    Возле дома растут высоченные кипарисы… Две служаночки выходят из дома, и
    заботливо забывают прикрыть дверь, чем немедленно пользуется щеголеватый
    Платон, проскользнув в темное нутро заманчивого дома…

    Стеша за дверью в спальню мамы подслушивает, о чем говорят. Доктор
    заключает, что положение серьезное, удар был сильным, возможно
    сотрясение мозга. К тому же был сильный удар в спину. Ульяне вставать
    нельзя. Необходим постоянный уход, нужно возле нее находиться неотлучно,
    и все время с ней разговаривать. Лиза сквозь слезы: Я буду с ней! Саша
    взволнованно спрашивает, какие нужны лекарства – он все, что надо,
    немедленно купит. Но доктор говорит, что все, что было нужно, уже
    сделано, теперь требуется только постоянный уход за больной, и главное -
    все время разговаривать с ней. Ульяна лежит с закрытыми глазами, все
    также без признаков жизни. В комнате присутствуют все оставшиеся члены
    семьи – здесь и Паша, и Гавриил. Гавриил требует от Паши объяснения, как
    это могло произойти. Он думает, что это болезнь так подействовала на
    Ганнибала, а Паша тогда отказался его усыпить или отправить в деревню. И
    вот теперь конь опасен – может любого покалечить. Растерянный и
    раздавленный Паша отказывается верить в то, что это из-за болезни
    любимого коня. Тогда потерявший терпение Гавриил заявляет, что придется
    ему самому все сделать, коли сын мер не предпринимает. Уходит, а Паша
    срывается за ним вслед, с отчаянным криком: Отец!

    Бедная Кассанда не в себе, бормочет, что если бы знала, лучше бы умерла,
    чем жила с убийцей. Боря ей верит, потому что видит ее неподдельное горе
    и наивность, но продолжает настаивать, что должен все знать про убийцу
    брата. Касси с отчаянием: Я не могу! Не могу! Боря изрекает: Вы
    покрываете убийцу! Доверьтесь мне…Скажете – и сразу уйдете отсюда. И
    Касси продает Платона: Он… его нет.. Он уехал в Крым. Сказал, что на
    даче Уваровых спрятан ключ к сокровищам. Боря не верит, а Мирон
    подтверждает, что и его брат тоже сокровища искал. Боря тут же
    заинтересовывается. Касси под шумок просит позволения уйти. Боря
    милостиво разрешает. Она идет к дверям, но ее сгребает в охапку наглый
    Мирон. Касси кричит от ужаса, Мирон довольно хохочет, но Боря велит ему
    ее отпустить. Касси дает деру, а Мирон долго заходится от смеха…

    Даниил в комнате с Мариулой. Она злится на него, а он пытает ее, что она
    затеяла: Чего ты на меня взъелась? Чем я тебя обидел? Мариула швыряется
    вещами и обвиняет, что он ее использовал, чтобы сокровище найти. Но
    Даниил не верит, что у нее были иные мотивы, кроме того, чтобы найти
    камень. Она поясняет, что ради него преступила все свои законы, и теперь
    ни один из цыган на ней не женится. Он злится, говорит, что все
    понимает, однако не просил ее ни о жертвах, ни о любви. Мариула с
    ревнивым отчаянием: Ты в Ольгу поуши влюбился, и она глаз с тебя не
    сводит! Даниил злобно на нее уставился. Мариула торжествующе: Не
    нравится? Он: Не нравится! Схватил ее за руки: Что ты ей рассказала о
    нас? Мариула с ухмылкой: Не много… Пока… Он с угрозой: Если ты хоть
    слово ей о нас скажешь… Она с вызовом: Что тогда?! Стук в дверь. Они
    разбежались на расстояние и застыли. Даниил вежливо: Да-да! Вошла Ольга
    с нервной улыбкой, внимательно оглядывая каждого из них…

    Лиза сидит у постели Ульяны, и со слезами жалобно умоляет: Тетушка,
    миленькая, посмотри на меня! Это я, Лиза… В отчаянии: Александр
    Гаврилович, что же это?! Саша, сидящий по другую сторону постели,
    дрогнувшим голосом: Ничего, не плачь, Лиза… Все будет хорошо! Я никаких
    денег не пожалею, чтобы поставить Ульяну на ноги! Лиза горько: Она нам с
    Васей заместо матери была, всегда нас поздравляла со всеми праздниками,
    открытки слала – никогда не забывала, даже если мы ее забывали
    поздравить… Саша вспоминает, что и у них тоже также было – никого
    никогда не забывала поздравить, обо всех всегда помнила… Лиза совсем
    пала духом, залилась слезами: Я рано матушку потеряла, неужто и вторую
    теперь! Саша: Что ты, Лиза! Все будет хорошо! Помолчав, доверительно: Мы
    с Олей тоже рано маму потеряли… После похорон неделю не мог есть и
    спать… Ульяна подошла ко мне, прижала – Ты не плачь, Саша, не плач,
    теперь я твоей мамой буду.. Лиза смотрит на Сашу во все глаза, улыбается
    и плачет одновременно…

    На конюшне Паша умоляет отца не трогать коня, обещает, что он к нему
    больше никого и близко не подпустит. Но Гавриил за него самого волнуется
    – а вдруг с ним что-то случится. Говорит, что понимает – это была Пашина
    мечта, но если он ударил Ульяну, он опасен…Паша в слезах… Присел на
    корточки перед загоном Ганнибала, закрыл лицо рукой… Гавриил присел
    рядом в молчании… Вдруг Паша заметил в сене что-то… Поднял гвоздь,
    повернул к отцу заплаканное лицо…

    Ольга просит Мариулу оставить их одних. Та пытается вякнуть, что вещи
    еще не распаковала, но Оля с улыбкой замечает, что он сам их распакует.
    Мариула нехотя уходит, но остается подслушивать за дверями. Даниил со
    смешком говорит, что Любовь Евсеевна не одобрит того, что Ольга наедине
    с неженатым мужчиной. Оля с очаровательной улыбкой поясняет ему, что она
    теперь одобрит все, чтобы Ольга рассказала папе, что мачеха раскаялась,
    и он мог забрать ее обратно домой. Он пытается наговорить Ольге
    комплиментов, но она замечает, что с ней такие номера не проходят. Она
    говорит ему, что если бы дверь запиралась, она бы это устроила минут на
    10, и первой нашла бы стул. Обнаруживает ключ в замке, вынимает его. Он
    захлопывает дверь, они оба смеются, а Мариула кусает локти…

    Касси приходит к Уваровым повидать Лизу, и натыкается на расстроенного
    Пашу в гостиной. Она несмело сообщает ему, что к ней дар вернулся. Он
    смотрит скептически, но она серьезно подтверждает, что это на самом
    деле. Он радуется и просит у нее помощи. Показывает гвоздь, и говорит,
    что им ранили его лошадь, причем, он считает, что умышленно. Просит ее
    попытаться. Она берет гвоздь, кладет его на ладонь, покрытую волосами, и
    видит, как Стешка проделала все это с Ганнибалом. Она вскрикивает, ее
    лицо растеряно, а Паша допытывается нетерпеливо: Ты видела? Ну, кто это?
    Касси тихо и пораженно: Стеша….

    Мариула идет по коридору. И тут ее ловит Платон, затаскивает в пустую
    комнату, зажимай ей рот, радостно говорит, что они давненько не
    виделись, и предлагает подружиться, потому как у них интересы общие….

    Стешка слышит вскрик Лизы: Это я во всем виновата! Саша недоумевает.
    Лиза поясняет, что из-за нее Ульяна пошла на конюшню – отговорить Павла
    Гавриловича брать ее в Европу… Лиза беспокоится, что Павел Гаврилович
    расстроился, что поездка отложилась… Саша сразу как-то сник: Ничего. В
    Европу поезда каждый день ходят… Лиза горячо: Нет! Пока тетушка не
    поправится, я никуда не уеду! И вообще, ей странно – несколько раз она
    уже пыталась уйти отсюда, и все время что-то ей не дает это сделать…
    Задумчиво: Может, судьба моя такая – здесь остаться? Да еще эта твердит
    все время – Найди камень! Саша удивленно поднял голову: Кто твердит?
    Лиза: Да Татьяна! Он: А… Татьяна… А какой камень? Лиза сама не знает. Но
    тут она встает и идет к столу за примочками для Ульяны, приговаривая:
    Вам сейчас не до этого, у Вас поважнее дела есть – вон, Ваша железная
    дорога… Саша сидит, оглядываясь на нее: Ну, это дело тоже для меня не
    пустяк – это мой родной дом. С оптимизмом: А дорогу мы еще построим! Я
    Вас с Ульяной на первом поезде прокачу! Улыбается Лизе, а она смеется в
    ответ, подошла к постели, села с ним совсем рядом, положила компресс на
    лоб тете: Тетушка, слышите, что Александр Гаврилович говорит? Так что
    поправляйтесь, я без Вас никуда! Будем с Вами вдвоем куковать тут. Саша
    улыбается: Поправится, поправится Ульяна! Я верю! Смотрит на Лизу
    серьезно и выразительно, а она сидит близко-близко: А камень мы с тобой
    вместе найдем… Она повернулась к нему, глянула в глаза: Спасибо. И
    отвела взгляд, почувствовав неловкость от того, что их лица оказались
    почти в миллиметре друг от друга… Она глядит в сторону пристально, а он
    на ее профиль, и уголки его губ слегка трогает улыбка нежности…

    0

    37

    37 серия

    Даниил Ольге всерьез говорит, что она очень красивая, а она его серьезно
    уже не воспринимает, отмахивается, что все его хитрости шиты белыми
    нитками и что он не найдет первым стул. У него просыпается азарт, и они
    бегут куда-то наперегонки…

    Мариула отчаянно сопротивляется, они с Платоном борются, он швыряет ее
    на кровать и наваливается на нее сверху…

    Павел в ярости от поступка Стешки. Он рассказывает Касси, что из-за нее
    пострадала Ульяна. Касси пугается и пытается пойти на попятный – может,
    чего не так увидела… Но Паша уверен, что это Стеша. К тому же, он
    вспоминает, как его лошади заболели, и начинает подозревать, что и к
    этому ее ручка приложилась. Касси пытается его отговорить, она не может
    поверить, что Стеша на такое зло способна, а Паша восхищается ее
    добротой и возвышенно признается, что в жизни своей не видел такого
    сострадающего человека… Касси смотрит на него удивленно и смущенно
    благодарит за добрые слова. Но продолжает попытки оправдать Стешу, на
    что Паша твердо обещает, что докажет ее вину, и что она не заслуживает
    кассиного доброго отношения…

    Лиза отворачивается от Саши, быстро вскакивает и отходит в сторону,
    рассказывая, как после того, что они с Васей остались сиротами, Ульяна
    их любила и заботилась. Саша поддерживает ее своим рассказом о том, что
    Ульяна всегда была им опорой, когда они остались без матери. Лиза
    удивленно: А Любовь Евсеевна? Саша грустно: Учила только манерам… А
    понимала нас только Ульяна… Саша опустил голову: Помню, перед моей
    свадьбой Ульяна подошла ко мне, и говорит – Если у тебя сейчас душа не
    на месте, что же дальше будет? Лиза смотрит на Сашу сердобольно. Тихо:
    Она права была? Саша, так же тихо: Да, права…. Лиза участливо говорит,
    что он любил тогда Юлю, и поэтому ничего не замечал и не видел… Саша,
    убито: Да, любил… Тогда я не знал, что такое настоящая любовь! Лиза, не
    сводя с него глаз: А теперь знаете? Саша поднял голову и взглянул на нее
    так выразительно… И тут очнулась Ульяна… Глаза открыла и забормотала:
    Доченька… Стешенька… Оба рванули к постели болящей, склонились над ней.

    Стеша в щелку подглядывает и все слушает… Испугалась, пошла прочь, а тут
    ее Паша и поймал. Да потребовал ответа за все ее злодеяния в отношении
    его любимых животных. Она особо скрывать не стала, что из-за нее
    Ганнибал маму сшиб. Паша тут же ей отравление лошадей инкриминирует. Она
    сперва сопротивляется, но признается, что сделала это, однако по чужому
    приказу, противиться которому не могла. Паше интересно, на что она
    намекает, и Стеша заявляет, что у них дома только один генерал: Маменька
    Ваша приказала… С нее и спрос!

    Васю качает, рана болит, Надя волнуется, что он не окреп еще. Хочет,
    чтобы силы поберег. Но Вася упорный, все у него всегда нормально, даже
    когда помирает. Сказал ей, что мельника бояться не надо, он ее не
    тронет. И спрашивает, чего она в город не вернулась. В ответ она ругает
    его за то, что он позволил мельнику сделать его свои рабом, и тот
    заставил долг отца отрабатывать. Надя обхватила голову руками, и Вася
    заметил ее распухшие руки. Подскочил, озабоченно: Что это Вы, барышня,
    белье стирали? С Вашими нежными пальчиками…. Надя гордо: Доказать
    хотела, что все могу! И тут врываются к ним мельник с бандой, Васе руки
    заломили, и ну его за волосы таскать! К Наде сунулись, подняли на ноги,
    а Вася из своего неудобного положение «на дыбе» заорал: Не трожь ее!

    Касси сидит в гостиной Уваровых, и раскачивается взад-вперед, как в
    старые времена…Не в себе девушка, и взгляд у нее опять странноватый…
    Вошел Гавриил, она испугалась, что прогонит, а он даже рад ей, и
    винится, что Л.Е ее выставила из дома, а никто из них и не вступился.
    Касси отмахивается, что Л.Е. вольна решать, кому уйти, а кому остаться.
    Гавриил интересуется, где она живет. Тут ее прорывает, она вместе со
    слезами выплескивает все про свою горькую судьбу и страшную ошибку, что
    жила с лиходеем: Думала, что нашла свою судьбу, счастье свое… А он
    бандитом оказался… Тут ее сожаления одолели, и она жалобно запричитала:
    А таким добрым был… Щедрым… И новый поток слез извергся из ее глаз…
    Гавриил расчувствовался, утешать принялся, говорить, что все совершают
    ошибки, главное – их потом исправить. И приглашает ее вернуться домой:
    Здесь твой дом! Мы всегда поймем и защитим тебя… Она плачет, но теперь
    уже от радости: А что скажет Любовь Евсеевна? Гавриил с оттенком
    злорадства: Ничего. Ее здесь теперь нет. Касси от его слов еще больше
    полегчало.

    Ульяна пришла в себя, попыталась приподняться, а Лиза с Сашей с обеих
    сторон ее обратно укладывают и не позволяют шевелиться. Она просит
    позвать Стешу. Лиза вызвалась, помчалась к двери, да что-то замешкалась,
    потопталась, оглянулась, и увидела, как Саша ласково успокаивает старую
    няньку: Не тревожься, не тревожься, Ульяна, сейчас придет твое дитя…

    Ольга с Дроновым с опозданием пришли в столовую, где уже накрыт стол и
    их ожидают все прибывшие члены семьи. Люба приглашает всех к столу, все
    садятся, а Ольга с кавалером остаются стоять, где стояли… Все с
    удивлением воззрились на них…

    Мельник осклабился, и насмехается над Надей. Вася ревет: Не трожь,
    собака! Душу выну! Но Прошка предлагает Наде заплатить за Васю должок…
    Тут Вася поднатужился, раскидал всех, напал на мельника как ураган,
    принялся душить. Надя было хотела подсобить ему чугунком, снятым с полки
    рядом, да не понадобилось…

    Паша отказывается верить, что это маман приказала, потому что она знает
    лучше всех, как он лошадок любит, да к тому же так ему сочувствовала,
    когда они заболели… Хоть и после сговора ее с Лео он мог бы поверить, но
    ведь лошади – совсем другое… Но Стешка ревет и уверяет его, что это
    правда, истинный крест! Паша не понимает, зачем ей надо было мать
    гробить. Стешка воет, что вовсе не мать она хотела… И тут прибегает
    Лиза, выдает Стешке платочек слезки подтереть, чтобы к маме придти в
    бодром виде. Паша хочет, чтобы Стешка пошла к матери, но та боится и
    отказывается. Паша отсылает Лизу обратно успокоить Ульяну, что Стеша
    сейчас придет, а сам пытается заставить строптивую служанку посетить
    больную мать. Но та слезами все сильнее заливается и говорит, что не
    может маме в глаза посмотреть. Требует сказать, что ее уволили, и она
    уехала. Так они с Пашей какое-то время словесно силами меряются, но он
    оказывается все же сильнее. Тогда она интересуется, что будет потом.
    Паша заявляет строго, что своего решения никогда не меняет, и как только
    няня поправится: Чтоб духу твоего здесь не было! Стешка недобро
    поджимает губы…

    Крым. Люба удивляется, чего это Даниил и Ольга стоят, и персонально
    предлагает им присесть к столу. Представляют им священника Рому. Когда
    Дронов жмет ему руку, по голосу узнает любовника своей сестры, которого
    он имел счастье слышать из-под саввиной кровати. Он говорит Роме
    любезности, а сам хитренько улыбается, и шепотом просит его позволить
    ему сесть рядом с Ольгой. Тот позволил. Даниил сел. Люба завертывает
    длинный и проникновенный тост, посвященный сплоченной, дружной семье,
    где все помогают и поддерживают друг друга. Оля откровенно и вслух
    смеется. Люба останавливается, и интересуется, чему. Оля отговаривается
    пустяком. После этого Люба забывает, о чем говорила, и тут язвительный
    Савва услужливо подсказывает: О семье, как она нас держит в узде… Люба
    сдержанно: Нет… на плаву… И тут выступает Долли с обвинением, что это
    она на словах такая правильная, но не поспешила помочь, когда ее
    похитили… Все переглянулись, Данилка прыснул: Как похитили?

    Платон страстно целует Мариулу и с большим сожалением слезает с ее тела.
    Говорит, что дуры-бабы не понимают, где их счастье, и так и липнут к
    проходимцам типа Дронова. Она спорит с ним, а он знай усмехается, а к
    тому, что она за Данилкой собачонкой бегает, поясняет, что он ею
    попользовался, как вор отмычкой, да выбросил. Заводит девушку, а она и
    рада, с обидою заявляет, что пусть он теперь со своей Ольгой Гавриловной
    развлекается… Платон понимает, что она ревнует, и говорит ей, что он
    просто погнался за знатной барышней, но есть одна штука, перед которой
    меркнет знатность – это богатство. Просит ее помочь ему раздобыть
    сокровище, он ей половину отдаст, и тогда Даниил бросит Ольгу, и за ней
    пойдет. Мариула не верит ему, говорит, что они с Даниилом как братья –
    два сапога пара. А Платон, посмеиваясь, довольно замечает, что у Дронова
    есть одно слабое местечко – Ольга Гавриловна Уварова…

    Саша сидит возле Ульяны, и тут входит Юля со своей неизменной фразочкой
    о том, что ей надо с ним поговорить срочно, а здесь неудобно. Он сухо
    отвечает, даже не повернувшись к ней, что некогда ему разговаривать –
    Ульяну нельзя одну оставлять. Но тут появляется Лиза и докладывает тете,
    что Стеша сейчас придет. Юля требовательно: Теперь, когда за Ульяной
    есть кому приглядеть, ты мне можешь уделить время? Саша спросил у
    Ульяны, как она. Няня велела ему идти, а Лиза пообещала, что посидит
    тут. И Саша, поблагодарив Лизу, уходит за Юлей…

    Вышел, и тут же остановился: Что тебе надо? Юля говорит, что не хочет
    обсуждать это в коридоре – прислуга может услышать. Но он не двигается с
    места, раздраженно замечает, что они уже обо всем поговорили утром:
    Давай не будем мучить друг друга бесполезными разговорами! Юля заводит
    речь о своем состоянии, о том, что он знает, как еще недавно она не
    могла обходиться без опиума… Он пугается ее намеков и просит ее
    успокоиться. Говорит, что ей нельзя волноваться. Она истерично замечает,
    что ему на нее наплевать, в то время, она видела только что, как он был
    нежен с прислугой.. Саша: Ты не права! Она говорит, что думала, ребенок
    их сблизит, но ошибалась, и их брак был с самого дня помолвки ложью.
    Саша с возмущением отрицает это, но она не слушает. Ему мучителен этот
    разговор, и он просит ее обсудить все это после. Она резко: У нас нет
    после! Потому что я не хочу твоего ребенка! Саша поднимает на нее глаза,
    в которых недоумение и боль…

    Вася продолжает душить мельника, и обещает ему, что если он еще раз
    близко к ним подойдет, прибьет того. После этого уводит из сарая Надю,
    оставив всех врагов надолго поверженными…

    Лиза идет по коридору и натыкается на Пашу. Они радостно вскрикивают,
    она без обиняков повисает у него на шее и привычно обцеловывает его в
    губы, причитая радостно: Павел Гаврилович… Павел Гаврилович… Он отвечает
    на ее ласки с готовностью, и заявляет капризным тоном, что скучал. Она
    объясняет ему, что выскочила только на минуточку Паша ласково говорит,
    что не может дождаться, чтобы они уехали и начали новую жизнь вдвоем.
    Лиза тоже мечтает об этом, но говорит, что пока не получается. Сетует,
    что почему-то так все время выходит, что ждешь счастье, ждешь, и оно уже
    почти в твоих руках, но раз – и уже нет… Паша начинает ее уговаривать,
    что она устала, и уже достаточно времени посвятила помощи Ульяне, пусть
    теперь другие постараются: Давай уедем! Лиза категорично мотает головой:
    Нет, что Вы, нельзя! Он настойчиво: Зачем тянуть? Она спорит, что надо
    повременить, пока тетушка не поправится, она ее бросить так не может.
    Паша сдается с огромной неохотой и недовольством в голосе: Будь
    по-твоему, повременим. Но не надолго! Лиза набрасывается на него с новой
    порцией бешенных поцелуев. Потом отрывается: Я пошла. Надо еще отвар
    тете приготовить… Но ее поцелуи подтолкнули его к желанию поспешить как
    можно быстрее. Он останавливает ее и говорит с ноткой страсти, что там и
    без нее управятся: Давай уедем немедленно! Лиза смотрит на него
    пристально, в ее глазах недоумение…

    Стешка у матери. Ревет: Мам, ты поправишься? Ульяна успокаивает: Куда
    денусь. Время плохое унесет, и все по-прежнему хорошо будет… Стеша
    рыдает: А разве прежде хорошо было? Взвыла: За что тебе Бог дочь-змеюку
    дал, наказание… Ульяна поправляет: Не наказание, а дар Божий! Обнялись
    обе, и рыдают… Платон снова страстно целует Мариулу, и ей, похоже,
    понравилось. Он весело говорит ей, что есть одно средство верное – со
    света долой, и концы в воду! Она не одобряет такой способ борьбы с
    зазнобой неверного любовника. А он продолжает соблазнять ее тем, что это
    ее Данилку из колеи выбьет, и еще одного человека жизнь рухнет… С
    ненавистью: Негодные людишки! И сам Уваров, и детки его… Но Мариула не
    хочет кровь проливать. А он ее убеждает, что Даниил ее не пожалеет,
    смахнет как муху со стола. И она сдается. Он радостно: По рукам? Она в
    ответ: По рукам!

    Лиза возмущенно: Неужели Вам тетушку не жаль? Паша легко: Жаль. Она меня
    в детстве нянчила. Лиза горячо: Вы же слышали, что доктор сказал – ей
    нужна любовь и забота! Паша капризно: А мне? Я тоже нуждаюсь в любви и
    нежности! Лиза смотрит на него с недоумением: Не понимаю, какая муха Вас
    укусила! Заладили – ехать, да ехать! Чего Вам не хватает? Мы каждый день
    видимся, рядом с нами друзья… Паша отвечает, что ему не терпится начать
    свое дело: Каждый день здесь прожит зазря! Лиза кипит от возмущения: Что
    значит – зазря?! Можно здесь дело начать, с родными.. Паша упрямо: Я
    хочу там. И чтобы ты была рядом. И заботилась только обо мне. Лиза
    смотрит ему в глаза с огромным сомнением и разочарованием, будто пелена
    начинает сходить с ее глаз… И опускает голову…

    Саша потрясенно: Я не ожидал от тебя таких мыслей… Это грех! Юля с
    издевкой: Да что ты? Ты говорил, что не уверен в отцовстве! Саша
    замечает, что это похоже на шантаж. Решительно: Я не дам тебе совершить
    этот грех! Но Юля тверда и холодна как сталь: Мне все равно, что ты
    думаешь по этому поводу, и говоришь. Все, Саша! Все!!! Саша убито
    смотрит на нее: Мы еще вернемся к этому разговору. Уходит…

    Лиза встретилась с Касси. Касси заметила, что у нее печальный вид. Лиза
    рассказала, что в доме беда, они все молятся за Ульяну, и что Павел
    Гаврилыч расстроен, потому что они в Европу не едут. Лиза в смятении
    говорит, что запуталась, не знает, что делать, не понимает… Вот, смотрит
    на Павла Гаврилыча – вроде, он любит ее, и нежен, и ласков.. А другой
    раз посмотрит – чужой. Ну, чужой! Касси крепко задумалась о своем, и как
    эхо: Да, совсем чужой… Лиза интересуется, о чем она. Касси винится перед
    ней, и признается, что знает, кто убил на ипподроме того человека, и
    Лизу хотел убить. Лиза: Кто? Касси простонала: Платон… Господи, я
    влюбилась в него, и как не разглядела ничего?… Лиза успокаивает, что
    всяко бывает: Я вот тоже, вроде, знаю человека, а душа его скрыта… Слава
    Богу, что ты теперь все поняла! Касси снова просит прощения: Я так
    хотела верить! А не надо было… Они в порыве чувств, думая каждая о
    своем, обнимаются. Касси: Ты вот сразу поняла, а я… Лиза протестует: Ты
    вину чужую на себя не бери, все исправить можно! Касси благодарит ее и
    говорит, что как бы ни было тяжело, она должна это сделать: Ты пойдешь
    со мной в полицию?

    Мариула пробирается крадучись по дорожкам парка, ее настигает тот самый
    цыган. Он предлагает ей помощь, она жалуется, что влипла в историю. Он
    все порывается ее обнять за талию, но она отбрыкивается. Он обещает,
    задорно улыбаясь: Во что бы ты не влипла, мы с тобой вместе у черта
    удачу украдем!

    Долли дает отповедь Любе по поводу того, что она пожалела 1000 рублей,
    говорит, что она поступила подло, а теперь разглагольствует о семье…
    Люба просит прощения у нее и Саввы. Рома замечает, что они должны
    смирить свой гнев, и Люба благодарит его за поддержку. Даниил улыбается,
    но Ольге не весело. Люба извиняется и встает, Дронов ее успокаивает. Все
    расходятся, не дообедав… Дронов и Ольга остаются.

    Надя и Вася жгут костер, он собирается сделать чай. Надя восторгается,
    как он с мельником разобрался. Вася вдруг становится смурным и говорит,
    что не знает, что будет теперь с ней тут делать. Надя оптимистично: Жить
    вместе! Вася снова завел старую песню: Не ровня я Вам. Надя горячо: Это
    глупости, предрассудки. Он ей говорит, что она не сможет жить в деревне.
    Надя спорит, что может, она уже попробовала. Он пугает ее тяжкой
    крестьянской долей. Надя: Я привыкну. Он взрывается и заявляет, что куда
    уж ей – за ней все с детства ходили… Она говорит, что только кажется,
    что у богатых все просто, ее семья разорена, денег нет, и она за Лео
    вышла только чтобы спасти семью. Вася внезапно зло набрасывается на нее,
    что за месяц они друг другу осточертеют: Гусыня глупая, если не поняла
    этого! Надя стоит молча и смотрит на него потрясенно. Потом тихо: Не
    понимаю… Он: Домой поезжайте! Надя: Ты так говоришь, будто не любишь.
    Вася холодно заявляет, что они замечтались. И он ее не любит. Но она не
    верит: Ты мельника из-за меня чуть на тот свет не отправил! Прикоснулась
    к нему. Он вздрогнул: Домой! Отскочил, как ужаленный: Поезжайте! Она
    молча покивала, и прочь пошла… Вася глаза закрыл, и больно ему, дуралею…

    Следователя пригласил домой Павел, и втроем – с Касси и Лизой, они ведут
    с ним разговор. Касси все рассказала про Платона – что он в Крыму, и что
    велел ей ждать в гостинице телеграмму. Тот записал все и распрощался.
    Лиза интересуется: Что, пойдешь встречаться с Платоном? Касси
    решительно: Да. Лиза тревожно: Это же опасно! Касси: Я должна его
    остановить. Лиза: Павел Гаврилович, мы пойдем с ней, не оставим одну!
    Паша смотрит на нее с ужасом: Мы хотели уехать. Лиза сухо: Павел
    Гаврилович, мы не можем сейчас уехать. Паша смирился с неохотою: Хорошо,
    Лиза. Мы останемся, раз мы так нужны. Лиза радостно разулыбалась…

    Юля в одежде лежит ничком на своей кровати, и горько рыдает…

    Саша сидит в кресле в кабинете в полной прострации, глядя в одну точку.
    Похоже, он пьян… Медленно тянет руку и извлекает из-за книг початый
    бокал вина… Также медленно подносит его к губам, думает… Потом
    отставляет в сторону… Входит очень тихо Лиза. Звучит лирическая музыка…
    Глаза Лизы, искрящиеся огоньками, неотрывно следят за Сашей, у которого
    на лице написана мука… Саша не видит ее, закрывает лицо рукой.. Лиза
    смотрит, не отрываясь, губы ее чуть приоткрываются от волнения…

    0

    38

    38-39 серии
    нет описания

    40 серия
    Борис встретился со своим подручным в укромном уголке крымской природы, и они обсудили проблемы. Борюсик подвел итоги – похитил Ольгу кто-то очень похожий на их Платошу, возле них крутится проходимец Даниил, и нужно его опередить. Борюсик мечтает люто отомстить ненавистной семейке Уваровых, да и вообще, жаждет всю компашку одним махом в море утопить. Кроме Платона – его он особо изощренно хочет придушить собственными руками. Только чтобы сперва тот все рассказал…
    Ольга разговаривает с Мариулой. Просит ее отпустить, пугает, что скоро тут будут жандармы.  Та ответно пугает, что ни один жандарм ее от Платона не спасет, и снова хвалится, что уговорила Платона ее не убивать. Ольга не верит ей и иронизирует, что она в это все ввязалась только из-за Даниила, потому что ревнует. Начала мучить девушку, рассказывая ей, что Даниил сюда специально приезжал – из-за нее, Ольги… Она понимает, что Мариула отомстить хочет Даниилу…
    Платон хотел по-тихому пробраться мимо жандарма, но его схватил цыган. Платон объяснил ему, что понадобился ключ, и ему нужно пробраться в дом, а цыган должен отвлечь жандарма. Тот колеблется, не знает, можно ли верить Платону, но соглашается, не забыв еще раз повторить свои угрозы…
    Лиза, Паша и Касси едут в карете, Лиза в страшной тревоге, переживает, что очень медленно едут. Касси пытается успокоить ее тем, что, может, ошиблась, потому что и раньше много ерунды всякой видела. Лиза порывисто: Господи! Только бы ты ошиблась! Я бы все отдала! Только бы ты ошиблась! Павел смотрит на нее с удивлением от такого горячего проявления чувств…
    На месте дуэли отмеряются шаги…Саша смотрит на кроны деревьев… Дуэлянты берут пистолеты… Возле леса стоит карета, из которой Юля наблюдает за разворачивающимся действием. Саша смотрит в ее сторону. Лео насмешливо говорит ему, что не стоит думать, будто его жена сочувствует ему… Саша спрашивает его, что же она делает? Лео: Ждет Вашей смерти! Саша приободрился: Напрасно. Я не собираюсь умирать! Лео отпускает шуточку, что, действительно,  не стоит портить последние мгновения жизни мрачными мыслями…
    Даниил в ресторане дает денег хозяину и расспрашивает его о двух красивых женщинах – барышне и цыганке. Тот показывает ему на Борюсика, увлеченно жующего за столиком, и говорит, что как ни странно, его о них сегодня уже расспрашивал этот господин…
    Платон влезает в окно, видит на кровати под одеялом очертания чьего-то спящего тела, тихо подбирается и шепотом зовет Касси. Пытается разбудить ее, но из-под одеяла высовывается здоровенный револьвер и выныривает его обладатель мужеского роду, а именно – следователь. Не скажу, чтобы Платон не удивился сильно….
    Даниил подходит к столику, здоровается, интересуется, что Глушковсого сюда занесло. Тот поясняет, что ищет Ольгу. Даниил не думает, что она оценит его старания, и предпочла бы сидеть в плену, чем быть спасенным Борюсиком. Далее они крепко ругаются, легонько оскорбляя друг друга. И тут к Даниилу подходит подручный Бори, чтобы слегка умерить его пыл. Даниил поражается, какая у Бори компашка, и просит представить его третьему молчаливому компаньону, который усердно поглощает ужин за столиком… Боря представляет его как начальника местной полиции, тот подтверждает, что обязан Борюсику по гроб жизни, поэтому сделает для него все, что тот пожелает. Боря уходит, пожелав напоследок, чтобы тот присмотрел за Дроновым, а если понадобится, и арестовал. Но Даниил быстро взял дело в свои руки, предложив для начала сотрапезнику выпить. Тот не отказался…
    Ольга рассказывает Мариуле о своей несчастной любви, о проходимце, с которым она когда-то собиралась пожениться, да мачеха воспротивилась, и им пришлось расстаться, а он женился на другой. Но они тайно встречались, потому что он ей ТАКИЕ слова говорил о любви… А потом оказалось, что он и ей лжет, и жене тоже… Мариула гордо замечает, что она бы не простила, отомстила. Ольга грустно рассказывает, что и она хотела мстить, несчастной жену сделала, семью разрушила, а потом поняла, что счастливее от этого не стала… Смотрит долгим и многозначительным взглядом на Мариулу: А нет счастья – зачем мстить?  Мариула молчит…
    Саша с Лео расходятся в стороны, потом наставляют друг на друга пистолеты. В стороне подъезжает карета. Открывается дверь, выпрыгивает Лиза, несется во всю прыть к месту дуэли. Лео оглядывается, но снова решительно наставляет пистолет, и нажимает курок… К ним бегут Лиза, за ней Паша, следом Касси… Все замирает кругом… Пуля вырывается из пистолета Лео и ужасающе медленно летит в сторону Саши… Ударяет его в левую сторону груди, и он падает на спину. Лиза спотыкается, падает на одно колено, на ее лице написаны боль, отчаяние, она пытается подняться, что-то кричит, руки Павла держат ее, она вырывается… Потом вскочила, добежала, бухнулась возле его головы, взяла ее в руки… Тут же Касси упала возле Саши, Паша рядом, врач щупает пульс… А Саша не шевелится, и не реагирует…  Лео с невозмутимым видом откинул в сторону пистолет. Юля выглядывает из коляски с удовлетворенным видом. Подводит итог: Ну вот и все. Трогай! Карета едет прочь…
    Паша с перекошенным лицом пытается подняться и кинуться к Лео: Ах ты, гад! Убийца! Его хватают двое офицеров,  Лео выкрикивает: Дуэль была честной! Он знал, на что идет! Лиза умоляюще: Доктор, мы не опоздали? Саша зашевелился, застонал: Больно… Доктор с облегчением: Жив! Достал из-за пазухи у Саши талисман в мешочке: Вы родились в рубашке! Показывает всем пробитый мешочек: Пуля попала в Ваш талисман! У всех радостные лица, а Саша со слабой улыбкой: Вот и не верь после этого в чудеса!
    Платон выскочил в окно, и был таков, как ни палили ему вслед жандармы…
    Боря приехал в табор и поговорил с Мариулой. Она сперва отпиралась, что ничего не знает, но он заявил ей, что виноват перед Ольгой сильно, и хочет на ней жениться. От открывшихся перспектив устранить конкурентку мирным путем, Мариула тут же сдала ему соперницу.  Боря отправился в шатер к Ольге, и хотя она приняла его сперва в штыки, он сумел усыпить ее подозрительность россказнями о том, что обо всем договорился с ее родителями.  И когда случилось такое горе, они сплотились, матушка послала ему телеграмму, а с батюшкой они приехали в одном поезде. Ольга сперва ему не очень верит, но  он убеждает ее и ласково предлагает отвезти к родителям. Ольга устала от кочевой жизни в роли пленницы, и уезжает с ним…
    Доктор объясняет, что от удара пули образовалась царапина на груди, и она и болит. Лиза неожиданно обхватывает Сашу, еще полулежащего на земле,  руками, крепко обнимает и зажмуривается: Какое счастье, Александр Гаврилович! Какое счастье! Он от ее объятий впадает в совершеннейшую нирвану, на лице его написано абсолютное блаженство, он тоже закрывает глаза: Какое счастье, что ты здесь… (сценка – просто супер! Запасайтесь носовыми платками…) И тут всю малину портит один из секундантов, объявив, что дуэль еще не окончена, остался выстрел господина Уварова.  Саша с трудом встает, опираясь на Лизу, которая держит его за руки, и говорит,  что с него довольно, и он более не желает в этом участвовать. Лео рвется к нему, требуя выстрела, но Паша так шуганул его, что тот убрался подальше… Саша, опираясь на Лизу, рядом с ним выглядящую такой маленькой, медленно ковыляет прочь, а Лиза внимательно рассматривает талисман,  который держит  на ладони. Саша замечает это: Что ты так пристально рассматриваешь, Лиза?  Лиза задумчиво: Что если это тот самый камень, о котором говорила Татьяна?
    Юля ходит медленно по спальне… Взглянула на свадебную фотографию… Подошла к кровати, и улеглась прямо в платье на покрывало лицом вниз… И тут появилась Стешка в красивом синем платье. Со слезами в голосе загундосила, что ей надо спросить, а некого… Юля, не меняя позы, меланхолично интересуется, что той надо. Стешка мнется, жмется, но потом ноет, что Павел Гаврилыч ее уволил. Юля садится и заявляет, что ничего сделать не может. Стешке нужны рекомендации, чтобы устроиться на новом месте. Юля холодно говорит, что не знает ее совсем: Поди! Стеша ноет: Юлия Алексеевна… Юля раздраженно: Я говорю – выйди вон!
    Касси и Паша радостные вернулись на квартиру, где следователь рассказал им о фиаско с поимкой Платона. Паша с досадой ругается. Касси в отчаянии, что Платон теперь ее найдет. Паша торжественно и важно обещает ей свою защиту - Платон к ней и близко не подойдет! (тоже мне, герой…) Следователь уходит, на прощание предложив им обращаться к нему, если что. Паша зовет Касси домой, но она возражает, что Платон туда придет в первую очередь – он там каждый закоулок знает. Паша спрашивает, есть ли у нее кто из друзей, у кого можно остановиться. Она жалобно отвечает, что кроме него, никого…  Он: Вот видите, друзей, выходит, нет… Разве что квартиру нанять… И тут Касси что-то приходит на ум, она радостно улыбается: Я знаю, где он меня не сможет найти!
    Даниил совершенно споил начальника полиции, а тот ему о своем героизме рассказывает. За героизм Дронов влил в него еще одну рюмашку до дна. И посетовал, что Бори, жаль, нет – втроем душевнее было бы...  Пьяный жандарм уже не помнит, как все было, и обещает ему, что вмиг Борю сыщет…
    Ольга видит, что Боря ее везет не к родителям, и начинает беспокоиться. Он цинично заявляет, что родные от нее отказались, и ей ни к чему возвращаться домой. Она понимает, что он ее в очередной раз обманул, а он требует от нее подсказку, которая ведет к сокровищам. Она на полном ходу попыталась выпасть из кареты, да Борюсик не допустил. И припугнул, что если будет молчать – пожалеет.
    Лиза ввела Сашу в кабинет, засуетилась: Проходите… аккуратно! Я помогу… Он дрогнувшим голосом, смущенно: Что ты так волнуешься… Не надо волноваться… Она отпускает его и наливает ему воды из графина. Он благодарит и покорно пьет. 
    Стенки в кабинете на редкость тонюсенькие для такого мощного дома, как уваровский особняк, и Юля в соседней комнате приглушенно слышит каждое их слово. При звуках голоса Саши на ее лице отразилась досада,  и она стала еще внимательнее прислушиваться к их разговору.
    Лиза переживает: Если бы не камень, не знаю, что было бы… Не зря о нем Татьяна все время говорила… Саша интересуется, что говорила Татьяна. Лиза: Ищи камень! Ищи камень! И еще… Она вдруг стушевалась: Одну глупость… Саша, усевшийся за стол у окна, с интересом: Что замолчала-то? Лиза, запинаясь и смущаясь: Ну… что-то сказала… Выпалила: Я неправильно запомнила! Саша еще больше заинтересовался: Ну что за тайны такие? Лиза мнется: Ну… она мне сказала, что если я найду камень… найду и любовь. И, делая вид, что все это ерунда: Но скорее всего, я не так запомнила! (Юля слушает во все уши…) Саша, отвернувшись, глядя в окно, страшно смущаясь: Конечно, интересно это все… Но дело не проясняет… Нервно похихикивая, понес милую околесицу, старательно отводя глаза: Чего у духов так все не по-людски как-то, да? Нет, чтобы сказать – поди туда! Сделай то! Ха-ха… Лиза решительно: Александр Гаврилович! Пойдемте в подвал! Там все и узнаем! Саша, наконец,  поднимает на нее глаза.
    Юля срывается с места и бежит куда-то…
    Стешка пришла к Ульяне, заботится о ней, а та переживает, что куда-то все пропали внезапно. И Лизы нет. Спрашивает о Саше, говорит в тревоге, что утром он был такой странный, не понравился ей. И письмо оставил. Стеша ее уговаривает не волноваться, делает компресс, а сама по-тихому тащит письмо со столика. Ульяна хочет поспать, и Стеша уходит…
    Платон возле ворот уваровского дома поджидает Касси и зловеще шепчет под нос: Кассандра, я знаю, ты здесь… Ты мне нужна, и я тебя найду!
    Юля читает Сашино завещание, а сияющая Стешка стоит рядом. Юля усмехается злобно: Ты смотри, завещание изменил… Собственную жену вычеркнул… Большую часть капитала – своему ребенку… Стешка начинает злобствовать, что странно – Лизке ничего не оставил, но она наглая, своего не упустит… Юля говорит ей, что они уходят из дома, и Стеша будет теперь ее служанкой. Стеша чуть до потолка не прыгает от такой радости… Выслужилась…
    Лиза убирается в комнате, а Паша с трагическим лицом говорит ей, что по-прежнему ее любит. Лиза, продолжая работать и не глядя на него с  нахмуренным видом, сдержанно: Вот Кассандре Вы такие же слова говорили?  Он тянет: Ты должна меня понять… Лиза решительно: Я не могу понять. Она не понимаю, как можно, если любишь одного, заглядываться на других. Паша парирует, чем вгоняет ее в смущение: Я видел, как ты сегодня смотрела на Александра! Лиза, спиной к нему, напрягается, а он продолжает: Ты не просто испугалась за него. Ты его любишь! Лизины глаза делаются растерянными и испуганными, она замирает и долго молчит. Потом резко отходит в сторону, по-прежнему спиной к Паше, и неуверенно: Нет… Паша напоминает ей об их уговоре и пытает: Ты поедешь со мной? За границу? Лиза живо оборачивается к нему, с надеждой: А разве у Вас нет тут дел? Он: Нет! Я обещал только устроить Кассандру, и больше меня здесь ничто не держит. Лиза с заминкой: Ну… И решительно: Я не могу уехать! У меня в доме дела. Да и надо еще кое-что сделать…Паша стоит у нее за спиной: И все же, я буду ждать тебя на перроне до последнего звонка… Подумай. Ты единственная девушка, которую я хочу видеть рядом…. Лиза застыла молча и не оборачивается к нему….
    Даниил подкрался к Мариуле возле шатра и приставил нож к горлу. Пытает ее, где Ольга. Та ему все  выдала про Борюсика. Даниил пугает ее, что на ней кровь будет, и требует сказать, куда они поехали. Мариула показала: Туда, к морю…
    Ольгу безжалостный бывший любовник посадил в худую лодку, связав руки за спиной, и завязав рот черным шарфом. Она страшно мычит и сопротивляется, но он говорит, что ему нужен от нее рассказ, и пусть она посидит и подумает. Лодку отпихнули от берега, и Ольга с ужасом увидела, как она начала наполняться водой. Ольга глухо рычит сквозь шарф, почти воет, дергается, а воды все больше… Наконец, ей удалось избавиться от шарфа, и она захрипела: Помогите!
    Лео в своем кабинете что-то пишет. К нему приходит Стешка с письмом. Она, лучезарно улыбаясь, благодарит его за то, что принял ее на работу. Отдала письмо, а он сказал, что это она должна Юлю благодарить, если б не та, ему Стеша не нужна была бы. Но девка не сдается, призывно улыбаясь, она наклоняется над ним так, что ее аппетитная грудь оказывается на уровне его глаз: А моей благодарности на всех хватит! Лео засмотрелся на грудь и сглотнул слюну. Стешка заметила, что от таких волнений он накапал чернила себе на манжету, и принялась с энтузиазмом дуть на них, обещая, что мигом выведет пятно… Добавив с многозначительной улыбкой: Я  расторопная горничная… Они оба некоторое время дуют на манжету вместе, глядя в глаза друг другу… Потом Лео бодро: Я Вас нанимаю! Она благодарит его горячо и обещает, что будет так стараться, что он не пожалеет! Оба снова дуют на манжету, и видно, что не она их вовсе волнует…
    Касси привела Пашу в квартиру Ольги. Он обещает, что всегда придет к ней на помощь, если понадобится. Она благодарит его. Она со смущенной улыбкой: За эти дни я Вас лучше узнала, чем за все прошлые годы… Он многозначительно: Раньше мы не были так близки… Она грустно: Я … буду скучать… Он мягко: Я тоже, Кассандра… Они совсем рядом, и еле сдерживают порыв.. Она быстро чмокает его в щеку: Вам пора. Он отдает ей ключ и просит пообещать, что кроме полицейских, она никого не впустит. Она улыбается. Он уходит, она смотрит ему влюблено вслед…  И тут за ее спиной появляется Платон с весьма зловещим видом…
    Саша с Лизой в потайной комнате в подвале. Он спрашивает, взяла ли она с собой талисман. Она показывает ему камень и интересуется, как они вызовут призрака. Он спрашивает: А как он раньше появлялся? Лиза: Да никак. Глядь – и появился! Саша с улыбкой: Ну, вот так и появится. Лиза мечтательно: Ой, страсть как хочется узнать тайну этого камня! Саша замечает, что нужно чем-то дверь подпереть, а то захлопнется, и они тут навсегда останутся. Лиза: Сейчас, что-нибудь найду! Лезет куда-то и ойкает – ногу подвернула. Он смотрит ее ногу: Больно? Она говорит, что до свадьбы заживет, и тут дверь захлопывается… Это Юля. Она торжествует, слушая стуки и приглушенные голоса: Отройте! Здесь люди! Но Юля с удовлетворением отряхивает руки, и уходит…

    0

    39

    Серия № 41
    Платоша ножичком демонстративно поигрывает, а Касси на него испуганно поглядывает. Потом она не выдерживает и выпаливает: Как ты сюда попал? Платон с ухмылкой прищурился: Э нет… Это ты мне скажи, как сюда попала. Вроде, в гостинице должна меня ждать. А вместо тебя знаешь, кого я там встретил?  Касси сглотнула слюну. Платон уверенно: Знаешь… И что ты мне на это скажешь?
    Долли сидит за столиком с Саввой, который как ребенок забавляется с высыпанными из банки медяками.  Он радуется, что они настоящие, она с кислой миной бурчит, что из-за этого они корпели… Капризничает,  зачем они уехали из Крыма, где было так тепло… У Саввы замечательное настроение, он подкидывает медяки в воздух, смеется: Это же… бал-маскарад! Долли смотрит на него как на умалишенного…
    Стешка подала чай Лео, и заигрывает с ним, утверждая, что нет в Петербурге другой такой мастерицы по чаю… Лео сидит прямо, будто аршин проглотил, уставившись на нее завороженным взглядом…
    Саша с Лизой, ковыляющей на одной ноге, приникли к двери, и принялись барабанить в нее, крича, что здесь люди. Юля удовлетворенно отряхнула руки, и невозмутимо удалилась из подвала…
    Даниил под отважную песню путешественника скачет верхом по дорожкам и тропинкам Крыма, в поисках Ольги. На каком-то утесе он спешился и подобрал красивый белый платочек. Прошептал: Ольга… Помял его, и вспомнил все моменты его встреч с ним, под ту же песню… Спрятал платочек в карман, снова взобрался на лошадь, и поскакал дальше…
    А Ольга, тем временем, со связанными за спиной руками, дергается в лодке, уже на две трети наполненной водой…
    Даниил на берегу. Спешился, бродит по камням… И тут слышит Ольгин хрипящий зов. Смотрит на горизонт, и видит, что далеко от берега  маячит полупритопленная лодка, и  в ней Ольга. Не раздумывая, он бросается, как был – в своих рыжих сапогах и светлом костюме, в воду, и быстро плывет к ней…
    Касси горячо уверяет Платона, что они ее заставили сидеть здесь и быть приманкой. И интересуется с надеждой: А за тобой никто не следил? Платон насмешливо: Обижаешь… Она сразу сникает.  Он говорит ей, что думал, Уваров ее застукал, когда она камень искала. Потом рассказывает ей, что перехватил мальчишку, которого младший Уваров послал в полицию с запиской, где  предупреждал о месте нахождения Касси. Показывает ей записку, но в руки не дает… Касси понимает, что дела ее плохи, и помощь не придет, и начинает юлить с заискивающей улыбкой. Глотая от волнения звуки, она рассказывает, что просила Павла Гаврилыча отпустить ее, а они выдвинули условие, чтобы она сообщала, где находится… Платон благодушно: Ну да и Бог с ним… Главное, чтобы Уваров сюда не наведался. Касси поспешно: Не бойся, он на днях уезжает за границу с Лизой! Платон осклабился: С Лизкой? Пути господни неисповедимы… Ты скажи лучше – камешек-то нашла? Касси нервно: Какой нашла! Да он как в землю провалился! Платон, решительно надевая шляпу, заявил, что придется ему самому к Уваровым наведаться, и отправился к двери. Касси резко ему в спину: А вот этого не надо! Он остановился…
    Стешка уронила чайную ложечку, и со смешками принялась извиняться, что сейчас заменит ее. Лео, не отрывая от нее глаз, отрывисто заявляет, что он чай без сахара пьет, так что замена не требуется. Она, похихикивая, собирается уйти делами заняться. Он интересуется, что за дела. Она: Не знаю. Полы там…поскрести… Он с внезапным энтузиазмом, жадно глядя на нее: Что нам, некому полы поскрести?! Приказывает: Садись! Она с готовностью садится. Он смущенно уточняет: На минуточку. Села, мнется, стоит из себя смущение и хихикает. Потом выпаливает:  Вы такой…. красивый! Он млеет. Она жалеет, что ему такая жена отвратительная досталась, и продолжает: Вы умный, молодой, добрый, любая женщина как Вас увидит… может – раз, и упасть. И умереть. Лео с довольными нотками: Но моя жена так не думает. Стеша с похохатываниями: Она дура… Лео одобрительно хмыкает. Стешка смелеет: Сумасшедшая! ха-ха.. И восторженно: Как могла только такого мужчину на мужика променять! Лео подполз к ней поближе: Вы такая… красивая!  Еще ближе, с плохо скрываемой страстью: Вы больше не будете заниматься черной работой… Тянется к ней. Стешка выдыхает: Как? Лео: Так. Помолчите. Минуточку. И набрасывается на нее стремительно с поцелуем. Они упали на диванчик, задели столик рядом, он заходил ходуном, и чай в чашке расплескался…
    Долли настороженно относится к саввиным фантазиям, он спрашивает о Любовь Евсеевне, Савва беспечно отвечает, что она застряла в Крыму… Ему вожжа под хвост  попала, он хочет сорить деньгами направо и налево, и записать все эти траты на семейный бюджет (еще один идиот на Сашину голову…). Долли эта идея пришлась по душе, но она пока еще сдержанно воспринимает Савву. Он рисует ей картины, как гости будут дарить подарки, а он все принесет ей, его даме сердца, ее рыцарь… Прыгает по комнате, и спотыкается. Потирает ногу и просит жену поцеловать своего неуклюжего эльфа. Но она не хочет. Он уходит отдавать распоряжение о приготовлениях. На его место является Рома. Долли холодно заявляет, что тому пора платить долги. За то, что жил тут, ел, пил… Рома кровожадно: Хорошо, я пойду сейчас, и расскажет супругу все о наших отношениях. Если платить долги – то полностью! Долли смотрит на него с испугом…
    Саша и Лиза общупывают каменные стены в надежде найти выход. Лиза, хоть и занята делом,  в отчаянии, Саша же лихорадочно пытается отвлечь ее от паники. Он преувеличенно бодро уверяет ее, что нельзя сдаваться, выход всегда можно найти. В конце концов, кто-нибудь придет сюда, и освободит их! Саша восклицает, что они обязательно найдут выход! Лиза думает, что они тут навсегда… И в этот момент все озаряется знакомым светом, и появляется Танюша. Лиза с облегчением: Наконец-то! Таня молчит, смотрит на них, только руками размахивает… Саша стоит за спиной Лизы, и смотрит поверх ее головы на Таню во все глаза…
    Паша пытает Юлю, где Саша. Он не может никак его найти, с тревогой говорит, что исчез куда-то… Юля усмехается: Именно, исчез! Собрал вещички, и исчез.  Паша уныло: И Лиза пропала, и вещи ее исчезли… Юля с мерзкой издевательской улыбочкой: Дай угадаю! Говорит, что они сбежали вместе – ее благоверный, и служанка. Паша пораженно: Шутишь! Юля злобно: Да? Читай! Дает ему письмо с текстом якобы от Саши жене, который ей когда-то подсунула Л.Е., когда пыталась уверить всех в ее сумасшествии… (интересные там у них дамы – наловчились письма Сашины подделывать в один присест!...)  Паша сидит молча, а Юля смеется и говорит, что Лиза дрянная девчонка, от своего не отступается. Паша с возмущением: Лизу обвиняешь! А сама не виновата?! Была бы умнее, Саша тебя бы не бросил! Ушел. Юля тихо и мрачно ему вслед: Мели Емеля, твоя неделя… Закрыла дверь на ключ, вынула вещи из-под кровати, и принялась по одной кидать в горящее пламя камина…
    Долли заговаривает зубы Ромашке, а он ей не верит, плачется, что она его обманула в Крыму, когда бросила одного в пустом доме. Она обвиняет Савву в этом, что он прознал про клад и утащил ее обратно в Петербург. Рома обиженно кричит: Могли бы дать знак! Он говорит о своей дурацкой бороде, она, напротив, расхваливает ее, и доводит его своими комплиментами до страстного желания целоваться. Он обещает ей, что остается, и набрасывается на нее, а Савва внимательно и мрачно рассматривает эти уже совсем не дыхательные упражнения.
    Лео пытается оголить Стеше плечо, она тоже старается облегчить его костюм, они страстно возятся на диванчике, роняют подушку, потом Стешка падает на пол… Лео страстно ее целует, и тут смущенный слуга докладывает, что пришла Надя. Лео вскакивает весь растерзанный и помятый, Стешка так и остается на карачках на полу со спущенным с плеч платьем, когда входит Надя. Увидев недвусмысленную картинку, она иронично усмехается: Ну здравствуй,  любимый! Соскучился? Смотрит на Стешку на полу: Хотя я вижу, тебе здесь не дадут соскучиться…
    Платон оборачивается: И что же? Хочешь сказать ,что и в доме Уваровых засада? Касси испуганно: Не знаю. И умоляюще: Но в Петербурге тебе нельзя оставаться! Платон алчно и быстро говорит, что сокровище уже почти в его руках – только руку осталось протянуть. Касси плачет, гладит его по плечу, с отчаянием: Уезжай отсюда, пожалуйста, уезжай! Платон утешает ее, одержимо говорит, что все ей будет – и шелка, и драгоценности, и красивая жизнь: Я в лепешку разобьюсь! Касси кричит, и слезы градом катятся по ее лицу: Уезжай отсюда!
    Паша навещает Ульяну. Интересуется, как у нее здоровье. Она радуется, что скоро уже на ноги встанет. Он спрашивает ее, давно ли она видела Лизу. Няня говорит, что с утра: А у тебя к ней поручение? И советует посмотреть – где-то в доме отыщется. Паша озабоченно замечает, что он весь дом уже облазал, а ее нигде нет.  Ульяна утешает, что может, в лавку убежала. Придет, она ей задаст. Паша грустно: Не вернется она…  Ульяна пугается, а он ей: Сбежала она. Вместе с Сашей. Ульяна крестится: То-то я утром заметила – они оба какие-то странные… Говорила ей – до хорошего это не доведет! Ой, Лиза… Паша обрывает недовольно: Перестань. Лиза тут ни при чем. И Саша. По себе знаю, как это бывает, когда любишь… Ульяна сетует: И что ж это на Лизке весь свет клином сошелся… Забудь! К хорошему это не приведет. Слушай меня, я тебя дурному не научу. Паша покорно уселся рядом: Хорошо. Буду слушать…
    Лиза протягивает камень Тане: Скажи, что нам с ним делать? Таня поворачивается налево, и молча парит в таком положении. Потом снова смотрит на них. Они поворачивают головы, и видят, что свет от призрака падает на камень в стене, на котором написано ГРИ. Саша и Лиза идут к камню, он пытается его шевелить, радостно восклицает: Лиза! Он двигается! Он поддается! С трудом вытащил брус, и они увидела там блестящий квадрат. Саша оборачивается на Лизу с улыбкой…
    Стеша поползала по полу немного, встала, поправила платье, заявила: Добрый день! И  гордо покинула помещение. Лео неприязненно: Что тебе нужно? Надя холодно: Неужели не ясно? Ты не находишь, что нам пора оформить новые отношения? Он не находит. Весело: Легкий адюльтер укрепляет отношения! Она спрашивает, готов ли он это публично подтвердить? Он парирует, говоря о ее романе с конюхом. Она иронизирует по поводу его интереса к кузине того самого конюха. Он мстительно: Милая, ты ни за что не получишь развода! Никуда ты не денешься! Надя с вызовом: Уж не сомневайся, я своего добьюсь! И быстро удалилась…
    Долли быстро выпроводила Рому, тихо пообещав, что сама разберется. Савва в ярости орет, что все видел, и это не похоже уже на дыхательные упражнения. Орет, что она наставляет ему рога с музыкантишкой. Долли выпаливает: Он меня заставил! Он хочет тебя убить! И напоминает ему про тот маскарад со священником. Савва поражен, что то был Рома. Он испуган: Что делать? Хочет идти в полицию, но она его убеждает, что Рома от всего отопрется, скажет, что пошутил, и ничего не выйдет. Савва в отчаянии, а она подсказывает ему единственный выход – убить Рому раньше, чем он сделает это с Саввой. Савва пораженно: Я? Убить? Долли заканчивает фразу: Его. (похоже, именно Рому пристукнут на балу, раз Савва будет брать вину на себя… Видно, решит, это его Доллюшка постаралась для него… )
    Даниил доплыл до Ольги, которая уже погрузилась в воду и продолжает хрипеть. Даниил: Держитесь… Схватил ее, она как птица кричит, а ей чайки вторят… Он плывет, поддерживая ее, а над ними чайки стонут… Вытащил на берег,  оба лежат в изнеможении, он ее поддерживает и успокаивает: Все кончилось… Все… Ольга надрывно кашляет…
    Долли с Ромой хихикают. Входит Савва и говорит, что они с женой приглашают Рому на бал-маскарад. Тот благодарит. Савва заявляет, что ему необходимо подготовиться к балу, укрепить мышцы и подправить фигуру. Поэтому хочет пофехтовать. Спрашивает у Ромы, как он относится к физическим упражнениям. Долли тоже подначивает Ромашку. И Рома соглашается составить Савве компанию. Савва уходит за рапирами, а Долли восторженно предвкушает рыцарский поединок, где прекрасная дама наблюдает за своими героями…
    Платон целует Касси и успокаивает, что все будет хорошо. Она вдруг видит картинки из Крыма, довольно расплывчатые, но, вроде, там Платон с Ольгой и Мариулой на телеге, и Борюсик… Она вскрикивает и отдергивается. Смотрит на него испуганными глазами. Платон подозрительно: Что ты? Опять дар вернулся? Видела что? Касси берет себя в руки, и уверенно заявляет, что дар навсегда потеряла: Но я и без него могу сказать, что тебе в Петербурге опасно оставаться… Платон сверлит ее недоверчиво глазами: Хитришь… Ты мне все рассказала? Касси: Погоди… Подумаю. Сконцентрировалась. И сказала, что его еще и брат покойника ищет. Платон презрительно и беспечно усмехается: Мелкая сошка… Меня в убийцы записал! И собирается с ним разобраться. Касси умоляет: Не ходи к нему! Я ведь без тебя жить не смогу! Платон шепчет: Успокойся… И целует ее. Заплаканная Касси нежно улыбается ему…
    Стешка вернулась, и тут же как следует приложила Надю. Полезла к Лео за поцелуями, а он вдруг отстранился и с ужасом заявил ей, что если бы Надя пришла хотя бы минутой позже, у нее были бы все основания для развода… Стешка возмущенно удивляется, почему бы ему не дать Наде развод, к чему она ему? Он кричит, что не может ей дать развода, потому что она его тогда перед всем Петербургом идиотом выставит. Стешка с обидой: Вы ее любите! Он запальчиво: Ненавижу! Она: Это одно и то же! Он уверяет, что не любит, а она со смехом: Неа… Вы ее любите, просто признаться боитесь! А сама к нему таки льнет… Лео,  тянущийся было к ней, внезапно останавливается и грубо: Пошла вон! Стешка уставилась на него  с обиженным видом…
    Савва и Рома активно фехтуют. Савва одним ударов срезает свечи, а Рома с ужасом их рассматривает… Долли останавливает поединок, тихо шепча Савве, что нельзя же это делать здесь. Он соглашается, и предлагает Роме перейти в другое место.   Рома согласен. Но Долли отнимает у них рапиры и отсылает Савву прочь, чтобы он подумал, где у них произойдет завтра занятие. Савва уходит…
    Следователь приходит к Паше. Он удивлен, что он него никаких вестей: А где Кассандра? Паша тревожно: Вы получили мою записку? Следователь: Какую? Паша со все возрастающим волнением  говорит, что три часа назад послал ему  записку. С ужасом: Стало быть, ее никто не охраняет! Засуетился: Идемте скорее! Она в опасности! Следователь с улыбкой: А Вы крепко ее любите! Паша останавливается, и пораженно смотрит на него. А он продолжает: Меня не проведешь! Я сразу это понял, как Вас вместе увидел… Паша просто обалдел, а следователь извинился, что влез не в свое дело, и позвал: Идемте!
    Саша догадался, что талисманом можно открыть проход. Лиза поблагодарила Таню. Саша берет камень, уверенно: Он меня от смерти спас, и здесь поможет! Лиза положила ладонь на его руку, и так,  вместе, они вставили камень в отверстие… Раздался шум, камень отъехал вглубь, часть стены повернулась вдоль вертикальной оси, открыв узкий проход в темноту. Саша потрясенно: О, Господи! Он посветил туда фонарем, а Лиза ухватилась за его плечо. Он спросил: Ну что? Пойдем? Лиза покивала молча. Саша: Держись! И шагнул вперед. Осторожно протиснулся в узкий вход, не забыв вынуть талисман из углубления. Несет его на ладони, Лиза следует рядом. Потолок низкий, движутся они осторожно…. Лиза испуганно: Александр Гаврилыч! Давайте вернемся, пока не поздно! Саша протестует мягко: Нет, ну что ты… Надо идти до конца. И тут вдруг на ладони его талисман загорается ярким светом.  Саша показывает Лизе: Смотри! Значит, мы на правильном пути. Лиза что-то увидела впереди: Александр Гаврилович! Смотрите! Смотрите! А там – еще одно отверстие в стене под талисман. Саша: Точно такая же… Вставил туда камень. Дверь так же открылась, как предыдущая,  вот только…
    Они останавливаются, светят в проем, и на их лицах отражается страх. Лиза визжит, зажмуривается, и припадает к Сашиному плечу… А Саша расширившимися глазами рассматривает что-то впереди….

    0

    40

    Серия № 42
    В картонном поезде едут настоящие Ольга и Дронов. Они сидят в купе и мило беседуют. Она его благодарит за спасение, а он бодрится, похохатывает и травит байки. Оказывается, серьга в его ухе не просто так – такие выдают тем, кто пересек экватор. Этим похвалился Дронов, и Ольга отчего-то замолчала, а потом предложила выпить вина. Он не отказался.
    Платон рвется в дом Уваровых у самых ворот, а Касси его пытается остановить, пугая возможной засадой. Она спрашивает его о причине его обиды на весь род Уваровых, а он отвечает с мрачной ухмылкой: Они даже не знают, что я… Оборвал сам себя, и закончил: Жизнь все расставит на свои места… А я им чуточку помогу! Идет к дому, а испуганная Касси за ним…
    Надя на конюшне, у нее расстроенный вид. Вася спрашивает: Что, Леонид не дает развода? Она уныло кивает. Вася утешает: Ничего, рано или поздно он согласится…Надя говорит, что ей ненавистен этот брак, а Вася с нежной улыбкой уговаривает ее, что надо погодить. Приподнял ее, смотрит снизу вверх с обожанием, улыбается и шепчет: Наденька…
    Лиза с Сашей обнаружили новый скелет. Уже мужской.  Лиза не на шутку перепугалась, а Саша ее успокаивает. Вдруг вокруг них в воздухе появляются молнии и звучат разрывы. Лиза пугается, но все это быстро утихает, посреди комнаты стоит сооружение, стенки которого поднимаются вверх, и обнаруживаются колонны, внутри которых на освещенной поверхности лежит большая старинная книга. Саша поражен чудесами техники, а Лиза испуганно  восклицает: Что это за книга? Она что, из золота? Саша говорит ей, что она позолоченная. И добавляет, что видно, эта книга очень дорога этому человеку, имея в виду скелет мужчины. Лиза дрожащим голосом: Так дорога, что он даже умер возле нее?
    Даниил продолжает хохотать, и Ольга смеется тоже.  Она говорит, что Платон, видимо, уже в Петербурге, но Даниила это не волнует, он хвалится, что они опередят его, потому что тот не привык действовать головой.  Ольга поправляет его – не мы, а Вы… Он обижается, что ей надоело его общество. Она поясняет, что не ее это дело, потому что увидела смерть так близко в первый раз в жизни. Он соглашается с ней, но уверяет ее, что она сильная, и справилась бы без него – ведь ей удалось освободиться самой. Она не знает, хочет ли быть сильной… Он долго и серьезно смотрит на нее, глотает комок в горле: Вы… Вы очень не похожи на других женщин….Но она тут же переходит к другой теме и с содроганием вспоминает о том, как тонула и что чувствовала, когда прощалась с жизнью… Он успокаивает ее с улыбкой: Будет, будет…Это все в прошлом.
    Надя со слезами в голосе говорит, что у нее к Лео только презрение осталось, а он все держит и держит ее… Вася утешает ласково: Ну, Надь, ничего! Вырвемся! Подсадил ее на перегородку. Она куксится, он догадался: Он что, обидел тебя? Она кивает со слезами на глазах. Вася порывисто предлагает ей пойти и задушить Лео: Он все равно жизни нам не даст! Надя укоряет его, что тогда ему прямая дорога на каторгу. Вася: Ну что нам остается? Ждать и прятаться? Будем ждать и прятаться! Снял ее, поставил на землю, улыбается…
    Ульяна застала Юлю в подвале возле полки с солениями, которая ведет в тайный ход. Удивленно интересуется, зачем она здесь. Юля говорит, что солененького захотелось. Ульяна беспокоится, что тут холодно, и это ребеночку повредит, советует ей уходить поскорее. Юля спрашивает с усмешкой, чего это она так волнуется. Ульяна начинает виниться, что Лизу привела в дом, а она оказалась девка слабая, не устояла… Юля обрывает ее грубо и дает совет – поменьше думать о господских делах. И властно: Вон поди! Ульяна глядит на нее удивленно, а она снова: Вон поди! Ульяна поклонилась: Слушаюсь… И заспешила из подвала прочь, истово крестясь. А Юля снова отправилась к стене с солениями, пробормотав: Господи…
    Саша говорит, что думает, это его прадед Григорий. Рассказывает ей о семейной легенде о Григории, о том, как он пропал с сокровищами в придачу. Лиза задумчиво: Где же это сокровище сейчас?....Саша говорит, что предок был личностью таинственной, разбогател сам, своими руками. И говорили, с ним была книга таинственная… Книга судеб. Лиза с любопытством: По ней что, гадать можно? Саша задумчиво: Да… гадать… Решается и осторожно достает ее. Читают вместе: Кто эту книгу получит, большую власть над людьми будет иметь, и будущее предсказывать научится.. Лиза испуганно: Александр Гаврилович, Бог с ней, этой книгой… Саша: А если она нам подскажет, как отсюда выбраться? Лиза: И то верно…. Встрепенулась: Ну, тогда давайте ее откроем, быстро посмотрим, и закроем! Саша смеется и смотрит на нее с нежностью: Лиза… Какая же ты…. Лиза тревожно: Какая? Саша долго молча смотрит ей в глаза, а потом быстро отворачивается в смущении в сторону. Быстро: Трусиха! Лиза на него смотрит, и тоже улыбается. Саша раскрыл книгу, они оба заглядывают в нее, а оттуда свет падает на их лица…
    Надя пришла в церковь к священнику, который их венчал,  вымолить у него аннулировать брак, потому что ни любви нет, ни брака. Но священник хочет поговорить втроем, упорно настаивает, что обязан помочь укрепить на земле то, что совершено на небесах.
    Ольга с Даниилом все глубже увязают в откровенном разговоре, причем усердствует в этом направлении Дронов. Он много ржет, она даже просит его: Перестаньте смеяться! А он говорит, что смех – неплохое средство от любопытства. Она смеется, что это камень в ее огород. Он тоже смеется. В результате она выпаливает: Я решила, что у нас с Вами…. Он хихикает: Что?  Она молчит смущенно. Он требует ответа, и сам же и отвечает со смешком: Взаимная симпатия. И говорит ей, что они очень похожи: Вы, как и я, спрятались в панцире, потому что, как и я, не хотите, чтобы кто-нибудь узнал, какая Вы… Она без улыбки глядя на него пристально: Какая? Он: Какая? Хи-хи… Скажу…. Умная, отчаянная, больше всего на свете Вам хочется жить. Ольга молчит, а потом спрашивает: А Вам? Он так замечтался, что не сразу понял, о чем она спрашивает: Что? А… И сразу замкнулся: Я же сказал, что мы с Вами действительно похожи. Вы – первый и единственный человек, которому я доверяю. Ольга пристально смотрит на него и изрекает: Благодарю Вас. Он насмешливо: А я не благодарности жду от Вас. Вы-то мне доверяете? Она смотрит на него долго, потом улыбается, и тихо: Безусловно…
    Люба с Гавриилом обедают в вагоне-ресторане этого же поезда. Люба рассказывает, что послала Саше телеграмму о том, что Платон может в дом пробраться. Гавриил смеется над всем этим: Неужели ты веришь в клады? Она говорит, что сама – нет, но кто-то – да: Даниил и Ольга нашли ключ к разгадке. Если сокровище существует, они найдут его. Муж скептически советует не увлекаться сказками Люба простодушно: Что ты! Я не кладоискательница, а вот Даниил Илларионович все ниточки держит в руках. В это время в двери ресторана мелькает Борюсик, наблюдающий за старшими Уваровыми.
    Касси и Паша ползают под столиком, куда Касси уронила давно талисман, и ищут его. За креслом возле них прячется Платон. Паша уходит.  Появляется Ульяна, радостно обнимает Касси и интересуется, в гости она, или забыла что. Касси сообщает, что да, забыла. Это камешек один, в виде пирамидки… Ульяна тут же рассказывает ей, что знает – его дала ей Стеша, потом она отдала его Наде, чтобы та снесла его к Саше в сейф. Касси спрашивает – так он сейчас у Саши? Ульяна говорит: Нет. Касси: У Лизы? Ульяна говорит, что у Александра Гаврилыча, он на дуэли дрался, и камень ему жизнь спас. Касси спрашивает: А где он сейчас? Ульяна: Не знаю. Должно быть, у Саши остался. А Саша уехал из Петербурга с Лизой. Касси подпрыгнула: Как с Лизой? А Павел как? Ульяна печально: А Павел остался… Касси расстроена. Ульяна спешит по делам, говорит, что готовятся к приезду хозяев, и прощается. Она уходит, Платон ругается: Черт бы побрал этого Александра…. Касси уговаривает его уйти отсюда, потому что камня в доме нет. Но Платон тащит ее в подвал, заявив, что они попробуют без камня туда проникнуть…
    Надя привела батюшку к Лео, и тут муженек разыграл сцену заботы и любви, и сказал священнику, что стремится только укрепить свой брак, и что посоветовал Наде для этого обратиться к нему. Возмущенная Надя попыталась вставить свои замечания, что Лео врет, но священник слушать ее не стал. Ему так понравилась позиция Лео, что он благословил их и ушел. И тут из-под стола вылезла шумно Стешка, и опять с приспущенным на плечах платье. Да и у Лео вид немного растрепанный… Надя смотрит на Стешу пристально, а та гордо подбоченилась, и обмахивается, словно ей жарко. Надя надрывно: Я думала, в тебе хоть капля человеческого осталась. Как ты мог так лгать! Развернулась и выбежала. Лео уставился на Стешу, которая продолжает интенсивно обмахиваться…
    Даниил с Ольгой пришли в вагон-ресторан, и Люба спрашивает, что бы он хотел в награду за спасение их дочери. Он со смехом вспоминает, что Иванушки-дурачки всегда получали руку спасенной красавицы… И тут в вагон ворвался грабитель в маске, в котором не трудно узнать Бориного подручного по картузику и кафтанчику. Он грабит присутствующих, Гавриил отдает ему свой бумажник,  а у Ольги он срывает с шеи цепочку с  ключом. Она сопротивляется, кричит, что он ей дорог как память, но тот смеется над этим. Бандит уходит, а Дронов бежит ему вслед…
    Касси с Платоном в подвале. Она боится, а он тянет ее за собой.  Потом велит ей ждать его, а сам уходит в потайной ход. Касси бормочет: Куда ж я отсюда пойду… И тут вспыхивает свет, и появляется призрак – здоровенный красный мужчина… Он что-то изрекает, и Касси визжит от ужаса.
    Саша с Лизой не успевают читать – буквы сразу исчезают. Но он продолжает попытки, и зачитывает: Двое войдут в комнату со скелетом, останутся в ней, и обретут вечный покой… У Лизы глаза как блюдца, и зубы стучат: Эт… Эт… про нас! Пойдемте отсюда подальше!  Саша пытается ее успокоить, но тут к ним входит Платон с лучезарной улыбкой: Спасибо, что постарались, друзья мои! Всю грязную работу за меня сделали!
    Даниил бежит по вагону, за ним спешит Ольга. Бандит выскакивает в тамбур и спрыгивает с поезда. Даниил высовывается, и приноравливается повторить тот же трюк, но сзади на него накидывается Ольга, визжит и хватает его, а он пытается вырваться.  Но она не пускает. Потом вырвался, глянул, и понял, что бесполезно прыгать. Плюет с досады: Черт! Черт!
    Надя вернулась к Васе еще больше расстроенная, и он по лицу увидел, что опять ничего не вышло. Она обняла его, прижалась и пожаловалась, что священник решил их брак сохранить. И рассказывает, что они пошли к Лео, и она застукала там его со Стешей. Вася говорит, что Лео глупо себя вел, не думает, что жена его может застукать с девками. Надя безнадежно: Когда это случится… Вася утешает: Да случится, не бойся! Улыбнулся, шляпку ей на голову надел очень смешным образом…. Надя тоже улыбается ему…
    Стешка на Лео накинулась: Вы меня звали? Он от нее отскочил и ругает, что она нарочно все подстроила. Она невинно отрицает,  что это туфель сам там валялся… Лео задумался, что бы сделать, чтобы его тут не застали… Смотрит на нее красноречиво. И заявляет решительно: Теперь твое место – на кухне и в людской. В доме оставайся, но на глаза мне не попадайся. Стешка разозлилась, взвыла и со всей силы швырнула подушку…
    Даниил орет на Ольгу грубо: Почему я не знал про этот ключ? Почему? Ольга кричит в ответ, что она не успела, у нее не было времени, сперва она тонула, потом… Он обрывает ее своим криком: Вы предали меня! Из-за Вашей глупости мы потеряли ключ! Мы о доверии толковали, а ключик у Вас на шее висел! Его грубые окрики так подействовали на нее, что она совершила бросок к нему и впилась в его губы страстным поцелуем.  Долго целовала, закрыв глаза, а он стоял как столб, вылупив от удивления свои. Наконец, она оторвалась от него, отскочила в сторону и закрыла лицо руками… А он так и остался стоять соляным столбом…
    Боря расслабляется на крымской природе. К нему приходит его любимый подручный. Боря сперва в ужасе, зачем он так открыто явился, но увидев ключ с Олиной шеи, довольно потер ручки. Правда, он не знает, от чего этот ключ, однако хочет узнать. Говорит, что надо поспешать. Подручный предлагает ему тряхануть Уваровых, но Борюсик морщится: Что за манеры, что за речь…
    Касси решилась поговорить с призраком, сдерживая страх: Кто Вы? Что Вам нужно? (дальше я буду многоточием заменять то, что говорил призрак, потому как услышать это было совершенно невозможно из-за провального звука…)  Призрак: …….. Мне нужна она! Касси кричит: Оставьте меня! Я ничего не понимаю! (однако, я тоже… :(   ) Призрак: ………………. Ах, Татьяна, Татьяна! Как же я люблю тебя! …………………………………… Не получит! Никогда! …………………
    Платон схватил Лизу и приставил нож к ее горлу. И таким образом, пугая, что прирежет ее, выманил у Саши книгу. Лиза было крикнула, чтобы Саша не отдавал, но Платон усилил хватку, и Саша быстро выполнил приказ. Затем, медленно пятясь к двери, и таща Лизу с приставленным к ней ножом, он заставил ее взять талисман,  протащил ее через дверной проход, заставил вставить его в углубление, и начал закрывать дверь. В этот момент Лиза вывернулась из его рук и успела метнуться обратно к Саше. Дверь закрылась…
    Призрак ушел, у Касси подкосились ноги. Тут появился торжествующий Платон, и потребовал быстро сматываться. Касси сказала, что у нее нет сил, но он не обратил на это никакого внимания, и ей пришлось его догонять…
    Люба, Ольга, Дронов и Гавриил прибыли домой, где их радостно встретили домочадцы.  Гавриил поинтересовался: Чужих не было? Ульяна с удивлением: Нет. А вот у своих нелады… Ольга тревожно: Что случилось?  Уляна: Александр Гаврилович Юлию Андреевну бросил. Уехал с Лизой. Можно сказать, сбежал. Гавриилу сделалось плохо, и его увели. Ольга осталась с Дроновым. Мило: Спасибо, что проводили. Всего доброго. А он молчит, стоит и смотрит на нее…
    Лиза рыдает и не может остановиться. Саша утешает ее: Все позади… Что ты, успокойся… Лиза хнычет отчаянно: Александр Гаврилович, вспомните, что в книге говорилось! Мы тут умрем! Саша бодро: Ну это мы еще посмотрим! Глянул на дверь: Погоди… Дверь! Кинулся к ней, но открыть не удалось. Но он говорит Лизе, что ее откроют снаружи, когда будут их искать. Лиза плачет: Мы будем тут сидеть и ждать… Саша решительно: Нет, Лиза, я не хочу судьбы своего прадеда! Я человек слова. Если сказал, что будем искать, значит будем! Лиза с новой порцией истерики: Вы что, не понимаете, что нет другого выхода?! Саша взял ее лицо в ладони: Успокойся. Смотри на меня. (Она сперва отводит глаза, но потом покорно смотрит и приходит в себя.) Саша лихорадочно: Нужно постараться вытащить несколько кирпичей, и мы выберемся. Мы выберемся! Лизины всхлипы вроде стали затихать. Саша немного поковырял стену и попросил у Лизы что-нибудь острое. Она достала булавку из волос, и подала ему. Он принялся орудовать ею у стены. Лиза нетерпеливо: Ну что там? Саша поворачивается к ней, на лице его написано разочарование, смешанное с удивлением: Большой…. оригинал был мой прадед… Показывает ей на полуочищенный кирпич стены, и она видит, что он золотой. Саша: Мы в золотой клетке! Лиза, не отрывая глаз от кирпича, принимается снова рыдать: Мы не выберемся отсюда! Мы не выберемся! Саша взял ее сзади за плечи, и,  устало отведя взгляд, с выражением безнадежности прошептал: Тихо…

    0


    Вы здесь » Tv novelas и не только.Форум о теленовелах » Сериалов России » Талисман любви (2005) - Россия